ПОИСК ПО САЙТУ
Советская цивилизация

Иосиф Сталин



Сталин - одна из самых оболганых исторических фигур.
Лев Балаян один из самых известных биографов И.В. Сталина. Эта книга автора ранее не издавалась. Она представляет собой самое полное исследование всех обстоятельств жизни Сталина, так или иначе искаженных в современной исторической науке. После прочтения этой книги возникает парадоксальное ощущение, что мы до сих пор очень мало знали о жизненном пути И.В. Сталина.

Объем: 270 стр. Полностью читать здесь.

Далее - отрывки из книги.

(Что касается даты рождения самого И.В.Сталина, то в метрической книге Успенского собора и в свидетельстве об окончании Горийского духовного училища указана другая дата – 6 (18) декабря 1878 года, а дата крещения – 17 (29)декабря 1878 г.). Однако, в истории останется та официальная дата – 21 декабря 1879 года, которую признавал сам И.В. Сталин при жизни, независимо от того, по каким мотивам он выбрал именно её.

Детские болезни и происшествия


В 5 лет Иосиф заболел оспой, которая оставила свои отметины на его лице на всю жизнь, в 6 лет вследствие сильного ушиба плечевого и локтевого суставов у И.В.Сталина на протяжении всей жизни остался дефект левой руки.

«Однажды Сосо попал под фаэтон и еле спасся от смерти. Если бы не его крепкое телосложение, мы и всё человечество потеряли бы того, кто носит имя великого Сталина».(Из воспоминаний Г.И. Елисабедашвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ).

(Стремясь вызвать негативное отношение к Сталину, идеологи антисталинизма, вопреки нормам общечеловеческой этики и морали, не гнушаются спекулировать и на физических недостатках вождя...).

В 1886 году Иосиф, грузинский мальчуган с незаурядными интеллектуальными данными из очень бедной семьи предпринимает попытку поступить в Горийское православное духовное училище, однако ему это не удаётся сделать по той простой причине, что в этом училище преподавание ведётся на русском языке, которым он совершенно не владеет. (Много лет спустя сын Сталина Василий скажет своей сестре Светлане «по секрету»: «А знаешь, отец-то наш, оказывается, раньше был грузином»... )

Обучать его русскому языку взялись дети Христофора Чарквиани по просьбе матери Иосифа; занятия шли успешно и уже к лету 1888 г. Сосо приобрёл необходимые знания и навыки для поступления не в первый подготовительный класс при Горийском духовном училище, а сразу во второй подготовительный. ( ГФ ИМЛ Ф.8. Оп.2. Ч.1.Д.54. Л. 202 – 204.)// (РГАСПИ. Ф.558. Оп.4 Д.669. Л.5 (П. Капанадзе).

«Мать Сосо, Кеке, была прачкой. Она зарабатывала мало и с трудом воспитывала своего единственного сына. После того, как Виссарион Джугашвили уехал из Гори, Сосо остался на попечении своей матери. Мать очень любила Сосо и решила отдать его в школу. Судьба улыбнулась Кеке: Сосо приняли в духовное училище. Ввиду тяжёлого положения матери и выдающихся способностей ребёнка Сосо назначили стипендию: он получал в месяц три рубля. Мать его обслуживала учителей и школу, зарабатывала до десяти рублей в месяц, и этим они жили». (Из воспоминаний Г.И. Елисабедашвили. Материалы Тбилисского филиала ИМЭЛ).


Тифлисская духовная семинария


С 1894 по 1899 годы И.В. Сталин учится в Тифлисской православной духовной семинарии, в одном из лучших по тем временам учебных заведений Закавказья, расположенном в центре Тифлиса, неподалёку от Эриванской площади на углу Лорис-Меликовского проспекта и Пушкинской улицы.

В прошении на имя ректора о. Серафима семинарист Иосиф Джугашвили 28 августа 1895 года пишет:

«Отец мой уже три года не оказывает мне отцовского попечения в наказание за то, что я не по его желанию продолжил образование… В прошлом году я был принят на полуказённое содержание… В настоящее время у матери моей ослабли глаза, вследствие чего она не может заниматься ручным трудом (единственный источник дохода) и заплатить за меня остальные 40 рублей. Посему я вторично прибегаю к стопам Вашего Высокопреподобия и прошу покорнейше оказать мне помощь принятием на полный казённый счёт, чем окажете величайшую милость».
(Островский А.В. – Указанная книга. Фото № 11. Прошение семинариста Иосифа Джугашвили).
 
В этом же году И.В. Сталин устанавливает связь с подпольными группами русских революционных марксистов, высланных царским правительством в Закавказье (И.И. Лузин, О.А. Коган, Г.Я. Франчески, В.К. Родзевич-Белевич, А.Я. Краснова и др.).

Пробы пера юного Сосо Джугашвили


О классике грузинской литературы Илье Григорьевиче Чавчавадзе Иосиф Виссарионович Сталин всю свою жизнь сохранял самые тёплые воспоминания. В беседе с кинорежиссёром М.Чиаурели, И.В. Сталин заметил: «Не потому ли мы проходим мимо Чавчавадзе, что он из князей? А кто из грузинских писателей дал такие страницы о феодальных взаимоотношениях помещиков и крестьян, как Чавчавадзе? Это была, безусловно, крупнейшая фигура среди грузинских писателей XIX и начала XX века».

Если бы И.В. Сталин решил посвятить свою жизнь поэзии, то И. Чавчавадзе мог бы сыграть значительную роль в жизни юного И.В. Сталина, когда он отобрал несколько лучших стихотворений шестнадцатилетнего семинариста и опубликовал их в издававшейся им тифлисской литературной газете «Иверия», в номерах от 17 июня, 22 сентября, 11, 25 и 29 октября 1895 года: посвящённое поэту Рафаэлу Эристави «Когда крестьянской горькой долей...», «Луна», «Шёл он от дома к дому...», «Когда луна своим сияньем...», «Утро». А шестое стихотворение «Старец Ниника» появилось на страницах газеты «Квали» 28 июля 1896 г.

Как начинающий поэт, И.В.Сталин сразу же получил признание. Так, его стихотворение «Утро», по рекомендации Ильи Чавчавадзе, вошло в букварь «Дэда Эна» и многие годы оно оставалось одним из любимейших первых стихотворений грузинской детворы. Вот это стихотворение:

 

УТРО


Раскрылся розовый бутон,
Прильнул к фиалке голубой,
И, лёгким ветром пробуждён,
Склонился ландыш над травой.
Пел жаворонок в синеве,
Взлетая выше облаков,
И сладкозвучный соловей
Пел детям песню из кустов:
«Цвети, о Грузия моя!
Пусть мир царит в родном краю!
А вы учёбою, друзья,
Прославьте Родину свою!»
 

А вот другой перевод этого же стихотворения:


Рядом с фиалкой-сестрой 
Алая роза раскрылась,
Лилия тоже проснулась
И ветерку поклонилась
В небе высоко звенели
Жаворонка переливы
И соловей на опушке
Пел вдохновенно, счастливо:
«Грузия, милая, здравствуй!
Вечной цвети нам отрадой!
Друг мой, учись и Отчизну
Знанием укрась и обрадуй».

Кто перевёл эти и другие стихи молодого И.В. Сталина о родном крае, о милой его сердцу Грузии на русский язык с языка оригинала, к сожалению, не установлено. Известно, однако, что из всего, что было написано юным поэтом Сосо Джугашвили, сохранились всего лишь шесть опубликованных им стихов, тех, что были напечатаны в газетах «Иверия» и «Квали» в 1895 – 1896 годах.

Не забудем, что в том, 1907 году И.В. Сталин, будучи в розыске на нелегальном положении, выпускает газеты «Мнатоби», «Чвени Цховреба», «Дро», где печатает не только массу статей, но и выдающееся произведение марксизма – «Анархизм или социализм?»; у него и его молодой жены Екатерины Сванидзе появляется сын – Яков Джугашвили; Сталин участвует в работе V Лондонского съезда РСДРП; по дороге из Лондона в Тифлис останавливается на неделю у Григория Чочия в Париже; в Тифлисе на Эриванской площади совершается экс под руководством Камо; И.В. Сталин переезжает в Баку, где редактирует газеты «Бакинский пролетарий» и «Гудок»; внезапно заболевает и умирает жена...

Выбрав дорогу революционной борьбы, И.В. Сталин с 1896 года на протяжении двух лет в Тифлисской духовной семинарии И.В. Сталин руководит нелегальным марксистским кружком учащихся. Кружок собирался на квартире Вано Стуруа в доме № 194 по улице Елизаветинская (впоследствии улица называлась по имени Клары Цеткин) (Заря Востока. 1939. 17 июля (Г. Нинуа).

А с 1898 года И.В. Сталин вступает в грузинскую социал-демократическую организацию «Месаме - даси» («Третья группа»). И.В. Сталин, В.З. Кецховели и А.Г.Цулукидзе образуют ядро революционного меньшинства этой организации. В октябре-декабре 1898 года, по мере увлечения общественно-политической деятельностью, Иосиф Джугашвили, при всех своих незаурядных способностях, становится одним из самых недисциплинированных семинаристов: 9 октября – карцер за отсутствие на утренней молитве, 11 октября – карцер за нарушение дисциплины во время литургии, 25 октября – снова карцер за опоздание из отпуска на три дня, 1 ноября – строгий выговор за то, что не поздоровался с преподавателем С.А. Мураховским, 24 ноября – строгий выговор за то, что смеялся в церкви, 16 декабря – карцер за пререкание во время обыска. (РГАСПИ. Ф.558.Оп.4. Д.53. Л.2, 157 и без номера).

Впоследствии, вспоминая этот период своей жизни, вождь скажет:

«Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма, как действительно революционного учения».
(Сталин И.В. Сочинения. Т.13. С.113).

В 1898 – 1899 годах И.В. Сталин руководит в железнодорожном депо кружком, в состав которого входят Василий Баженов, Алексей Закомолдин, Леон Золотарёв, Яков Кочетков, Пётр Монтин (Монтян). В качестве пропагандиста «товарищ Сосо» проводит занятия в рабочих кружках на обувной фабрике Адельханова, на заводе Карапетова, на табачной фабрике Бозарджианца, а также в Главных тифлисских железнодорожных мастерских. ( РГАСПИ.Ф.71. Оп.10. Д.266. Л.15).


КОБА, ПЛАМЕННЫЙ КОЛХИДЕЦ

Первая ссылка и первый побег.


Этап Иосифа Джугашвили из Батуми до Иркутска проходил через Новороссийск, Ростов-на-Дону, Самару и Челябинск. Когда «товарищ Сосо» покидал Батум 9 июля 1903 года, там было ещё тепло. И.В. Джугашвили был взят на этап в демисезонном пальто, в ботинках, без зимней шапки и без рукавиц. Экипировка, прямо надо сказать, была не для сибирских морозов, достигавших 30 – 40 градусов ниже нуля. До села Новоудинское, или Новая Уда Балаганского района И. Джугашвили добрался лишь 27 ноября 1903 года, когда в лёгком пальто, без ушанки и рукавиц уже не погуляешь.

Прибыв в Новую Уду, товарищ Сталин поселился в беднейшей части села – в Заболотье – у крестьянки Марфы Ивановны Литвинцевой. Убогий, покосившийся домик Литвинцевой был расположен на краю болота, в нём было две комнаты. Одну из них и занял И.В. Джугашвили».

Сразу же по прибытии на место, Коба решил бежать на Кавказ. Однако первая попытка оказалась неудачной как раз из-за плохой экипировки и сильных холодов. Как писал в своих воспоминаниях будущий тесть И.В. Сталина Сергей Аллилуев, с которым вождь познакомился на квартире у бывшего школьного товарища Михи Бочаридзе сразу же по возвращении из ссылки (Аллилуев С.Я. Пройденный путь. М., 1946. С. 109), И.В. Сталин «прибыл из Новой Уды в Балаганск с отмороженными ушами и носом, потому что в то время стояли лютые морозы, одет он был по-кавказски, поэтому дальше бежать он не смог и вернулся обратно в Новую Уду».

Вернувшись в Новую Уду, Коба поселился на квартире Митрофана Кунгурова, который 11 мая 1947 года написал И.В. Сталину письмо следующего содержания:

«Москва, Кремль.
Генералиссимусу Советского Союза товарищу И.В. Сталину.

Я глубоко извиняюсь, что беспокою Вас. В 1903 году, когда Вы были в ссылке, село Новая Уда Иркутской губернии Балаганского уезда, в то время жили у меня на квартире. В 1904 году я увёз Вас лично в село Жарково по направлению к станции Тыреть Сибирской железной дороги, а когда меня стали спрашивать пристав и урядник, я им сказал, что увёз Вас по направлению в город Балаганск. За неправильное показание меня посадили в каталажку и дали мне телесное наказание – 10 ударов, лишили меня всякого доверия по селу. Я вынужден был уехать из села Новая Уда на ст.Зима Сибирской железной дороги.

В настоящее время я пенсионер 2 группы. Пенсию получаю 141 р. в месяц. Жить стало очень тяжело нам обоим со старухой на 141 р. Подавал заявление в Министерство социального обеспечения, получил отказ. Поэтому прошу Вас, как бывший партизан Якутского партизанского отряда, где был три раза ранен, потерял здоровье, получил инвалидность 2 группы, если вспомните меня, то прошу помочь мне получить персональную пенсию…

Ваш старый хозяин квартиры Кунгуров Митрофан Иванович.
Г. Барабинск Новосибирской области, ул. Некрасова, 57.
Ожидаю от Вас письма.
11 мая 1947 г.».


И.В. Сталин через Институт марксизма-ленинизма предпринял попытку связаться с М.И. Кунгуровым, но вскоре из Новосибирска на запрос ИМЛ пришло сообщение о том, что неизлечимо больной автор письма умер, не дождавшись персональной пенсии.

6 января 1904 года в 12. 10 была отправлена телеграмма из Балаганска в адрес Иркутского жандармского управления:

«Новоудинское волостное правление донесло, что административный Иосиф Джугашвили 5 января бежал. Приметы: 24 лет, 38 вершков, рябой, глаза карие, волосы голове, бороде – чёрные, движение левой руки ограничено. Розыску приняты меры. Телеграфировано красноярскому начальнику железнодорожной полиции. За исправника – Киренский».

15 января того же года И.В. Сталин благополучно добирается до Тифлиса, а хвалёная царская охранка только спустя пять (!) месяцев издаёт розыскной циркуляр, в котором перепутан и рост Кобы, и цвет волос, и отсутствует такая важная примета, как дефект левой руки.

Коба не сразу был допущен к партийной работе. Несмотря на огромный авторитет и признанное лидерство в большевистском движении Закавказья, он был подвергнут тщательной проверке товарищами по партии, и лишь потом И.В. Сталин с головой окунулся в революционную деятельность.
 

ЛЕНИН И СТАЛИН В ОКТЯБРЕ

К вопросу о легитимности Великого Октября


Сторонники Л.Д. Троцкого немало постарались, чтобы сделать подлинным вождём Великой Октябрьской социалистической революции своего кумира Троцкого, а не В.И. Ленина и И.В. Сталина. Так, С.П. Урицкий заявлял: «Пришла Великая Революция, и хотя у Ленина много мудрости, она начинает меркнуть рядом с гением Троцкого». Меньшевик Н.Н.Гиммер, говоря о роли И.В. Сталина в революции, и вовсе считал его «серым пятном». Описывая события первых «десяти дней революции, которые потрясли мир», «не заметил» роли И.В.Сталина и Джон Рид, хотя незадолго до своей смерти в 1920 году этот американский журналист предсказал, что именно И.В. Сталину предстоит сыграть одну из самых значительных ролей в Советской революции.

В своём капитальном труде «Сталин. Политическая биография» крупный исследователь-советолог Исаак Дёйчер отмечал, что И.В. Сталин был «упорным и умелым организатором, которому Ленин поручил исполнение ключевой роли в его плане революции». И далее: «В то время как целая плеяда ярких трибунов революции, подобных которым Европа не видела со времён Дантона, Робеспьера и Сен-Жюста, красовались перед огнями рамп, Сталин продолжал вести свою работу в тени кулис».

Руководство В.И. Ленина и И.В. Сталина вооружённым восстанием в Петрограде привело к победе Великой Октябрьской социалистической революции – самой бескровной революции в истории человечества (при взятии Зимнего дворца погибли всего 6 человек) и к установлению Советской власти в Петрограде.

Владимир Ильич Ленин пишет обращение Военно-революционного комитета «К гражданам России!», которое объявило о низложении Временного правительства и о переходе власти в руки Советов.

Пролетарская Революция свершилась в ночь с 24 на 25 октября 1917 года, который был днём проведения руководимого В.И. Лениным и И.В.Сталиным многопартийного II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов в Петрограде, который принимает Декрет о мире и Декрет о земле, формирует правительство новой Советской России – Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В.И.Лениным, обязывает правительство «проводить программу, одобренную Всероссийским Вторым съездом и состоящую в постепенных, но твёрдых и неуклонных шагах к социализму», а также избирает Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) под председательством Л.Б. Каменева. И.В. Сталин избирается членом ВЦИК и утверждается народным комиссаром по делам национальностей. В этой должности он проработает до 1923 года.

Нынешняя примитивная трактовка Великого Октября, как «трагической исторической ошибки», совершённой в результате «заговора большевиков», а потому переворота нелегитимного, разбивается историческим фактом признания Великой Октябрьской социалистической революции всем составом представительного II Всероссийского съезда Советов, избранного трудовым народом, куда входили и меньшевики, и социалисты-революционеры (эсеры), проголосовавшие за социалистический выбор пути развития России.

От Февраля к Октябрю


12 марта 1917 года, освобождённый Февральской революцией из последней своей туруханской ссылки, в Петроград приезжает И.В. Сталин, проведя в общей сложности в тюрьмах и ссылках 9 лет и 5 месяцев, а находясь «в бегах», на нелегальном положении в течение 5 лет и 8 месяцев, он вплотную занимался революционной деятельностью. Сначала в Закавказье, а потом – в России. Вместе с ним прибыли в Петроград отбывавшие там же ссылку Я.М. Свердлов и Л.Б. Каменев.

В Петроград И.В. Сталин прибыл раньше находившихся в эмиграции В.И. Ленина, Л.Д.Троцкого, Н.И. Бухарина и Г.Е.Зиновьева. Сразу же по приезде, И.В. Сталин останавливается у близких ему людей – Аллилуевых, где его любили, окружали заботой и вниманием. Ему отвели отдельную комнату, в которой некоторое время доведётся жить и В.И.Ленину, преследуемому «демократическим» Временным правительством.

Уже на следующий день после прибытия в столицу И.В. Сталин вводится в состав редакции «Правды». С марта по декабрь 1917 года И.В. Сталиным будет написано и опубликовано свыше 60 статей в газетах «Правда», «Солдатская правда», «Пролетарское дело», «Рабочий и солдат», «Пролетарий», «Рабочий» и «Рабочий путь».

Спустя три дня по прибытии И.В. Сталин избирается в президиум Бюро ЦК партии, в состав которого входили молодые петроградские большевики-подпольщики В.М. Молотов, А.Г. Шляпников, П.А. Залуцкий.

А ещё спустя три дня, 18 марта, Бюро ЦК партии делегировало И.В. Сталина в состав Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.

Вплоть до приезда В.И. Ленина И.В. Сталин был первым лицом в большевистской партии в течение трёх недель.

Большевики в апреле и мае


3 апреля на станции Белоостров И.В. Сталин встречает В.И. Ленина, возвращающегося из эмиграции в Петроград. Среди встречавших были: М.И. Ульянова, А.М. Коллонтай, представители ЦК, Петроградского комитета РСДРП(б), делегации рабочих.

В 23 часа 10 минут на Финляндском вокзале Петрограда вернувшихся из эмиграции ожидала триумфальная встреча. Тысячи петроградцев, заполнивших привокзальную площадь, слушали выступление с броневика В.И. Ленина, провозгласившего курс на социалистическую революцию.

В.И. Ленин ещё по дороге в Петроград сказал встретившим его большевикам, что он недоволен позицией «Правды», которая вместо призывов к немедленному свержению Временного правительства, выступала за то, чтобы оказывать на него давление. И этот факт нынче преподносится недобросовестными исследователями под таким соусом, будто В.И. Ленин имел ещё в 17-м году основания не доверять И.В. Сталину. Ильич не знал, не мог знать, что для И.В.Сталина это был вопрос тактики, ибо он вёл сложные переговоры со своим старым знакомым, идейно-политическим противником по грузинской социал-демократии, председателем ЦИК, меньшевиком Н.С.Чхеидзе относительно обеспечения приезда В.И. Ленина в Петроград, что было для партии намного важнее простого сотрясения воздуха призывами к свержению Временного правительства.

И когда на следующий день В.И. Ленин на совещании руководящих деятелей партии большевиков в Таврическом дворце сделал доклад «О задачах пролетариата в данной революции», И.В. Сталин, хотя и высказал ряд замечаний по этим знаменитым «Апрельским тезисам», но в целом их принял.С критикой позиции В.И. Ленина выступили Л.Б. Каменев, М.И. Калинин и некоторые другие участники совещания.

18 апреля на Биржевой площади Васильевского острова проходит многотысячный митинг, где И.В. Сталин выступает с речью «О Временном правительстве»: «Революция не может удовлетворить всех и вся. Она всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьёт тайных и явных врагов этих масс. Поэтому тут надо выбирать: либо вместе с рабочими и крестьянской беднотой за революцию, либо вместе с капиталистами и помещиками против революции». (Сталин И.В. Соч.Т.3.С.39).

На VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) в Петрограде (24 – 29 апреля) И.В. Сталин выступает в защиту ленинского курса на социалистическую революцию, а также с докладом по национальному вопросу, в котором проводит идею единой пролетарской партии в многонациональномРоссийском государстве».

В.И. Ленин заявил, что «мы к сепаратистскому движению равнодушны, нейтральны. Если Финляндия, Польша, Украина отделятся от России, в этом ничего худого нет».

Ф.Э. Дзержинский на это возразил, что сепаратистские стремления есть «стремления борьбы с социализмом», ибо к построению новых национальных государств стремится буржуазия, а не пролетариат. Дзержинского поддержал Пятаков, предложивший вместо лозунга о самоопределении наций провозгласить лозунг «Прочь границы».

Наркомнац И.В.Сталин, поддержавший ленинскую позицию, сделал, однако, оговорку, что «вопрос о признании права на отделение не следует смешивать с вопросом о целесообразности отделения при тех или иных условиях». «Я лично, - добавил И.В.Сталин,- высказался бы, например, против отделения Закавказья».

Тогда же был избран Центральный Комитет партии в составе: Ленин, Сталин, Свердлов, Зиновьев, Каменев, Ногин, Смилга, Фёдоров.

Чуть позже было создано Политбюро ЦК партии большевиков, в состав которого вошёл И.В. Сталин, являвшийся с тех пор его бессменным членом.

Июньский кризис


Целых три недели июня (с 3-го по 24-е число) в Петрограде заседал I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На этом съезде 20 июня И.В.Сталин был избран членом Центрального исполнительного комитета и проведён в Бюро ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов.

Большинство на съезде Советов принадлежало эсерам (285 делегатов) и меньшевикам (248 делегатов). Большевики (105 делегатов) разоблачали на съезде империалистический характер войны и гибельность соглашательства с буржуазией.
В.И. Ленин произносит две речи: об отношении к Временному правительству и о войне. И когда лидер меньшевиков Церетели задаёт риторический вопрос: «Есть ли сегодня такая политическая партия, которая может с уверенностью заявить, что готова взять власть?», - В.И. Ленин подаёт с места свою знаменитую реплику: «Есть такая партия!». Правда, эта реплика вызвала насмешки у делегатов съезда, но подобная реакция лишь показывает, что меньшевики и эсеры недооценили потенциальные возможности большевиков, которые быстро пополняли свои ряды.

К концу июня 1917 года РСДРП(б), насчитывавшая 100 тысяч членов, выпускала уже более 50 газет и журналов, ежедневный тираж которых превышал 500 тысяч.

Прошедшие 18 июня в Петрограде, Москве, Иваново-Вознесенске, Киеве, Харькове, Твери и других промышленных центрах России многотысячные мирные демонстрации рабочих и солдат под большевистскими лозунгами: «Вся власть Советам!», «Земля – крестьянам!», «Долой войну!», «Рабочий контроль над производством!», - показали Временному правительству, как с апреля возросло влияние большевиков. Но если в июне большевикам удалось предотвратить провокационные попытки Временного правительства и эсеро-меньшевистского руководства ЦИК Петросовета вызвать вооружённые столкновения и тем самым дать повод расправиться с революционным Петроградом, то уже в июле Временное правительство прибегло к открытому террору и, перехватив стратегическую инициативу, взяло курс на быстрое свёртывание демократических свобод и прав граждан.

Беспредел Временного правительства


1 июля И.В. Сталин руководит второй (экстренной) общегородской конференцией большевиков Петрограда, вызванной обострением политического положения в столице в связи с попытками Временного правительства вывести из Петрограда революционные полки и «разгрузить» город от революционных рабочих. Данное распоряжение Временного правительства вызвало в солдатской среде бурю негодования.

Отказываясь подчиниться приказу, солдаты на своих митингах и собраниях выражали недоверие Временному правительству и требовали передачи власти Советам. Именно Временное правительство спровоцировало беспорядки в Петрограде 3 – 4 июля, к которым большевики никакого отношения не имели. Будущий председатель ВЦСПС М.П. Томский говорил: «Не нужно бросаться по заводам и тушить пожар, так как пожар зажжён не нами, и за всеми тушить мы не можем». Л.Б. Каменев считал, что «раз масса выступила на улицу, нам остаётся только придать этому выступлению мирный характер».

Однако на сей раз большевикам не удалось предотвратить кровопролитие, и мирная демонстрация рабочих и солдат была расстреляна казаками и юнкерами по приказу весьма «демократического» Временного правительства. В то же день 4 июля Временное правительство вводит в Петрограде осадное положение, вызывает с фронта верные правительству войска, отдаёт распоряжение командующему войсками Петроградского военного округа генералу Половцеву начать аресты большевиков.
В ночь на 5 июля на Марсовом поле были расставлены орудия, а 6 июля был подвергнут разгрому дворец Кшесинской, где размещался ЦК партии большевиков, закрыты газеты «Правда», «Окопная правда», «Солдатская правда» и учинён погром типографии и редакции «Правды» силами юнкеров и казаков (погромы с убитыми и ранеными).В этот же день вместо очередного номера «Правды» на улицах Петрограда распространялся «Листок Правды», отпечатанный в другой большевистской типографии – «Труд», после чего подверглась разгрому и эта типография.

За отказ прекратить распространение «Листка Правды» расстрелян на месте рабочий Воинов. 8 июля Керенский сформировал новый состав коалиционного правительства и издал приказ о расформировании частей, участвовавших в июньских демонстрациях, и приказ о расправе над моряками Кронштадта. Временное правительство решило использовать боевые корабли Балтийского флота. Центробалт отказался выполнить этот приказ и послал делегацию (67 человек) в Петроград. 9 июля делегация была арестована, правительство издало распоряжение о роспуске Центробалта. 12 июля восстановлена смертная казнь на фронте. 14 июля была введена военная цензура. 26 июля смертная казнь была распространена на военно-морской флот. Запрещены любые демонстрации в Петрограде. Начались судебные преследования крестьян за «самочинный захват помещичьих земель». Мирный период революции кончился.

Сталин ликвидирует мятеж Корнилова


Бывший большевик, затем троцкист, а после 1914 года сторонник «защиты Отечества» Алексинский выдвинул клеветническую версию будто бы немцам, прорвавшим фронт, помогают большевики, и что В.И. Ленин является агентом Германии.

Данная версия должна была попасть во все петроградские буржуазные газеты, но этому помешал И.В. Сталин, который обратился всё к тому же председателю ЦИК меньшевику Чхеидзе и уговорил его обзвонить все редакции газет и потребовать не публиковать эти сообщения, что тот и сделал. Гнусную клевету в адрес В.И. Ленина опубликовала лишь одна малоизвестная газета «Живое слово».

Временное правительство издаёт приказ о задержании и придании суду за «государственную измену» В.И. Ленина и Г.Е. Зиновьева. Производится арест и заключение в тюрьму «Кресты» руководителей военной организации большевиков В. Антонова-Овсеенко, Н. Крыленко, П.Дыбенко, Ф. Раскольникова, Л. Троцкого, Л. Каменева, А. Луначарского и А.Коллонтай. В такой напряжённый и ответственный момент 7 июля на квартире у С.Я. Аллилуева Ленин, Зиновьев, Ногин, Орджоникидзе, Стасова и Сталин совещаются о том, как реагировать в связи с приказом Временного правительства об аресте Ленина и Зиновьева, которые перешли на нелегальное положение.

Ногин выражает мнение, что Ленину и Зиновьеву на суд идти надо. И.В.Сталин категорически против сдачи Ильича властям: «Юнкера до тюрьмы не доведут. Убьют по дороге. Нужно надёжно укрыть товарища Ленина». Сталина поддержали Орджоникидзе и Стасова. Сталин собственноручно сбрил у Ленина усы и бородку. Затем Ленин надел парик и загримировался и вместе с остриженным и загримированным Зиновьевым в сопровождении И.В.Сталина был переправлен на станцию Разлив в домик рабочего-большевика Н.А. Емельянова. Как признавала Н.К. Крупская, И.В. Сталин тогда спас жизнь Владимира Ильича. Одним из связующих звеньев В.И. Ленина с ЦК отныне становится И.В. Сталин.

Даже его личный враг, «отец антисталинизма» Троцкий признавал, что «роль Сталина в этот период возросла, он оказался на высоте стойкого профессионального революционера. В годы реакции он принадлежал не к тем многочисленным тысячам, которые в тот период дезертировали из партии, а к тем немногим сотням, которые остались в её рядах».
(Троцкий Л.Д. Сталин. Т.1.С.163).

В отсутствие В.И. Ленина И.В. Сталин и Я.М. Свердлов руководят работой VI съезда РСДРП(б), который был проведён подпольно в Петрограде с 26 июля по 3 августа. Именно на этом съезде провозглашается курс на вооружённое восстание. И.В. Сталин выступил с отчётом ЦК и заключительным словом, а также с докладом о политическом положении в стране.

Съезд констатировал, что со времени апрельской конференции число первичных парторганизаций увеличилось с 78 до 162, а численность большевиков возросла со 100 до 240 тысяч. И.В. Сталин был убеждён в неизбежности скорого нового подъёма революции:

«Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму. Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь». И.В. Сталин, давая оценку событиям 4 июля, сообщил съезду, что «провокаторы не дремали, но тем не менее демонстранты не вышли из рамок необходимой самообороны... Ни одного случая захвата правительственных или общественных учреждений не наблюдалось, ни одной попытки такого захвата, хотя демонстранты при колоссальных вооружённых силах, которыми они располагали, вполне могли бы захватить не только отдельные учреждения, но и весь город».
(Сталин И.В. Сочинения. Т. 3. С. 156 – 187).

В состав Центрального Комитета избирается 21 член: В.И. Ленин, И.В. Сталин, Я.М. Свердлов, А.С. Бубнов, Ф.Э. Дзержинский, М.С. Урицкий, М.К. Муранов, Н.Н. Крестинский, В.П. Милютин, А.М. Коллонтай, Артём (Ф.А. Сергеев), Г.Я. Сокольников, Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, Я.А. Берзин, В.П. Ногин, Л.Б. Каменев, С.Г. Шаумян, Г.Е. Зиновьев, И.Т. Смилга и новоиспечённый «большевик» Л.Д. Троцкий, который впоследствии писал: «VI съезд партии, был, несомненно, высшей точкой деятельности Сталина за весь 1917 год. Впервые... он выступает перед представителями всей партии с важнейшим политическим докладом» (Там же).

В период, когда многие члены ЦК, включая В.И. Ленина, Зиновьева, Каменева и Троцкого, либо скрывались в глубоком подполье, либо были в заключении, И.В. Сталин оставался фактическим руководителемпартии большевиков сначала июля до начала сентября 1917 года. Под его руководством партия, пережив период отступления после июльских событий, начала быстро восстанавливать свои позиции.

25 августа генерал Корнилов начал контрреволюционный мятеж и двинул с фронта 3-й кавалерийский корпус на Петроград. 26 августа Керенскому передали ультиматум Корнилова, где Петроград объявлялся на военном положении, вся военная и гражданская власть переходила в руки мятежного генерала. Временное правительство должно было уйти в отставку, а Керенский прибыть в ставку Корнилова.

Керенский получил сведения, что ему лично Корниловым уже подписан смертный приговор. По выражению министра – «социалиста» Зарудного «кабинет без всякой причины растаял, как Снегурочка». Лидер кадетов, бывший министр Милюков высказался определённее: «Временное правительство естественно перестало существовать, как таковое».

Правительство бежало, бросив граждан на милость жаждавшего смертных казней генерала, которому принадлежат слова: «Чем сильнее террор, тем значительнее наши победы...Мы должны спасти Россию, даже если нам придётся сжечь половину страны и пролить кровь трёх четвертей её жителей». С генералом Корниловым перекликался крупный банкир и промышленник, прогрессист Рябушинский, заявивший в августе 17-го: «Нужна костлявая рука голода и народной нищеты для ликвидации разных комитетов и Советов». Понятно, что такие непопулярные высказывания не могли вызвать поддержку господ капиталистов со стороны народных масс.

27 августа И.В. Сталин срочно созывает заседание Петроградского комитета РСДРП(б), где стоит один горячий вопрос – организация борьбы с корниловщиной, вопрос, который на следующий день Петроградский комитет партии выносит на межрайонное совещание Советов Петрограда, где создаётся Центр по борьбе с мятежом. Таким образом, в дни корниловского мятежа, когда И.В. Сталин был единственным вождём партии, реальная власть перешла в руки Советов рабочих и солдатских депутатов. Советы в эти дни окончательно встали на сторону большевиков. Это видно из результатов перевыборов в Советы в сентябре 1917 года, которые привела левоэсеровская газета «Новая жизнь»:


июль
сентябрь
эсеры 
58% голосов
24% голосов
меньшевики 
12% ---------- 
4% ----------
большевики 
11% ----------
47% ----------

Именно благодаря И.В. Сталину были созданы военно-революционные комитеты, городской и районные, в состав которых вошли представители от Советов, Красной гвардии, профсоюзов, солдатских комитетов, Красная гвардия была поднята на борьбу с Корниловым. На отряды Красной гвардии возлагалось поддержание общественного порядка, охрана промышленных предприятий, учреждений связи, типографий, магазинов, складов и других жизненно важных объектов. Проведена мобилизация автомобильного и конного транспорта. Установлены твёрдые цены на продовольствие. Пресекались спекуляция и мародёрство. Организованы общественные столовые для солдат и красногвардейцев. Главным штабом по борьбе с мятежом стал Смольный, где находились Петроградский и Центральный комитеты партии большевиков. Отсюда сотни агитаторов из рабочих, солдат, матросов направлялись в корниловские части...

В ночь на 29 августа красногвардейцами и революционными матросами в гостинице «Астория» была арестована группа офицеров-заговорщиков. Это была часть организации, о которой в своих воспоминаниях Милюков писал: «Находившиеся в Петрограде офицеры-заговорщики, предварительно распределённые по группам, должны были исполнить заранее намеченную программу: захват броневых автомобилей, арест Временного правительства, аресты и казни наиболее видных и влиятельных членов Совета рабочих и солдатских депутатов». 30 августа генералы Корнилов, Лукомский, Макаров, Романовский, Деникин, Эрдели были арестованы. 31 августа было официально сообщено, что выступление Корнилова ликвидировано.


Октябрьский переворот

24 октября в газете «Рабочий путь» появилась статья И.В.Сталина «Что нам нужно?» с призывом к свержению Временного правительства:

«Рабочие, солдаты, крестьяне, казаки, все трудящиеся!.. Если вы будете действовать дружно и стойко, никто не посмеет сопротивляться воле народа. Старое правительство уступит место новому тем более мирно, чем сильнее, организованнее и мощнее выступите вы. И вся страна пойдёт тогда смело и твёрдо к завоеванию мира народам, земли крестьянам, хлеба и работы голодающим. Власть должна перейти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. У власти должно быть новое правительство, избранное Советами, сменяемое Советами, ответственное перед Советами».


Спустя год, И.В. Сталин в статье «Октябрьский переворот» вспоминал: «Центральный орган партии «Рабочий путь», подчиняясь указаниям ЦК, стал открыто призывать к восстанию, подготовляя рабочих и крестьян к решительному бою. Первая открытая стычка с Временным правительством произошла на почве закрытия большевистской газеты «Рабочий путь». Распоряжением Временного правительства газета была закрыта. Распоряжением же Военно-революционного комитета она была революционным путём открыта. Печати были сорваны, комиссары Временного правительства были сняты с постов…».

С этой акции открытого неповиновения Временному правительству начался исторический день 24 октября 1917 года. И.В. Сталин позднее делает доклад о ходе вооружённого восстания на заседании большевистской фракции II Всероссийского съезда Советов. Вечером в Смольный прибывает В.И. Ленин. И.В. Сталин информирует его о политической обстановке в Петрограде.

После победы Октябрьской революции Смольный становится штабом революционного правительства и резиденцией В.И. Ленина. Помощник Сталина по наркомнацу С.С. Пестковский впоследствии напишет:

«Сталин стал заместителем Ленина по руководству боевыми действиями... Ленин не мог обходиться без Сталина ни одного дня. Вероятно, с этой целью наш кабинет в Смольном находился «под боком» у Ленина. В течение дня он вызывал Сталина по телефону бесконечное число раз или же являлся в наш кабинет и уводил его с собой. Большую часть дня Сталин просиживал у Ленина. Что они всегда там делали, мне не известно, но один раз, войдя в кабинет Ильича, я застал интересную картину. На стене висела карта, перед ней стояло два стула, а на них стояли Ленин и Сталин и водили пальцами по северной части…Ночью, когда суета в Смольном немного уменьшалась, Сталин ходил на прямой провод и пропадал там часами...».

Троцкий, познакомившись с данным свидетельством Пестковского, дал ему такую оценку: «Факты здесь переданы более или менее верно… Ленин в этот период чрезвычайно нуждался в Сталине… Он играл, таким образом, при Ленине роль начальника штаба или чиновника по ответственным поручениям. Разговоры по прямым проводам Ленин мог доверить только испытанному человеку, стоящему в курсе всех задач и забот Смольного». (Троцкий Л.Д. Сталин Т.2. С.33).

НАРКОМНАЦ СТАЛИН


Тема «Сталин как нарком по делам национальностей» разработана в исторической науке достаточно слабо. Похоже, эта тема не представляет интереса для историков и публицистов, хотя объективный анализ причин позорной ликвидации Союза Советских Социалистических Республик не может не вывести исследователей-сталиноведов на крупнейшую фигуру наркомнаца И.В.Сталина.Из выступления В.И. Ленина на XI съезде РКП(б), который проходил с 27 марта по 2 апреля1922 года, где И.В. Сталину, избранному членом Центрального Комитета партии, а затем и Генеральным секретарём партии, была дана следующая ленинская оценка: «Вот Преображенский здесь легко бросил, что Сталин в двух комиссариатах… Что мы можем сделать, чтобы было обеспечено существующее положение в Наркомнаце, чтобы разбираться со всеми туркестанскими, кавказскими и прочими вопросами? Это всё политические вопросы! А разрешать эти вопросы необходимо, это вопросы, которые сотни лет занимали европейские государства, которые в ничтожной доле разрешены в демократических республиках. Мы их разрешаем, и нам нужно, чтобы у нас был человек, к которому любой из представителей наций мог подойти и подробно рассказать, в чём дело. Где его разыскать? Я думаю, и Преображенский не мог бы назвать другой кандидатуры, кроме товарища Сталина…».

22 сентября – наркомнац И.В. Сталин возглавляет комиссию Президиума ВЦИК, которая занимается распределением земли между чеченцами и казаками.18 октября – Президиум ВЦИК издаёт подготовленный наркомнацем И.В. Сталиным декрет о создании Крымской Автономной ССР в составе РСФСР. 25 ноября – В.И. Ленин одобряет сталинский проект постановления об образовании федерации республик Закавказья, признаёт федерацию принципиально абсолютно правильной, «но в смысле немедленного практического осуществления преждевременной», то есть требующей нескольких недель обсуждения, пропаганды и проведения снизу через Советы. И.В. Сталин принимает поправки В.И. Ленина9 января 1922 года наркомнац И.В. Сталин пишет проект декрета об образовании Карачаево-Черкесской области14 января – наркомнац И.В. Сталин посылает ответственному секретарю ЦК партии В.М. Молотову (так тогда называлась должность генсека) проект письма ЦК РКП(б) компартии Туркестана.

«Грузинский вопрос»


22 сентября 1922 года И.В.Сталин пишет В.И. Ленину письмо следующего содержания:

«Тов. Ленин! Мы пришли к такому положению, когда существующий порядок отношений между центром и окраинами, т.е. отсутствие всякого порядка и полный хаос, становятся нестерпимыми, создают конфликты, обиды и раздражение, превращают в фикцию т.н. единое федеративное народное хозяйство, тормозят и парализуют всякую хозяйственную деятельность в общероссийском масштабе. Одно из двух: либо действительная независимость и тогда – невмешательство центра, свой НКИД, свой Внешторг, свой Концессионный комитет, свои железные дороги, причём вопросы общие решаются в порядке переговоров равного с равным, по соглашению, а постановления ВЦИК, СНК и СТО РСФСР не обязательны для независимых республик; либо действительное объединение советских республик в одно хозяйственное целое с формальным распространением власти СНК, СТО и ВЦИК РСФСР на СНК, ЦИК и экономсоветы независимых республик, т.е. замена фиктивной независимости действительной внутренней автономией республик в смысле языка, культуры, юстиции, внудел, земледелия и прочее…

Сейчас речь идёт о том, как бы не «обидеть» националов; через год, вероятно, речь пойдёт о том, как бы не вызвать раскол в партии на этой почве, ибо «национальная» стихия работает на окраинах не в пользу единства советских республик, а формальная независимость благоприятствует этой работе. Один из многих примеров: недавно грузинский ЦК, оказывается, решился без ведома Цека РКП разрешить оттоманскому банку (англо-французский капитал) открыть своё отделение в Тифлисе, что несомненно повело бы к финансовому подчинению Закавказья Константинополю (уже теперь в Батуми и Тифлисе турецкая лира является господствующей, вытесняющей с рынка грузинские и русские деньги), причём решительное запрещение со стороны ЦК (принятое по настоянию т.Сокольникова), вызвало, оказывается, бурю возмущения среди грузинских национал-коммунистов…».


Сталинский план автономизации, предусматривавший включение Украины, Белоруссии и Закавказской федерации непосредственно в РСФСР на правах автономных республик, а высшие государственные органы Советской России должны были стать таковыми и для этих республик, был принят на двухдневном заседании комиссии ЦК РКП(б) под председательством В.М. Молотова, которое завершилось 24 сентября. При голосовании воздержался Буду Мдивани, представлявший в комиссии Грузию. На следующий день И.В. Сталин посылает свой проект, протоколы заседаний и резолюцию комиссии В.И. Ленину в Горки. Будучи уверенным в одобрении В.И. Лениным, не дожидаясь его ответа, Секретариат Центрального Комитета рассылает резолюцию комиссии всем членам ЦК в порядке подготовки к Пленуму, назначенному на 5 – 6 октября.

Однако 26 сентября И.В.Сталин имеет продолжительную беседу с В.И. Лениным об объединении советских республик в союзное государство. После беседы В.И. Ленин пишет письмо Л. Каменеву, в котором излагает свою позицию по данному вопросу, заявив, что «Сталин немного имеет устремление торопиться». В письме указывается, что «Сталин уже согласился на одну уступку: в резолюции не будет говориться о «вступлении» остальных республик в РСФСР (то есть об их автономизации), а для выражения равноправия с Российской Федерацией пойдёт речь об их формальном объединении с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии… Очень важно не давать пищи «независимцам», не уничтожать их независимости, а, наоборот, создать новый этаж, федерацию равноправных республик».

В.И. Ленин получает от Л.Б. Каменева записку с приложенной схемой «Развёрнутая форма Союза Советских Республик», где, вопреки идее Сталина о создании по сути дела социалистического унитарного государства, предлагается ввести пункт «о праве одностороннего выхода из Союза». Развитие событий после смерти И.В. Сталина и особенно в перестроечное и постперестроечное время показало, насколько гибельным оказался этот пункт для судеб великой державы – СССР, построенной нечеловеческими усилиями единого советского народа, под руководством последовательного, реалистичного и дальновидного политика – И.В. Сталина. 27 сентября И.В. Сталин рассылает письмо В.И. Ленина вместе с собственным письмом всем членам Политбюро. Показывая, насколько его ранили слова В.И. Ленина о его склонности к торопливости, генсек Сталин заметил, что «товарищ Ленин сам немного поторопился», предлагая слияние некоторых существующих наркоматов с общефедеральными комиссариатами: «Едва ли можно сомневаться в том, что эта «торопливость» «даст пищу независимцам» в ущерб национальному либерализму товарища Ленина». Несмотря на имевшиеся у И.В. Сталина возражения, которые были обозначены в его письме, уступая В.И. Ленину, он переработал резолюцию комиссии ЦК в соответствии с рекомендациями В.И. Ленина.

28 сентября И.В. Сталин проводит обсуждение изменённой резолюции на заседании Политбюро ЦК РКП(б). И.В.Сталин и Л.Б.Каменев обмениваются записками:

«Каменев:
«Ильич собрался на войну в защиту независимости. Предлагает мне повидаться с грузинами. Отказывается даже от вчерашних поправок. Звонила Мария Ильинична».

Сталин:
«Нужна, по-моему, твёрдость против Ильича. Если пара грузинских меньшевиков воздействуют на грузинских коммунистов, а последние на Ильича – причём тут «независимость»?»

Каменев:
«Думаю, раз Владимир Ильич настаивает, хуже будет сопротивляться».

Сталин:
«Не знаю. Пусть делает по своему усмотрению».

6 октября И.В. Сталин выступает на Пленуме ЦК РКП(б) с докладом о взаимоотношениях между РСФСР, УССР, БССР и Закавказской федерацией. Пленум принял поправки В.И. Ленина, декларировал образование СССР, из которого каждая республика имела право на выход, чего не было в сталинском проекте и назначил комиссию во главе с И.В. Сталиным для руководства подготовительной работой по объединению советских республик в единое союзное государство.
Х. Раковский, Б.Мдивани и другие политические противники хотели ещё больших уступок. Они были полны решимости не только добиться их, но и посеять раздор между В.И. Лениным и И.В. Сталиным. На данном заседании В.И. Ленин отсутствовал по причине острой зубной боли. Это видно из записки, которую В.И. Ленин послал Л.Б. Каменеву:

«Т.Каменев! Великорусскому шовинизму объявляю бой не на жизнь, а на смерть. Как только избавлюсь от проклятого зуба, съем его всеми здоровыми зубами. Надо абсолютно настоять, чтобы в союзном ЦИКе председательствовали по очереди: русский, украинец, грузин и т.д. Абсолютно!».


ПЕРВАЯ СТАЛИНСКАЯ ПЯТИЛЕТКА

Социализм в одной стране – не утопия


4 февраля 1931 года И.В. Сталин в своей речи «О задачах хозяйственников» на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности произносит слова,которые являются ключевыми в понимании трудового довоенного десятилетиятех самых тридцатых годов прошлого столетия, которые сегодня одни проклинают, как «страшное», «трагическое», «роковое» время, как расцвет «тоталитаризма», другие же – наоборот, превозносят, называя этот период в жизни советского общества «золотой эпохой сталинских исторических достижений»: «Мы отстали от передовых стран на 50 – 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».
(Сталин И.С. Сочинения. Т.13. С. 29). И мы это сделали!!! И нас не смяли!!!

Героическими усилиями советского народа технико-экономическая отсталость была ликвидирована. Экономическая независимость была достигнута. Техническая база под отсталое сельское хозяйство была подведена. Новые отрасли промышленности были созданы. Задачи обороноспособности страны успешно решались.

Именно в тридцатые были заложены экономические, духовные и нравственные истоки Победы над фашизмом в Великой Отечественной войне. И закладывал их не кто иной, как И.В. Сталин.

Вот, к примеру, урок того, как он мыслил добиться и добился, чтобы страна достигла экономической независимости в условиях капиталистического окружения: «Индустриализация имеет своей задачей не только то, чтобы вести наше народное хозяйство в целом к увеличению в нём доли промышленности, но она имеет ещё ту задачу, чтобы в этом развитии обеспечить за нашей страной, окружённой капиталистическими государствами, хозяйственную самостоятельность, уберечь её от превращения в придаток мирового капитализма. Не может страна диктатуры пролетариата, находящаяся в капиталистическом окружении, остаться хозяйственно самостоятельной, если она сама не производит у себя дома орудий и средств производства».(Сталин И.В. Сочинения. Т.8. С. 120 – 121).

Техническая база под отсталое сельское хозяйство была подведена благодаря строительству уже в годы первой пятилетки таких крупнейших заводов, как Ростсельмаш и Сталинградский тракторный. Чтобы убедиться в этом, достаточно познакомиться с текстами приветствий, направленных И.В. Сталиным 16 и 17 июня 1930 года коллективу Ростовского завода сельскохозяйственных машин в связи с досрочным окончанием строительства завода и рабочим первого в СССР Сталинградского тракторного завода им. Ф.Э. Дзержинского в связи с досрочным завершением строительства и пуском этого предприятия:

«Ростов. Сельмаш. Поздравляю с победой рабочих, технический персонал и весь состав руководящего ядра Сельмаша. Победа ваша велика, хотя бы потому, что один лишь Сельмаш по развёрнутой программе должен производить сельхозмашин на 115 миллионов рублей ежегодно, тогда как все имевшиеся в довоенное время 900 заводов по сельхозмашиностроению производили сельхозмашин ежегодно лишь на 70 миллионов рублей. Желаю вам успеха в деле выполнения этой программы».(Сталин И.В. Сочинения. Т. 12 С.223).

«Сталинград. Привет и поздравления с победой рабочим и руководящему составу первого в СССР Краснознамённого тракторного гиганта. 50 тысяч тракторов, которые вы должны давать стране ежегодно, есть 50 тысяч снарядов, взрывающих старый буржуазный мир и прокладывающих дорогу новому, социалистическому укладу в деревне. Желаю вам успеха в деле выполнения вашей программы».
(Сталин И.В.Сочинения Т. 12. С.234).


И.В. Сталин едва успевал направлять приветствия и поздравления трудовым коллективам открывавшимся чуть ли не ежедневно важнейших промышленных предприятий. Так, 16 апреля 1930 года И.В. Сталин посылает приветствие коллективу Мариупольского металлургического завода в связи с введением в строй этого предприятия. 21 апреля И.В.Сталиным написано приветствие рабочим Ленинградского металлического завода в связи с досрочным выпуском первой в СССР мощной турбины. 26 апреля опубликовано приветствие И.В. Сталина строителям Туркестано-Сибирской железной дороги (Турксиб) в связи с окончанием строительства и открытием сквозного движения. (Торжественное открытие Турксиба состоялось 1 мая в Алма-Ате).

10 мая И.В. Сталин направляет приветственную телеграмму в Ленинград, где завод «Коминтерн» приступил к выпуску первых 20 советских телевизоров. 31 марта 1931 года И.В. Сталин направляет приветственную телеграмму рабочим и административно-техническому персоналу Азнефти и Грознефти в связи с выполнением пятилетнего плана по добыче нефти в два с половиной года. 3 апреля И.В. Сталин посылает приветственную телеграмму рабочим и административно-техническому персоналу Московского Электрозавода в связи с выполнением заводом пятилетки в два с половиной года. 1 января 1932 года И.В. Сталин посылает приветствие коллективу Горьковского автомобильного завода имени Молотова в связи с вводом в эксплуатацию этого предприятия. 3 января им отмечается открытие пассажирской авиалинии Москва – Ленинград. 4 января И.В. Сталин посылает приветствие рабочим и руководящему составу Саратовского завода комбайнов в связи с пуском завода.29 марта И.В.Сталин пишет приветствие рабочим Магнитогорского металлургического комбината в связи с пуском первой в СССР и в Европе гигантской домны. В тот же день опубликовано приветствие И.В.Сталина в связи с пуском 1-го Государственного подшипникового завода в Москве.

3 апреля И.В. Сталин посылает поздравления коллективу Кузнецкого металлургического комбината в связи с пуском первой домны. 1июня 1933 года – первого года второй пятилетки – И.В. Сталин посылает приветствие в связи с вводом в действие Челябинского тракторного завода (ЧТЗ) и Уральского завода тяжёлого машиностроения (Уралмаш)...

Все эти и многие другие приветствия систематически публикуются в «Правде», но это, так сказать, заключительный аккорд, а какая огромная, поистине титаническая, работа И.В. Сталина по организации всего этого строительства остаётся лежать «за кадром», можно только догадываться.

Вспоминая о первом годе войны в своих знаменитых мемуарах Г.К. Жуков свидетельствует, что и до войны И.В. Сталин предпочитал держать в своих руках все нити, если речь шла об укреплении обороноспособности Советского Союза: «И.В. Сталин сам вёл большую работу с оборонными предприятиями, хорошо знал десятки директоров заводов, парторгов, главных инженеров, часто встречался с ними, добиваясь с присущей ему настойчивостью выполнения намеченных планов».

Выступая 7 января 1933 года на объединённом Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) с докладом «Итоги первой пятилетки» И.В. Сталин перечислил те новые отрасли промышленности, которые возникли в СССР благодаря именно форсированной индустриализации, без чего невозможно было бы даже представить, как СССР мог бы выстоять в войне против гитлеровской Германии:

«У нас не было чёрной металлургии, основы индустриализации страны, у нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности, У нас она есть теперь. У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь. У нас не было серьёзной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было действительной и серьёзной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь. У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь. В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест. В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест… И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в таком масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии. Наконец, всё это привело к тому, что из страны слабой и не подготовленной к обороне Советский Союз превратился в страну могучую в смысле обороноспособности, в страну, готовую ко всяким случайностям, в страну, способную производить в массовом масштабе все современные орудия обороны и снабдить ими свою армию в случае нападения извне».
(Сталин И.В. Сочинения.Т.13. С.178 – 179).



Кто и как строил социализм?


Как утверждают антисталинисты, «Сталин заставлял врагов народа, противников социализма строить этот самый социализм» и потому, дескать, он и укреплял систему исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа, чтобы иметь как можно больше бесплатной рабочей силы. Посмотрим на примере системы лагерей и колоний государственного треста Дальстрой, как решалась этим трестом возложенная на него постановлением партии и правительства от 9 – 13 ноября 1931 года задача освоения одной из самых отдалённых окраин Советского Союза – Колымы.

В 1936 году в ознаменование пятилетия Дальстроя были подведены итоги его деятельности. За 5 лет были выявлены основные природные богатства района. Добыча рассыпного золота достигла таких размеров, что Дальстрой выдвинулся на первое место среди золотопромышленных районов Союза. Построен порт в бухте Нагаево. Проложена автомобильная дорога в глубь Колымы. На реке Колыме создан крупный речной флот. Построены десятки посёлков с электростанциями, промышленными и коммунальными предприятиями. Совхозы на побережье доставляют тысячи тонн овощей и корнеплодов, сотни тонн мяса и молочных продуктов. Десятки колхозов охватили значительную часть коренного населения. Построены национальные центры, и вокруг сельсоветов, школ, больниц оседает кочевое население. Все дети коренного населения посещают школы; ликвидируется безграмотность. Сотни работников из местного населения становятся во главе сельсоветов, колхозов; десятки женщин выдвинулись на руководящие должности.

Да, это всё было создано основной рабочей силой треста Дальстрой – заключёнными, в числе которых были и осуждённые за контрреволюционную деятельность. В процессе проведения всей этой работы тысячи бывших правонарушителей были приобщены к социалистической стройке и стали честными тружениками. Эта самоотверженная работа заключённых-стахановцев, показавших лучшие образцы работы и поведения в лагере, приносила им либо досрочное освобождение, либо существенное сокращение сроков заключения. В приказе по НКВД говорилось: «Список заключённых, в отношении которых будут применены льготы, выслать в ГУЛАГ НКВД. Список лиц, осуждённых за контрреволюционные преступления, кои достойны применения льгот, представить ему на утверждение».(Владимир Некрасов «Тринадцать «железных» наркомов». М., 1995. С. 197 – 198).

Но этот «трудоголизм» говорит лишь о том, что энтузиазмом в тридцатые годы, когда труд был провозглашён И.В.Сталиным «делом чести, делом доблести и геройства», были «заражены» даже отбывавшие наказание в лагерях, а вовсе не о том, что «социализм строили исключительно заключённые».

А.М. Исаев, доброволец, оставивший московский вуз ради строительства Магнитки, ставший впоследствии одним из создателей космической техники в конструкторском бюро С. П. Королёва, писал из Магнитогорска в письме к родным: «Если нужно, рабочий работает не 9, а 12 – 16 часов, а иногда и 36 часов подряд – только бы не пострадало производство! По всему строительству совершаются тысячи случаев подлинного героизма. Это факт. Газеты ничего не выдумывают. Я сам такие случаи наблюдаю всё время». (Панов В.П. Это было… М., 1990. С. 115).

А вот ещё одно свидетельство, относящееся к 1933 году, времени возведения Уральского завода тяжёлого машиностроения. Из письма молодого инженера В.Сенцова со строительства Уралмаша: «Оказывается, что в течение пятилетки должно быть затрачено на Урало-Кузбасс 600 миллионов. Вот работы-то! Везде грандиозный и небывалый размах! И снова приходят мысли о том, что мы живём в чудеснейшее, не сравнимое ни с каким другим время. Время индустриальных битв и побед.(Панов В.П. Это было... М. 1990. С.115).

Многомиллионная когорта созидателей нового мира состояла из стахановцев-ударников, знатных комбайнеров, знатных учителей, знатных трактористов, знатных строителей – тех «героев нашего времени», которые вершили исторические достижения сталинской эпохи. (Нынче «героями нашего времени» являются предатели, киллеры, наркоманы, проститутки и прочие из этого же ряда – Л.Б.). Газеты и радио были полны репортажей о подвигах челюскинцев и папанинцев, отважных лётчиков и лётчиц, стахановцев и пограничников. Народ с гордостью произносил имена Н.Карацупы, В.Чкалова, О. Шмидта, В. Гризодубовой, А. Бусыгина, М.Громова, И. Папанина, В.Коккинаки, М.Водопьянова и многих других героев.
Как впоследствии писал в своих воспоминаниях писатель И.Эренбург о поездках на стройки Сталинских пятилеток: «Конечно, я радовался, глядя на новые посёлки вокруг Архангельска, на щетинную фабрику в Великом Устюге, на тракторы; но больше всего меня поражал рост сознания… Я встречал на лесозаготовках… в порту людей с широким кругозором, с большой духовной жизнью – не вечно улыбающихся ударников с Доски почёта, а сложных, внутренне взрослых людей… я радовался: видел, как растёт наше общество».

«Опасность реставрации капитализма в СССР существует»


И всё же И.В. Сталин гениально предвидел, что огромные усилия пролетариата по строительству социализма могут при определённых условиях быть сведены на нет. Ещё 13 апреля 1928 в своём выступлении на собрании актива московской организации ВКП (б) с докладом «О работах апрельского объединённого Пленума ЦК и ЦКК» И.В. Сталин пророчески сказал: 

«Глупо было бы предположить,что международный капитал оставит нас в покое. Нет, товарищи, это неверно. Классы существуют, международный капитал существует, и он не может смотреть спокойно на развитие страны строящегося социализма… Одно из двух: либо мы будем вести и впредь революционную политику, сплачивая вокруг рабочего класса СССР пролетариев и угнетённых всех стран, - и тогда международный капитал нам будет всячески мешать в нашем продвижении вперёд; либо мы откажемся от своей революционной политики, пойдём на ряд принципиальных уступок международному капиталу, - и тогда международный капитал, пожалуй, не прочь будет «помочь» нам в деле перерождения нашей социалистической страны в «добрую» буржуазную республику… Но именно потому, что мы не можем пойти на подобные уступки, не отказавшись от самих себя, - именно поэтому мы должны быть готовы к тому, что международный капитал будет нам устраивать и впредь все и всякие пакости».


А 27 октября того же года И.В. Сталин пишет в «Ответе Ш – у»:

«Я прямо говорю в своей речи, что правый уклон «недооценивает силу капитализма у нас», «не видит опасности восстановления капитализма», «не понимает механики классовой борьбы» «и потому так легко идёт на уступки капитализму». Я прямо говорю в своей речи, что «победа правого уклона в нашей партии» «подняла бы шансы на восстановление капитализма в нашей стране». 


И.В. Сталин предупреждает: «Опасность реставрации капитализма у нас существует».
(Сталин И.В.Сочинения. Т.11. С. 239 – 241).

О том же он говорит 19 ноября на заседании Пленума ЦК ВКП(б): «Чем угрожает нам правый уклон, если он победит в нашей партии? Это будет идейный разгром нашей партии, развязывание капиталистических элементов, нарастание шансов на реставрацию капитализма или, как говорил Ленин, на «возврат к капитализму».(Сталин И.В. Сочинения. Т.11. С.270).

Пока был жив И.В. Сталин, он делал всё, чтобы не допустить этого, борясь с теми, кто мешал, чтобы людям, всему обществу, жилось лучше.

Во многих отношениях примечательной беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом, которая состоялась 13 декабря 1931 года, раскрылись некоторые социально-психологические стороны личности Сталина, в частности то, в чём он видел смысл своей жизни: «Если бы каждый шаг в моей работе по возвышению рабочего класса и укреплению социалистического государства этого класса не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной». (Сталин И.В. Сочинения Т.13. С.105).

 

СТАЛИН И ВОЙНА

Если завтра война…

 
«В чём только не обвиняли Сталина в
связи с войной! Я с юности был
антисталинистом и оставался им до
смерти Сталина. Тем не менее я
утверждаю, что Сталин проявил себя
и в период подготовки к войне, и в
проведении её как гениальный
стратег. В тех условиях, с теми
возможностями, какими располагала
страна, любая другая стратегия
означала бы неминуемое поражение».
 
Александр Зиновьев, известный
философ и советолог.


Эффект бумеранга


Это будет потом, спустя три года после смерти Вячеслава Михайловича Молотова, когда фашиствующие молодчики в Прибалтике устроят под барабанную дробь сатанинский шабаш в день 23 августа 1989 года, отмечая таким вот неподобающим образом 50-летие т.н. «пакта Молотова – Риббентропа». А чуть позже подрывные деятели введут ещё более хлёсткий термин, который, правда, не приживётся – «пакт Сталина с Гитлером».

Сам факт подписания германо-советского Договора о ненападении за неделю до начала Второй мировой войны подаётся идеологическими диверсантами как доказательство того, что-де не западные демократии натравляли Гитлера против СССР, а как раз напротив, коварные большевики в лице Сталина и Молотова, вступив в преступную связь с фюрером, выдали ему карт-бланш на агрессию в Западной Европе.

Но у Истории цепкая память. И в ней чётко зафиксировано, что бросились в объятия Гитлеру именно западные демократии ещё за год до начала его сокрушительных военных действий на европейском континенте: Мюнхенский сговор между премьером Англии Чемберленом, премьером Франции Деладье и рейхсканцлером Германии Гитлером состоялся 29 сентября 1938 года, а 30 сентября и 9 декабря того же года в «мюнхенской корзине» появились англо-германское и франко-германское соглашения «о ненападении и мирном урегулировании спорных вопросов».

По злому умыслу западных демократий «мюнхенская корзина» давала фюреру прекрасный шанс для осуществления политики “Drang nach Osten” и разгрома Советов. Однако англо-французская буржуазная дипломатия позорно просчиталась: сработал «эффект бумеранга», и западные демократии очутились в той яме, которую они так дружно копали для Советского Союза.

… Конечно, последняя неделя ничего не решала, и война всё равно началась бы 1 сентября 1939 года. Но вот само подписание «Договора о ненападении между Германией и СССР», как мы увидим дальше, явилось триумфом советского дипломатического искусства и, в частности, триумфом внешнеполитического курса двух величайших дипломатов – Иосифа Виссарионовича Сталина и Вячеслава Михайловича Молотова.

Как Айви Лоу подставила своего горячо любимого мужа-наркома.


17-го апреля 1939 года, когда Предсовнаркома В.М. Молотов выступил с новыми важными мирными инициативами, в Лондоне, на Даунинг Стрит, 10 (по этому адресу размещается резиденция премьер-министров Великобритании) семидесятилетний Невилл Чемберлен, танцуя на банкете с женой тогдашнего народного комиссара иностранных дел СССР Максима Литвинова, англичанкой Айви Лоу, заявил ей: «Я, скорее подам в отставку, чем пойду на союз со Сталиным».

Когда И.В. Сталину стало об этом известно, он прокомментировал сообщение так: «Лондон и Париж стремятся поставить нас в положение внешнеполитической изоляции, а Литвинов этого не хочет замечать. Они его водят за нос, а он не замечает их коварных замыслов».

В этих условиях, когда переговоры с СССР лицемерные западные демократии сплошь и рядом приносили в жертву продолжению политики Мюнхена, Сталин счёл необходимым произвести дипломатическую рокировку и поставить главой внешнеполитического наркомата в столь ответственный, в столь драматический исторический момент своего ближайшего и надёжнейшего соратника, упрямого и несговорчивого Молотова.

Форин-оффис валяет дурака


На проводившихся в августе 1939-го военных переговорах между Советским Союзом, Великобританией и Францией западные делегации просто «тянули время», обставляя советские предложения явно неприемлемыми для нашей страны условиями и не предлагая каких-либо совместных действий для обуздания Германии, как потенциального агрессора: действовала установка английского форин-оффиса на проведение «переговоров ради переговоров». Эти делегации возглавлялись отставным британским адмиралом, бывшим комендантом Портсмута, и 60-летним французским генералом – преподавателем Парижской военной академии. Ознакомившись со списочным составом делегаций, Сталин сказал Молотову: «На несколько генералов приходится немало младших офицеров. Это несерьёзно. Совершенно очевидно, что эти второстепенные лица не уполномочены принимать важные решения».

При таком раскладе данные переговоры были обречены на провал. Сделав всё, чтобы натравить гитлеровскую Германию против Советского Союза, западные демократии ехидно потирали руки: как-то будут выкручиваться Сталин и Молотов?
А этим двум советским руководителям было ясно, как дважды два – четыре, что для спасения Советской Родины у них имелось лишь три варианта:
  1. Договориться с Англией и Францией.
  2. Заключить с Германией договор о ненападении.
  3. Остаться в одиночестве.
Наиболее предпочтительным был первый вариант, но, как мы видим, западные демократии поставили классовые интересы буржуазии выше интересов национальной безопасности и бойкотировали все разумные инициативы Кремля.

Последний вариант был гибельным для СССР, если учесть, что кроме ведущих двойную игру «стран Антанты» и Германии с её сателлитами была ещё и кровожадная Япония, готовая отхватить азиатскую часть Союза от Урала до Сахалина (кстати, англо-японское соглашение Арита – Крейги, заключённое в июле 1939 года, вошло в историю как «Дальневосточный Мюнхен»).

…Итак, международное положение Советского Союза было до крайности тяжёлым: у западных рубежей война грозила вспыхнуть с минуты на минуту, у дальневосточных границ она фактически велась.

Часы томительного бденья


Всю ночь с 20 на 21 августа в Кремле не смыкали глаз три человека: И.В. Сталин, В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов, нарком обороны, возглавлявший советскую делегацию на советско-англо-французских переговорах.

Получив телеграмму от Адольфа Гитлера, И.В. Сталин со своими соратниками взвешивали все “pro” и “contra.” С одной стороны, - рассуждали они, - этот договор даст временную передышку, которую можно будет использовать для дальнейшего укрепления обороноспособности страны. Ну, а с другой, мера это крайне непопулярная, и народ может не понять такого шага: «Советское правительство, - сказал И.В. Сталин В.М. Молотову, - не могло бы честно заверить советский народ в том, что с Германией существуют дружеские отношения, если в течение шести лет нацистское правительство выливало ушаты помоев на Советское правительство».

Наконец, Иосиф Виссарионович попросил Молотова ещё раз перечитать вслух всю телеграмму, содержание которой ему было хорошо известно. А сам, попыхивая трубкой, набитой любимым табаком «Герцеговина Флор», с предельным вниманием вслушивался в её текст: «Заключение с Советским Союзом пакта о ненападении означает для меня закрепление германской политики на долгую перспективу…».

«Ведь врёт, подлец. Гитлер может в любой момент нарушить любой пакт о ненападении, И он его нарушит. Война, к сожалению, неизбежна. Вопрос лишь – когда? А как ты думаешь, товарищ Молотов?» - спросил Сталин.

Молотов ответил так: «Согласен, опыт Польши заставляет сомневаться в прочности заключаемых Германией пактов о ненападении».

«Вот, ознакомься с этими откровениями», - сказал Сталин, протягивая народному комиссару иностранных дел последнее донесение разведки из Оберзальцберга, где Гитлер 11 августа сделал заявление верховному комиссару Лиги наций в Данциге Карлу Буркхарту. В донесении приводились слова фюрера: «Передайте Чемберлену: всё, что я предпринимаю, направлено против России. Если Запад так глуп и слеп, что не может этого понять, я буду вынужден договориться с русскими, разгромить Запад и тогда, после его поражения, направить все мои силы против Советского Союза».

Лишь под утро 21 августа Сталин продиктовал следующий текст ответной телеграммы:

«Рейхсканцлеру Германии А.Гитлеру
21 августа 1939 г.


Благодарю за письмо. Надеюсь, что германо-советское соглашение о ненападении создаст поворот к серьёзному улучшению политических отношений между нашими странами.

Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на приезд в Москву г. Риббентропа 23 августа.
И. Сталин».
(Там же. С 30)


Около полудня 23 августа специальный самолёт Фокке-Вульф-200 «Кондор» с главой Германского МИДа Риббентропом и сопровождавшими его несколькими экспертами на борту приземлился на Московском аэродроме. В этот же день в Кремле Риббентроп и Молотов подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Давая оценку этому Договору И.В. Сталин говорил в своём историческом выступлении по радио 3 июля 1941 года следующее: «Могут спросить: как могло случиться, что Советское правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом».

Агрессия Германии против СССР могла бы иметь место уже в сентябре 39-го (а не в июне 41-го), если бы Сталин отклонил предложение Гитлера. А так называемый «пакт Молотова-Риббентропа» дал Советской Родине 20 месяцев передышки, в течение которых в 8 раз (!) увеличились военные ассигнования, численность армии была доведена до 5 миллионов человек, создавались новые системы вооружения, произошло расширение территории СССР за счёт включения в него Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии и Бессарабии, ужесточилась производственная дисциплина, усилилось морально-политическое и патриотическое воспитание…

«Мы, – писал Александр Зиновьев,– в неизбежности войны были убеждены. Страна готовилась к ней. Но подготовить страну к войне с таким противником, каким была Германия, - для этого мало знать, что она будет. У нас, например, ещё до войны были изобретены виды оружия, которые были лучше немецкого и вообще западного. Но чтобы наладить их серийное производство и обучить владению им тысячи людей, требовались годы. И Сталин принимал всяческие меры, чтобы отсрочить начало войны. Этой цели служил и пакт 1939 года. Гитлер тоже был не дурак. Он понимал, что если бы войну он начал хотя бы на год позже, то мы разгромили бы его быстрее и с меньшими потерями. Это понимали и лидеры западных противников Гитлера. Они делали всё от них зависящее, чтобы война против СССР началась быстрее и чтобы большевики понесли сокрушительное поражение» (Зиновьев А. Глумление.Правда.9 мая 1995 г.).

И Гитлер решил поспешить, прибегнув к скорейшей реализации операции «Барбаросса», успех которой целиком зависел от того, удастся или не удастся фюреру осуществить её начало в обстановке строжайшей военной тайны.

И ведь врал, подлец


Главная идея военной хитрости в целях обеспечения внезапности при подготовке немецко-фашистского вероломного нападения на СССР в соответствии с операцией «Барбаросса» - любыми путями представить дело так, будто готовится вторжение на Британские острова. Гитлер не жалел средств для осуществления этой, по его словам, «величайшей в истории войн военной хитрости»: внезапному «оцеплению» подверглось побережье Ла-Манша и Норвегии, где устанавливалось техническое «оборудование», которое неприятельская разведка должна была принять за неизвестные до той поры «ракетные батареи», распространялась дезинформация о намерении использовать против англичан авиадесантный корпус смерти, выпускались и «случайно» попадали в руки английской разведки самые свежие топографические карты Великобритании, изданные в Германии, с указанием объектов, подлежащих уничтожению, фабриковались ложные приказы, личные письма, которые с целью дезинформации либо подбрасывались англичанам, либо организовывалась «утечка» помещённых в ней «секретных» сведений, производился спешный набор «переводчиков» из числа чистокровных арийцев, владеющих английским языком будто бы для обеспечения связи между «германскими оккупационными властями» и населением покорённой Великобритании, распространялись слухи о «точной дате» нападения на Британские острова и так далее (Директивы немецко-фашистского командования о дальнейшем ведении начальной кампании против СССР.- Военно-исторический журнал. 1959. №6. С.12).

Потому-то И.В.Сталин и не верил неоднократным сообщениям Черчилля и своих спецслужб о возможном нападении Гитлера на Советский Союз, тем более, что одна из этих «точных дат» – май 1941 года (полученная от Черчилля)– совпала с нападением германских частей не на Советский Союз, а на английскую базу на острове Крит. И эта критская операция тоже была частью военной хитрости Гитлера, частью его стратегического плана нападения на Советский Союз. Фюреру очень хотелось усыпить бдительность И.В. Сталина, очень хотелось, чтобы у Сталина сложилось впечатление, что Гитлер не может пуститься на авантюру одновременной войны сразу с несколькими странами, чей совокупный потенциал намного превышал потенциал Германии, чтобы в Кремле думали, что Черчилль, пытаясь столкнуть их в ожесточённой схватке, настойчиво дезинформирует И.В. Сталина. И надо признать, что Гитлеру удалось в какой-то мере усыпить бдительность нашего вождя...

О степени засекреченности истинных планов Гитлера в отношении СССР свидетельствует тот факт, что даже в тайных переговорах с собственными союзниками всего лишь за месяц до нападения на Советский Союз Гитлер говорил о «крупных наступательных операциях на Западе», а требование привести в боевую готовность армии Финляндии, Венгрии и Румынии объяснял «необходимостью повысить готовность к обороне на Востоке» (История Великой Отечественной войны. М. 1960. Т.1. С.115)

А чего стоит, к примеру, обращение германского посла Шуленбурга с предложением к советскому руководству осуществить такую провокацию по отношению к Великобритании: мол, германская авиация имеет намерение подвергнуть бомбардировке не только восточное побережье Англии, но и западное, а так как сведениями о состоянии погоды в этой части Атлантического океана немцы не располагали, то не могли бы Сталин и Молотов послать месяца на два-три в нужное место советское судно для регулярной передачи по радио метеоданных; при этом легендой мог бы служить советский научный интерес к течению Гольфстрим. Разумеется, Молотов дипломатично отказал послу. Шуленбурга, впрочем, отказ вполне устраивал, потому что фюрер на него и рассчитывал…
(А.М. Семиряга А.М. Тайны Сталинской дипломатии. 1939 – 1941. Высшая школа.1992. С.47).

В то же время в беседе с узким кругом высшего командования вермахта 9 января 1941 года Гитлер был предельно откровенен:

«Сталин, властитель России, - умная голова, он не станет открыто выступать против Германии… Ему тоже совершенно ясно, что после полной победы Германии положение России станет очень трудным.

Англичан поддерживает возможность русского вступления в войну. Будь эта последняя континентальная надежда разрушена, они бы прекратили борьбу… Вот почему надо разбить Россию. Тогда либо англичане сдадутся, либо Германия продолжит войну с Великобританией при наиблагоприятнейших условиях. Разгром России позволил бы и японцам всеми своими силами повернуть на США, а это удержало бы США от вступления в войну…»
(Данилов А.А., Косулина Л.Г. Рабочая тетрадь по истории России. ХХ век. 1928 – 1953. М. Просвещение. 1999. С.40).


Реальных планов Гитлера не знало почти до последнегомомента даже военное руководство тех войск, которые предназначались для боевых действий непосредственно на Востоке. Дезинформация мощным потоком шла и через дипломатические каналы в нейтральные страны. Именно такой абсолютной засекреченностью Гитлеру и удалось ввести в заблуждение Сталина, обеспечить внезапность нападения на Советский Союз, что как раз соответствовало логике блиц-крига и неоднократно было с успехом опробировано Гитлером в отношении западноевропейских стран. Внезапный первый удар давал фюреру стратегическую инициативу, которой он, в конечном счёте, так и не смог в Советском Союзе воспользоваться.
Почему? Что Гитлер предусмотрел и что он упустил из виду? Застав «врасплох» Сталина, нанеся ему тяжёлые потери, выиграв время, лишив его стратегически важных экономических объектов, он не смог сделать только одного – подорвать моральную устойчивость советского воина, его дух, его веру в Коммунистическую партию, в вождя ВКП(б) И.В. Сталина.

В ходе начального этапа войны со стороны нацистов неоднократно допускались многочисленные факты коварства: для дезорганизации управления и работы тыла немецко-фашистское командование забрасывало в наш тыл специальные подразделения в советском военном обмундировании. Как отмечалось в одной военно-методической брошюре тех лет, «широко применялись методы провокации и шантажа: переодевшись в красноармейскую форму и просачиваясь в наши боевые порядки, гитлеровцы зачастую выбрасывают белый флаг; переодетые в нашу форму немецкие солдаты подают команду на русском языке: «Командир приказал отходить»; отмечены факты, когда в форме командиров Красной Армии немцы просачиваются в наши боевые порядки и, подавая команду взводу, роте, направляют их под удары своих контратакующих резервов». (Из опыта боёв Великой Отечественной войны. М. 1942. Вып.1. С.63).

В начале войны несколько миллионов советских военнослужащих оказались в плену у немцев. По мнению А.Зиновьева, «многие люди на Западе усматривали и до сих пор усматривают в этом признакотрицательного отношения к советскому социальному строю. Такой взгляд абсурден. В плен сдавались целые подразделения, даже армии. Сдавались не из ненавистик коммунизму, а в силу военной безвыходности положения, бездарности командования и других причин, не имеющих ничего общего с отношением людей к своему социальному строю. Под Сталинградом в плен сдалась армия Паулюса вовсе не из-за того, что немцы вдруг невзлюбили национал-социализм. Когда в плен сдаётся целое подразделение, мнение отдельных солдат не спрашивают» (Зиновьев А. Глумление. Правда. 9 мая 1995.).

Как известно, чтобы остановить панику начала войны и пресечь капитулянтские настроения, Сталин учредил заградительные отряды в тылу неустойчивых частей и вообще прибегнул к самым суровым мерам по отношению к трусам, дезертирам и предателям. Если бы не эти сталинские меры, мы были бы разгромлены в сорок первом или по крайней мере в сорок втором году.

Сталинское руководство оставалось верным своей стране, своему народу и идеалам коммунизма. Оно проявило совершенно оправданную твёрдость, добилось перелома в ходе войны и заставило армию воевать подобающим ей образом.

Вопреки навязанному массовому сознанию ложному стереотипу, будто «Сталин ну никому не верил, а вот Гитлеру верил», на основе многих документально установленных фактов, я опровергаю эту ложь. Будучи человеком высокоответственным, и уже получив, благодаря заключённому с Германией пакту о ненападении, передышку для укрепления обороноспособности советской страны -600 мирных дней, Сталин боялся совершить роковую ошибку, чтобы не спровоцировать войну преждевременно. Гитлер же выжидал момента, когда Сталин объявит всеобщую мобилизацию, и тогда у него будет повод – фюрер как бы был вынужден «опередить» Советский Союз и начать против него превентивную войну. С другой стороны, Гитлер рассчитывал, что если СССР, проведя всеобщую мобилизацию, сосредоточит на границе свои основные силы, то он сможет их с боями обойти и устремиться к Москве, не встречая на своём пути никакого сопротивления.

Крупнейший просчёт Гитлера


Но Гитлер жестоко просчитался: после первого шока, Красная Армия, истекая кровью, стойко и отчаянно воевала за каждую пядь родной земли, а Гитлер получил истребительную войну, которая привела его к закономерному поражению.

Без самоотверженного, кровоточащего подвига 41-го не было бы победоносного 45-го. Падение Берлина было бы совершенно невозможно без героической обороны Брестской крепости (22 июня – 20 июля); без стойкой обороны советской военно-морской базы на полуострове Ханко (Гангут) (26 июня – 2 декабря);без самой длительной в истории человечества обороны Ленинграда (10 июля 1941 – 13 января 1944); а также – Киева (11 июля –19 сентября), Одессы (5 августа –16 октября), Таллина (7 – 28 августа). Без длившегося в течение недели с 23 по 29 июня танкового сражения в районе населённых пунктов Луцк, Броды, Ровно. Без проигранного кровопролитнейшего Смоленского сражения (10 июля –
10 сентября).

Без успеха 30-го июля, когда войскам Северного фронта удалось остановить наступление финских войск на олонецком и петрозаводском направлениях. Без первого в истории Великой Отечественной войны поражения, которое нанесла Красная Армия немецко-фашистским войскам в сражениях в районе Ельни 30 августа – 6 сентября. Наконец, без беспримерной исторической битвы за Москву (30 сентября 1941 – 8 января 1942), в которой был развеян во всём мире миф о непобедимости гитлеровских орд. Без первых освободительных операций Великой Отечественной: освобождения городов Елец и Тихвин (9 декабря), Истра (11 декабря), Клин (15 декабря), Калинин (16 декабря), Волоколамск (20 декабря), Наро-Фоминск (26 декабря), Калуга (30 декабря). Без проведения Керченско-Феодосийской десантной операции Закавказского фронта и Черноморского флота (26 декабря 1941 – 2 января 1942).

Именно ценой тяжелейших потерь досталась нам победа над Гитлером в 1941-м, когда в ходе героического сопротивления немецким оккупантам был сорван нацистский план «Барбаросса», в котором на завоевание Советского Союза в результате «молниеносной войны» отводилось всего несколько недель.

Снимем шапки перед бессмертными подвигами Николая Гастелло, Александра Матросова, Саши Чекалина, Зои Космодемьянской, Олега Кошевого и других молодогвардейцев, десятков и сотен тысяч воспитанных в коммунистическом духе юношей и девушек, которые сознательно жертвовали своими жизнями во имя победы над ненавистным врагом. Это их заслуга, что план фюрера был сорван.

А. Зиновьев свидетельствует: «Во время войны большое число молодых людей моего поколения вступило в партию совершенно бескорыстно и убеждённо. Многие вступали в партию перед боем, чтобы погибнуть коммунистами. И большинство из них погибло. А сколько беспартийных шло в бой со словами «Если погибну, считайте меня коммунистом!» Бывали случаи, когда целые подразделения, в которых лишь единицы были членами партии, по команде политруков «Коммунисты, два шага вперёд!», - делали эти два шага в полном составе, шли добровольцами на верную гибель. И именно такие люди решали судьбу страны, а не трусы, шкурники, карьеристы и предатели». (Зиновьев А. Глумление. Правда. 9 мая 1995 г.).

О чём не следует забывать


Реакционная буржуазная историография пытается принизить планетарное значение бессмертного подвига, который был совершён богатырским советским народом в годы Великой Отечественной под руководством Всесоюзной Коммунистической партии большевиков, под водительством её Генерального Секретаря, Верховного Главнокомандующего, Иосифа Виссарионовича Сталина.

Так, в популярном учебнике истории Гленна Муна и Джона Макговэна, по которому учатся американские дети, учащихся подводят к гадковато-примитивному выводу: «Гитлер напал на Россию в 1941 году. Но суровая зима и американская помощь поленд-лизу (и всего-то? - Л.Б.) помогли русским прогнать немцев».

В этом же учебнике ставится знак равенства между коммунизмом и фашизмом, между Сталиным и Гитлером с Муссолини, и говорится, что объединяет этих лидеров ненависть к свободе, и неукротимое стремление покорить страны, которые-де олицетворяют её, а это так называемые «демократические» страны во главе, разумеется, с Соединёнными Штатами Америки и Великобританией, (державами, которые тем не менее, во время Второй мировой войны выступали почему-то всё-таки в одной связке с Советами, со Сталиным в составе антигитлеровской коалиции, а не vice versa - Л.Б.).

Что касается доморощенных реакционных историков, то они тоже нынче ведут разнузданную антисоветскую пропаганду, начало которой положил политический пигмей Никита Хрущёв в своей агрессивно-бездумной речи на ХХ съезде КПСС.
И это, как правило, люди, которые благодаря советскому строю, безбожно поносимому ими ныне, в своё время паразитируя на нём, бесплатно получили прекрасное образование, достигли высоких учёных степеней и званий, и всего, что сопутствовало этому социальному статусу - большие зарплаты, автомобили, дачи и прочие материальные блага, а в моральном плане - признание благодарного народа, всегда глубоко почитавшего авторитет учёного…

Попытки отобрать у нашего народа его славный подвиг в Великой Отечественной войне предпринимались неоднократно с тех пор, как, вместе с ликвидацией СССР, выстоявшего в жестокой схватке с фашистским зверем, было уничтожено и само понятие «советский народ».

Вспомним, что произнёс И.В. Сталин на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года: 

« У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам сёла и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство...» 
(Правда.1945.25 мая).


Вот так Сталин повинился перед советским народом! Но историк не может на этом основании вслед за Хрущёвым и Ко. наносить всё новые и новые «кучи мусора» на его могилу. Профессиональный и добросовестный историк, не конъюнктурщик, просто не имеет права исследовать лишь начальный период войны, «моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах».

Пора, наконец, заговорить в полный голос и о победах, а их было всё-таки значительно больше, чем поражений, и благодаря им, не фашистское знамя со свастикой взвилось над Кремлём, а советское молоткасто-серпастое красное знамя было водружено красноармейцами над рейхстагом, и не было в природе торжества по случаю поражения Советского Союза в Берлине, и не к ногам Гитлера бросали бойцы вермахта советские боевые знамёна, но был Парад Победы, нашей Победы, который 24 июня 1945 года состоялся в Москве, на Красной площади, и штандарты поверженных гитлеровских дивизий советские воины-победители швыряли всё-таки к ногам своего Верховного Главнокомандующего, Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина.

Забывать об этом стыдно!


Первый серьёзный ответный удар Гитлер получил от Сталина под Москвой, а после Сталинграда у него началась сплошная полоса поражений, за которые его, между прочим, никто не упрекает. В то время, как Сталина, одержавшего победу, неблагодарные потомки смешали и продолжают смешивать с грязью.

Десять сталинских ударов.


Поставленная Сталиным задача с 1943 года осуществлять прорывы с наименьшими потерями и в высоких темпах требовала творческого поиска новых приёмов военного искусства, военной хитрости, способов обмана противника. Десять ударов Красной Армии 1944 года навсегда вошли в историю Великой Отечественной войны, как «десять сталинских ударов», может, ещё и потому, что, наученный горьким опытом труднейшего начала войны, когда «внезапность нападения» надолго выбила инициативу из его рук, Сталин высоко оценил «военную хитрость» именно как средство достижения внезапности, как важнейший фактор победы.

И. В. Сталин требовал, чтобы при организации наступления каждый командир имел глубоко продуманный план обмана противника. Методы и приёмы обмана врага не могут быть шаблонными, всякий шаблон будет разгадан. Командиры, - учил Сталин,- должны проявлять изобретательность, всеми силами стремиться скрыть свои средства и участок удара«Там, где нашими войсками применялась скрытная подготовка и введение противника в заблуждение, всегда был блестящий успех, и наоборот: где врагу удавалось раскрыть наши замыслы, там мы часто несли большие потери и не добивались успеха» (Из опыта боёв Великой Отечественной войны. М. 1944. Вып.36. С.31).

Когда в августе 1944-го последний немецкий солдат был изгнан за пределы СССР, ТАСС передало следующее сообщение:

«... В итоге десяти ударов советских войск разбиты и выведены из строя 136 дивизий противника, из них около 70 дивизий окружены и уничтожены. Под ударами Красной Армии окончательно развалился фашистский блок; выведены из строя союзницы Германии – Румыния , Болгария, Финляндия, Венгрия. Вся советская земля очищена от немецко-фашистских захватчиков...».


Впереди было освобождение порабощённых стран Восточной Европы. Впереди был Берлин...

И это стало возможным не только благодаря героизму советских людей, их безграничной преданности коммунистической идее, Советской Родине, их фанатичной (в лучшем смысле этого слова) верности своему любимому вождю, не только профессионализму командного состава Красной Армии и мужеству рядовых бойцов, но и тем колхозницам, которые их кормили, одевали и обували, тем старикам, женщинам и подросткам, которые, работая в три смены, полуголодные, истощённые, на эвакуированных Сталиным на Восток страны предприятиях производили «всё для фронта, всё для победы!». И это «всё» были не только самолёты, танки, артиллерийские орудия и другое вооружение, не только снаряды, но и… сыгравшие в войне значительную роль «декорации» для введения противника в заблуждениемакеты танков, орудий, чучела бойцов (их производили в огромных количествах).

Именно это позволяло нашему командованию осуществлять изощрённую военную хитрость, отвлекая внимание и силы нацистов от действительных районов сосредоточения наших войск, что в значительной степени облегчало подготовку и выполнение войсками фронтов наступательных операций, а в конечном счёте, помогло Сталину утереть нос Гитлеру.
 

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА
(200 дней, которые потрясли мир)

Чёрное воскресенье


До конца Сталинградской битвы оставалось 163 дня из двухсот, когда 23 августа 1942 года Адольф Гитлер выступил по Берлинскому радио, сделав на весь мир такое хвастливое заявление: «Судьбе было угодно, чтобы я одержал решающую победу в городе, носящем имя самого Сталина».

В то чёрное воскресенье, в 16 часов 18 минут местного времени ясное сталинградское небо вдруг почернело. Нет, не от солнечного затмения – от сотен «мессершмиттов» и «юнкерсов», которые сбрасывали тысячи бомб на Сталинград. Без перерыва. В течение нескольких часов подряд.

Историческая справка.
Во время массированных бомбёжек 23 – 25 августа 1942 года в Сталинграде погибло более 42 тысяч человек, более 80 тысяч мирных жителей были ранены и изувечены.


Кромешный ад.


Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Александр Родимцев так описывал те августовские дни: «Город напоминал кромешный ад. Пламя пожаров поднималось на несколько сот метров. Тучи дыма и пыли резали глаза. Здания рушились, падалистены, коробилось железо».

Очевидцы свидетельствовали:
«Вспыхнул Сталинград, вспыхнула Волга от горящей разлившейся нефти. Раненые в госпиталях, спасаясь, выпрыгивали из окон. Корчились, обгорая, матери и младенцы в родильных домах. Камни плавились, как воск, а одежда на бегущих по улицам людях вспыхивала от нестерпимого жара».

Ожесточённые бои в самом городе продолжались более двух месяцев. В военной истории до Сталинграда не были известны столь упорные городские сражения. За каждый дом. За каждый этаж или подвал. За каждую стену.

К ноябрю нацисты сровняли Сталинград с землёй. Но им не удалось сломить сопротивление сталинградцев.

За три месяца, захватив часть сталинградской земли и установив на ней «новый порядок», нацисты успели повесить 108, расстрелять 1744, подвергнуть насилию и пыткам – 1593 советских патриота, угнать в Германию на принудительные работы десятки тысяч людей. Оккупанты не щадили никого. Ни старика. Ни женщину. Ни ребёнка. Убивали всех подряд.

Истоки победы


В своём приказе по случаю 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции товарищ Сталин обещал: «Будет и на нашей улице праздник!». И это были не пустые слова, поскольку дата контрнаступления Красной Армии на Сталинградском фронте – 19 ноября – уже была точно определена.

Именно по распоряжению Верховного Главнокомандующего и под его личным контролем, в течение сентября и октября 1942 года в обстановке глубочайшей секретности шла переброска на Сталинградский фронт огромного количества советских войск и боевой техники из Сибири.

Маршал Советского Союза А.М. Василевский, говоря о начальном этапе подготовки к контрнаступлению под Сталинградом и об отношении И.В. Сталина к военной хитрости вообще и к военной тайне, в частности, пишет:«Главнокомандующий ввёл режим строжайшей секретности на всю начальную подготовку операции.. Нам в категорической форме было предложено никому ничего не сообщать о ней, даже членам ГКОГосударственного Комитета Обороны, в состав которого входили такие крупные государственные деятели, как К.Е. Ворошилов, Г. М. Маленков, В.М. Молотов, Н.А. Вознесенский, Л.М. Каганович, Л.П. Берия, А.И. Микоян –Л.Б.)Сталин предупредил, что кому нужно, он сам скажет о подготовке операции. Мы с Жуковым Г.К. могли довести до командующих фронтами лишь то, что непосредственно касалось каждого из них, - и ни слова больше». (Василевский А.М. Дело всей жизни.М.1973. С.230).

Распоряжением Сталина запрещалось давать какие-либо указания и вести переписку даже шифром по вопросам подготовки и проведения наступления.


Ежедневно на стол И.В. Сталина ложились шифрограммы о передвижение войск стратегического резерва из Сибири походным порядком, совершавшееся, как правило, ночью или в неблагоприятную погоду, когда вражеская авиация не в состоянии была вести разведку. Днём движение прекращалось и войска укрывались в населённых пунктах. Выселение местного населения (в основном, немцев Поволжья) из прифронтовой зоны исключало просачивание секретных сведений через гражданских лиц, лишало агентурную разведку противника возможности действовать и полностью оправдало себя.

Переход советских войск в контрнаступление оказался неожиданным для гитлеровцев. И здесь Сталину окончательно удалось вырвать стратегическую инициативу из рук Гитлера, то есть обмануть его, посчитавшего, что метеорологические условия исключают возможность проведения крупного наступления в такое время и что советские войска не располагают достаточными силами для этого. Так, в октябре 1942 года Гитлер издал приказ, в котором говорилось: «Русские, силы которых значительно уменьшились в результате последних боёв, не смогут уже в течение зимы 1942 – 1943 гг. ввести в бой такие силы, как в прошлую зимнюю кампанию. Что бы ни произошло, более жестокой и трудной зимы уже не может быть».

Ошибка? Ошибка, и ещё какая!

Контрнаступление Красной Армии началось в срок, и ей понадобилось всего четыре дня для окружения гитлеровцев, уже 23 ноября, взяв в кольцо основные силы противника, советские войска соединились в районе Калача. «Клещи» замкнулись, и в «мешке» оказались свыше 300 тысяч гитлеровских солдат и офицеров.

В течение 70 дней немцы отчаянно пытались разбить кольцо советского окружения, но сделать это им так и не удалось.


За какие «страдания» их благодарить?


Всего, по советским источникам, попала в плен 91 тысяча гитлеровцев, в том числе 24 генерала во главе с фельдмаршалом Фридрихом фон Паулюсом. Сам же Паулюс с немецкой педантичностью оставил в своём архиве уточнённые данные о количестве пленённых: «91.000 + 16.000 = 107.800».

В архиве Паулюса также имеется такая запись: «Большое количество личного состава вследствие перенапряжения и истощения от боёв, холода и голодания находилось на грани смерти. Многие из-за недостаточной сопротивляемости организма впоследствии (т.е. уже находясь в советском плену – Л.Б.) подверглись заболеваниям, хотя врачи и командование Красной Армии делали всё, что было в человеческих возможностях, чтобы сохранить жизнь пленных».

О том же вспоминает и Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский: «Отношение к военнопленным со стороны бойцов и командиров Красной Армии было поистине гуманным, я бы сказал больше – благородным. И это невзирая на то, что нам всем было известно, как бесчеловечно относились фашисты к нашим людям, оказавшимся в плену».

За три месяца существования фашистского концлагеря для советских военнопленных в хуторе Вертячем под Сталинградом нацисты зверски уничтожили почти 15 тысяч наших солдат и офицеров.

Фюрер в глубоком трауре.


200-й, последний день Сталинградского побоища – второе февраля 1943 года. В этот день по всей Германии был объявлен трёхдневный национальный траур, были приспущены государственные флаги со свастикой.

Германская армия ещё не знала таких катастроф. Гитлер никогда не испытывал такого позора. Товарищ Сталин, давая оценку этой битве, впоследствии скажет: «Сталинград был закатом немецко-фашистской армии. После Сталинградского побоища, как известно, немцы не могли уже оправиться».

Смерть немецким оккупантам!


Из директивы №21 к плану «Барбаросса»: «Цель этой войны – разгром России. Поэтому она должна вестись с небывалой жестокостью. Каждая боевая операция должна осуществляться с непреклонной волей к беспощадному тотальному истреблению противника».

С советской стороны Великая Отечественная война тоже шла под лозунгами: «Кровь за кровь! «Смерть за смерть!», «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», «Отомсти!», «Беспощадно уничтожать убийц наших детей!», «Смерть немецким оккупантам!».

Наука ненависти, которую преподавали захватчики, навязавшие миролюбивому советскому народу истребительную, тотальную войну, стала законом этой войны. Этот закон вместился в Сталинскую формулу: «Если немцы хотят иметь истребительную войну, они её получат!».

Историческая справка.
Германия в ходе Сталинградской битвы потеряла убитыми, ранеными и пленными до полутора миллионов человек. Она лишилась 3500 танков и штурмовых орудий, свыше 3000 боевых и транспортных самолётов, более 12000 орудий и миномётов, 75000 автомашин.


Нам каяться не в чем.

Мир рукоплескал победе советского военного искусства, ознаменовавшей коренной перелом в ходе второй мировой войны. На устах у всего мира в те дни было три слова: «Россия, Сталин, Сталинград…». На конференции в Тегенане премьер-министр Великобритании Черчилль вручил И.В. Сталину в дар от короля Георга VI меч в знак восхищенья стойкостью славных защитников Сталинграда.

А сегодня – что? Жалкие идейки типа: пришла пора покаяния и примирения жертв войны, привели к тому, что в 1994 году была предпринята в высшей степени кощунственная попытка осквернить центр Сталинграда установкой десятиметрового памятника нацистским воинам 6-й армии Паулюса «в знак примирения и в благодарность за страдания».

Сегодня в небольшом хуторе Россошки под Сталинградом сооружён мемориал немецким фашистам, который рядом со скромным погостом советских воинов по своей помпезности и монументальности выглядит, как гимн в мраморе и граните в честь побеждённых и опозоренных захватчиков.

И всё наглее раздаются раздражённые голоса с требованием демонтировать самую высокую в мире статую, установленную на познавшем кровопролитнейшие бои Мамаевом кургане – 82-метровую статую «Родина-мать» работы Евгения Вучетича.
И в то же время российские власти остаются глухи к требованиям ветеранов Великой Отечественной войны, участников Сталинградской битвы вернуть героическому городу его легендарное имя – Сталинград
 

"ДЯДЮШКА ДЖО"


Известно, что Черчилль и Рузвельт между собой называли И.В. Сталина “Uncle Joe” - «дядюшка Джо». Он об этом знал и не обижался.

Оставаясь заклятым врагом Советской России, которую он в первые послереволюционные годы страстно желал «задушить в колыбели», Черчилль, тем не менее, очень высоко ценил Сталина как личность, а между Сталиным и Рузвельтом возникли и быстро развились даже более, чем доверительные отношения, хотя и английский премьер, и американский президент неоднократно отмечали, как им бывало трудно вести переговоры со Сталиным, когда им приходилось поступаться порой политическими принципами во имя укрепления межгосударственного военного сотрудничества с Советским Союзом (как, например, и в этом, пожалуй, наиболее ярко проявился дипломатический талант Сталина – в вопросе о признании союзниками в качестве западной границы СССР после окончания войны пограничных рубежей, существовавших к моменту нападения Германии на Советский Союз, т.е. к 22 июня 1941 года).

Твёрдая позиция во всех вопросах, когда речь шла о защите коренных интересов СССР, была сильной стороной Сталина как искусного дипломата и опытнейшего политика.

«ОТСУТСТВИЕ ВТОРОГО ФРОНТА ЛЬЁТ ВОДУ
НА МЕЛЬНИЦУ НАШИХ ОБЩИХ ВРАГОВ».


С самого начала Великой Отечественной войны Сталин понимал, что интересы СССР требуют скорейшего открытия второго фронта в Европе, и уже в первом послании премьер-министру Великобритании Черчиллю от 18 июля 1941 года Сталин обосновывает целесообразность создания фронта против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика), причём «не только ради нашего общего дела, но и ради интересов самой Англии».

Однако, Черчилль, а впоследствии и Рузвельт остались глухи к сталинским инициативам, оказывая, правда, материально-техническую помощь, размеры которой нельзя преуменьшать, но также нельзя, как это стало модно сейчас, и преувеличивать.
Во многом громадную разницу в их и наших людских потерях в смертельной схватке с Германией и её сателлитами следует отнести за счёт предательской стратегии и тактики союзников СССР – «западных демократий», затягивавших решение вопроса об открытии второго фронта почти до самого конца войны.

Сталин настойчиво и жёстко в каждом послании требует от союзников по антигитлеровской коалиции открыть второй фронт, но только спустя долгие три года, когда миру уже становится ясно, что Советский Союз может справиться с германским зверем и без помощи союзников, их войска высаживаются, наконец, 6 июня 1944 года в Северной Франции.
Когда годом раньше Черчилль и Рузвельт известили Сталина о своём решении не открывать второй фронт в Европе в 1943 году, Сталин направил им ноту, в которой чётко подчеркнул, что Москва разочарована таким оборотом, но что «дело здесь идёт не просто о разочаровании советского правительства, а о сохранении его доверия к союзникам, подвергаемого тяжёлым испытаниям». Он писал, что «отсутствие второго фронта льёт воду на мельницу наших общих врагов».

Но после Сталинграда, Курска и форсирования Днепра Рузвельт понял, что стратегия Черчилля («желал бы видеть германскую армию в могиле, а Россию – на операционном столе») исчерпала себя, что дальнейшее оттягивание открытия второго фронта может быть чревато самыми печальными для Запада последствиями«мощь и престиж СССР будут настолько велики, что какое-либо противодействие сталинской политике со стороны США и Великобритании окажется невозможным». Особенно остро стоял передсоюзникамивопрос о сдерживании советской мощи после окончания Второй мировой войны.

ТЕГЕРАН – 43


Встреча Большой тройки в Тегеране в ноябре 1943 года состоялась на фоне внушительных побед Красной Армии, что давало Сталину возможность не только держаться уверенно и независимо, но и быть неформальным лидером Большой тройки. Начать с того, что первым крупным дипломатическим успехом Сталина было то, что он буквально «перехватил» Рузвельта у Черчилля, убедив его переехать в советское посольство и пожить там, поскольку по данным советской разведки, Абвер (орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919 – 1944 гг. – Л.Б.) готовит покушение на лидеров стран антигитлеровской коалиции. Черчилль, которому Рузвельт отказал в просьбе обосноваться в британском посольстве, имел все основания произнести: «Конференция закончилась, не успев начаться. Сталин засунул президента к себе в карман».

Второй неприятностью для Черчилля было предложение Рузвельта о необходимости решить после войны проблему деколонизации. « Я не для того стал первым министром короля, - сказал Черчилль, - чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи». Третья неприятность для Черчилля заключалась в том, что Рузвельт от имени трёх союзных держав не дожидаясь его окончательного подтверждения заранее обговорённой с ним даты ,поспешил объявить началом операции «Оверлорд» (кодовое название Нормандской десантной операции – Л.Б.) - май 1944 года, понимая, что откладывать открытие второго фронта просто бессмысленно. Четвёртая неприятность для Черчилля – это настойчивая позиция СССР и США в вопросе о совместном с Великобританией контроле после войны над всеми стратегическими пунктами мира. Для Англии – владычицы морей – это требование означало делиться с союзниками контролем над Гибралтаром, Суэцким каналом, Сингапуром и другими своими подконтрольными стратегическими территориями, что опять же не могло вызвать энтузиазма у премьер-министра Великобритании…

Генерал Эйзенхауэр, будущий 34-й президент США, вспоминает, что перед вторым пленарным заседанием на конференции в Тегеране, в торжественной обстановке, Черчилль вручил Сталину подарок короля Георга VI – меч – в память о великой победе под Сталинградом: «Сталин молча вынул меч из ножен, поцеловал лезвие и передал дар короля Ворошилову, который повертел его в руках и … уронил. Но он тут же быстро поднял меч, вложил в ножны и передал военному, находившемуся в почётном карауле, который повернулся и молча удалился». Рузвельт записал в своём дневнике: «У Сталина появились на глазах слёзы, когда он принимал меч. Было очевидно, что эта процедура глубоко тронула его».

Ещё один инцидент, связанный со Сталиным и Черчиллем: последний, будучи недовольным позицией Рузвельта в вопросе о сроке открытия второго фронта, ворчал. Тогда Сталин поднялся и, обратившись к Молотову и Ворошилову, произнёс: «У нас слишком много делдома, чтобы здесь тратить время. Ничего путного, как я вижу, не получается». Испугавшись, что конференция по его вине может быть сорвана, премьер-министр поспешил заявить «Маршал неверно меня понял. Точную дату можно назвать – май сорок четвёртого».

Впоследствии Черчилль так описывал свои чувства во время Тегеранской конференции: «Впервые в жизни я понял, какая мы маленькая нация. Я сидел с огромным русским медведем по одну сторону от меня и с огромным американским бизоном по другую. Между этими двумя гигантами сидел маленький английский осёл».

Главный дипломатический успех советской делегации на Тегеранской конференции во главе со Сталиным был в том, что упрочилась солидарность трёх великих держав – участниц антигитлеровской коалиции и что вопрос о втором фронте был разрешён с учётом интересов Советского Союза.(Сдаётся, что именно дипломатические неудачи в Тегеране, а затем и в Ялте такого сильного и напористого дипломата, тонкого и опытного политика, большого патриота своей страны, как Уинстон Черчилль, и явились главной причиной его поражения на выборах 1945 года, как раз в момент его участия в Потсдамской конференции после капитуляции Германии – Л.Б.).

Чувствуя близкий конец, Гитлер предпринял лихорадочные усилия, чтобы расколоть Большую тройку. Вновь у руководителей стран антигитлеровской коалиции возникла необходимость во встрече.

И вновь, как и в случае с Тегераном, Сталину удалось убедить союзников принять его предложение о месте встречи – на сей раз на советской территории - в Ялте.


ЯЛТА - 45

Сегодня, когда идёт процесс ревизии и очернительства отечественной истории, нередко можно встретить утверждение, что в Ялте Сталин якобы «обманул западные державы». На это можно ответить словами Черчилля: «Мне не известно ни одно правительство, которое выполняло бы свои обязательства более точно, чем русское Советское правительство». На это можно было бы ответить и словами участника Крымской конференции, Госсекретаря США Стеттениуса: «В Ялте уступки Советского Союза Соединённым Штатам и Англии были больше, нежели их уступки Советам».

На Крымской конференции было подписано секретное соглашение о вступлении СССР в войну против Японии через два-три месяца после капитуляции Германии. При этом Сталин поставил перед союзниками по антигитлеровской коалиции несколько политических условий: возвращение Южного Сахалина с прилегающими к нему островами, получение Курильских островов, аренда Порт-Артура в качестве советской военно-морской базы, совместная с китайцами эксплуатация КВЖДРузвельт и Черчилль с этими сталинскими условиями согласились, о чём был составлен соответствующий документ.

На Крымской конференции был решён вопрос о разделе Германии на зоны, при этом Советскому Союзу отводилась восточная часть Германии. Район «Большого Берлина» также оккупировали войска СССР, США и Англии. Из 20 миллиардов долларов репараций Советский Союз претендовал на получение 10 миллиардов.

Именно в Ялте был поднят вопрос об учреждении Организации Объединённых Наций, как международного органа безопасности.
Единственным «яблоком раздора» на той конференции был так называемый «польский вопрос». На заявление Черчилля: «Для Англии Польша – вопрос чести», - Сталин отпарировал: «а для России этот вопрос как чести, так и безопасности. На протяжении всей истории Польша служила коридором, через который проходили враги России для нападения на неё».
Поэтому стремление Сталина иметь в послевоенной Польше дружественное в отношении СССР правительство, а не антисоветское по своей сути, опекаемое Черчиллем так называемое «польское правительство в изгнании», которое обанкротилось к концу войны и не представляло интересы польского народа, было вполне естественно. В боях за освобождение Польши погибло 600 тысяч (!) советских солдат и офицеров и ни одного английского военнослужащего. Поэтому в Ялте у Черчилля, который был бы не прочь, чтобы вопрос о характере политического режима в освобождённых странах Восточной Европы решался бы «западными демократиями», - перед Сталиным язык был короткий.

ПОТСДАМ – 45.


Франклин Делано Рузвельт, 32-й президент США, ушёл из жизни чуть-чуть не дожив до победы, хотя он знал, чем закончится эта война. Поэтому из триумвирата военного времени в Потсдаме в первую половину конференции присутствовали два члена Большой тройки – Сталин и Черчилль, которого после всеобщих выборов в Англии сменил лейборист Эттли.

Накануне отъезда Черчилля Сталин пригласил английского премьера на обед. По воспоминаниям Черчилля, Сталин был в отличном расположении духа. Он принял от Черчилля в подарок коробку больших бирманских сигар, которые премьер сам очень любил, и сказал, что нынче он курит гораздо меньше, чем раньше, и что иногда просто посасывает пустую трубку. (По свидетельству переводчика Сталина Бережкова, посетившего Бирму спустя почти четверть века после Потсдама и пятнадцать лет после смерти Сталина, на экзотической ярмарке на одном маленьком островке, он увидел на циновке большие сигары с надписью на местном и английском языках: «Сигары Черчилля». А рядом, в раскрытых картонных коробках, виднелись кривые коричневые трубки, которые предлагались покупателям как «трубки Сталина»).

За обеденным столом тогда Сталин сказал, что считает сомнительным, чтобы военный лидер, приведший страну к победе, мог быть в момент триумфа отвергнут избирателями. Но когда Черчилль не вернулся, Сталин позлословил по поводу «неблагодарных гнилых демократий, которые имеют наглость выгонять победителей».

Так или иначе, но Сталин остался один из Большой тройки, когда пришла пора подводить итоги самой страшной войны, какую только знало человечество.

Крупнейший американский журналист Уолтер Липпман писал по случаю смерти Рузвельта:

«Трагедией для народов обращается ситуация, когда умирает великий руководитель и его дело попадает в руки политического пигмея». Новый американский президент, о котором так неодобрительно отозвался Липпман, в недавнем прошлом сенатор Гарри Трумэн, действительно был политическим пигмеем, так как после нападения Гитлера на СССР, всё, что он мог произнести, было: «Надо, чтобы русские и немцы убивали друг друга как можно дольше». Таким же политическим пигмеем был после Черчилля и новый премьер Эттли.

Только судьба Советского Союза была в твёрдых и надёжных руках Великана – Иосифа Виссарионовича СТАЛИНА. Компетентного дипломата и военно - политического деятеля, которому удалось и в Потсдаме блестяще выиграть заключительные политические и дипломатические баталии в пользу государственных интересов СССР.

…Однако, в послевоенной атмосфере уже чувствовалось морозное дуновение ветров «холодной войны», и распад антигитлеровской коалиции уже становился фактом истории.

И старт «холодной войне» был дан отнюдь не Сталиным, а всё тем же столпом британского империализма Уинстоном Леонардом Спенсером Черчиллем, которому президент- пигмей Гарри Трумэн, отдавший приказ об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки, оказался более по душе, чем мудрый президент – великан Франклин Рузвельт.
 
 

ЛИЧНОСТЬ МИРОВОГО МАСШТАБА


Имя Сталина не сходило со страниц зарубежной периодики с конца 20-х годов и до самого конца его жизни, причём как в позитивной, так и в негативной оценке. Надо сказать, что вся информация, как приятная, так и остро критическая в адрес Сталина поступала в Кремль, обобщалась, переводилась, доводилась до сведения вождя и оседала в советских архивах.
Сам Сталин большого значения этим отзывам не придавал, но для нас все эти публикации, безусловно, представляют огромный исторический интерес, поскольку позволяют глазами зарубежных корреспондентов и политических деятелей взглянуть на то, каким непререкаемым авторитетом и весом пользовался Иосиф Виссарионович Сталин при жизни, как высоко оценивали его деятельность во всём мире.

Вот как, например, отреагировала английская и американская пресса на разгром немцев под Москвой. 17 января 1942 года военный обозреватель британской газеты «Дейли экспресс» отмечал, что «успехи Красной Армии могут быть охарактеризованы как современное военное чудо. И творец этого чуда – Сталин», а26 января 1942 года редактор другой солидной авторитетной британской газеты – органа консервативной партии - «Обсервер» писал, что победа под Москвой «в значительной степени является триумфом железной воли и организаторских талантов Сталина».

24 января того же года посол Англии в СССР Стаффорд Криппс, выступая на пресс-конференции в Лондоне, заявил:

«Сталин показал себя великим лидером и крупным стратегом. Основной стратегический план обороны Москвы и советского наступления – это стратегия самого Сталина. Советский народ питает к нему огромное доверие. Нынешние события потребовали от русских больших жертв и страданий, но дух этого народа теперь выше, чем когда бы то ни было. Я никогда не видел населения, одухотворённого таким мужеством».

Главный официальный орган консерваторов газета «Таймс» ранее писала об огромном политическом значении солидарности СССР с принципами Атлантической Хартии (эта декларация глав правительств США и Великобритании, подписанная 14.8.1941. провозглашала цели войны против фашистской Германии и её союзников, тезисы о послевоенном устройстве мира, в частности, об отказе от территориальных захватов и о праве народов избирать себе форму правления – Л.Б.).Теперь же газета «Таймс» отмечала полное совпадение между духом Атлантической Хартии и следующими словами, сказанными Сталиным: «Теория расового равноправия в СССР и практика уважения к правам других народов привели к тому, что все свободолюбивые народы стали друзьями Советского Союза».

23 февраля 1942 года в одном из крупнейших кинотеатров Лондона в честь 24-й годовщины Красной Армии состоялся мощный многолюдный митинг. На нём в качестве почётных гостей присутствовали члены советской военной миссии в Англии, представители вооружённых сил ряда европейских стран - Чехословакии, Польши, Югославии, Норвегии, Свободной Франции, - а также Китая.

Открыл этот митинг редактор газеты «Ивнинг стандард» Оуэн, который подчеркнул, что «собравшиеся приветствуют Сталина, советский народ, доблестную Красную Армию, гарнизоны Москвы, Ленинграда и Севастополя, не знающих слова «капитуляция».

Выступая в те дни в Палате общин, побывавший в Советском Союзе министр иностранных дел Великобритании Иден поделился с членами парламента своими неизгладимыми впечатлениями об увиденном: «Мы видели в России командиров высокого ранга и младших командиров, видели солдат и руководителей народа иповсюду мы встречали одинаковую уверенность и решимость. Мало найдётся примеров в анналах истории, чтобы армия, которая провела такое долгое и тяжёлое отступление, как Красная Армия в течение лета, всё же сохранила боевой дух и смогла обрушиться на врага с таким триумфальным успехом».

6 марта того же года ТАСС сообщало из Лондона: 

«У англичанки леди Мак-Роберт все её три сына –лётчики английской авиации погибли в боях с немцами, Мак-Роберт решила пожертвовать 20 тысяч фунтов стерлингов на создание звена истребителей в память о её погибших сыновьях. Она просила, чтобы эти самолёты были отправлены по адресу: «СССР, СТАЛИНУ».


Мать погибших английских пилотов писала: «Нет слов, чтобы выразить моё восхищение тем, что было сделано и делается под замечательным и вдохновляющим руководством Сталина. Гитлер никогда не сломит этот народ».

29 ноября 1942 года все английские газеты поместили на видном месте сообщения о том, что четыре английских лётчика награждены Советским правительством орденом Ленина. Ряд газет опубликовал эту информацию под заголовками: «Сталин удостаивает чести Британскую королевскую авиацию», «Сталин награждает английских лётчиков»...

Американский военный обозреватель Макс Вернер в журнале «Арми энд невл джорнэл» писал: «Пользуясь благоприятным, случаем поздравляем Народного Комиссара Обороны СССР Сталина со славной годовщиной Красной Армии. Великолепная выдержка, упорное сопротивление и неукротимая активность, проявленные командирами и бойцами Красной Армии, войдут в историю, как выдающиеся примеры героизма и мужества их правительства и их страны. Мы теперь знаем, что Красная Армия может сокрушить армию Германии».

Годовщина со дня нападения гитлеровских орд на Советский Союз была отмечена в США, Англии и Канаде многочисленными митингами и собраниями. В сообщении ТАСС говорилось: «Участники митинга в Мэдисон-сквер в Нью-Йорке 22 июня, посвященного годовщине гитлеровского нападения на Советский Союз, с энтузиазмом приняли приветственные телеграммы товарищу Сталину и защитникам Севастополя».

В телеграмме Сталину говорилось: «Многолюдный митинг, созванный в честь годовщины героической борьбы доблестной Красной Армии, искренне отдаёт должное вашему вдохновляющему руководству советским народом и стремитсяприблизить возможность сплотить ряды вокруг ваших знамён, чтобы ускорить окончательный разгром фашизма».

На митинге в Сан-Франциско, организованном комитетом помощи России 20 октября 1942 года выступил Чарли Чаплин. Он сказал: 

«Народ спрашивает: «Кто эти коммунисты? Это люди, которые умирали тысячами – правда, не за наши идеалы, а за свои, но всё же тысячами. Спрашивают также: «Что будет после войны? Затопит ли коммунизм весь мир? Мой ответ на это: «И что же?»… Мы не хотим вернуться к тому положению, когда несколько человек, получающих сотни миллионов долларов от дела, в котором они ничего не понимают, стоят выше рядовых честных людей… Я не знаю, что такое коммунизм, но если он создаёт людей, подобных тем, которые сражаются на русском фронте, - мы должны уважать его. Настало время отбросить всякую клевету, потому что они отдают свою жизнь и кровь за то, чтобы мы могли жить. Нам следовало бы отдать не только наши деньги, но всю духовную способность к дружбе, которой мы обладаем, чтобы помочь им» 
(Россия, которую мы не знали. 1939 – 1993. Хрестоматия. Челябинск.1995. С.143). 

За эту речь и за то, что из сообщений советской печати американским реакционным кругам стало известно, что один из уцелевших после Сталинградской битвы танков носил имя Чарли Чаплина и что Сталин на Тегеранской конференции якобы сказал об этом факте Рузвельту, великий актёр-антифашист был подвергнут гонениям со стороны комиссии по расследованию антиамериканской деятельности и изгнан из Соединённых Штатов в 1952 году, как «смутьян и коммунист».

На Западе очень внимательно следили за каждым выступлением Сталина. Реакция мировых средств массовой информации на сталинский доклад по случаю 25-й годовщины Великого Октября, совпавшей с кульминацией Сталинградской битвы, была ошеломляющей: все английские радиостанции передали полный текст этого доклада на английском, французском, немецком, чешском, польском, испанском, итальянском и других языках. Агентство Рейтер в своём обозрении отмечало: 

«Речь Сталина – это речь сильного человека, уверенного в себе, уверенного в своей армии, уверенного в рабочих, уверенного в окончательной победе. Это не хвастливая, озлобленная и взволнованная речь. Он сделал откровенный и реалистический обзор положения и если выразил разочарование по поводу задержки открытия второго фронта, то его чувства легко объяснить. Сталин выразил уверенность в том, что второй фронт будет рано или поздно открыт, а также убеждение в том, что действия антигитлеровской коалиции в конечном счёте завершатся победой».

Понятно, что подобные речи Сталина находили отклик у простых людей во всём мире. Мировая общественность требовала открытия второго фронта у своих правительств, объективно помогая Сталину, который справедливо требовал у лидеров западных демократий выполнения союзнических обязательств. Газета «Дейли телеграф энд морнинг пост» в передовице писала: «Сталин может быть уверен в том, что открытие второго фронта не задержится ни на один момент сверх необходимого подготовительного периода».

Крупный журналист своего времени Гарвин писал в газете «Санди экспресс»:

«Сталин является той великой движущей силой, которая вдохновляет русский народ в мирный период ив период борьбы с врагом. Его величественная речь является откровенной и мудрой в отношении западных держав и непримиримой в отношении общего врага».


Насколько важной и серьёзной считали в США речь Сталина 7 ноября 1942 года говорит тот факт, что крупнейшие радиостанции Америки прервали свои радиопередачи, чтобы сделать сообщение об этом докладе. А уже на следующий день его полный текст напечатали «Нью-Йорк таймс», «Нью-Йорк геральд трибюн» и ряд других крупнейших газет Америки. Комментарии же к докладу были написаны во всех без исключения центральных и местных американских газетах.

Турецкая газета «Журналь д’Ориан» писала: 

«Читая эту речь, хочется поблагодарить Сталина за то, что он ничего не преувеличил, за то, что он не злоупотребил тем, что его будут слушать во всём мире. Он трезво, простым языком рассказывает, как протекала война в России последним летом».


Исключительно высоко была эта речь Сталина воспринята в Иране, где справедливо связывали упрочение подлинной независимости и суверенитета этой страны с победой Великой Октябрьской социалистической революции. А ввод войск СССР и Великобритании на территорию Ирана в августе 1941 года был очень чувствительным ударом по профашистским элементам в иранском обществе и способствовал антигитлеровской ориентации этой страны.

Разгром немцев под Сталинградом был мощным толчком для усиления деятельности в США сторонников укрепления американо-советской дружбы. Так, американка Анна Луиза Стронг, автор объективной книги о Сталине, в своих публичных выступлениях ставила вопросы остро, не опасаясь скользких мест, говорила, как друг СССР, о котором знала не понаслышке, так как работала на протяжении ряда лет корреспондентом газеты «Москоу ньюс». Однажды во время выступления в Сан-Франциско перед двухтысячной аудиторией, где её речь была выслушана с предельным вниманием и неоднократно прерывалась аплодисментами, после доклада, один троцкист спросил у Анны Луизы Стронг на английском языке, «известно ли ей, что Ленин писал о Сталине в своём завещании», на что Стронг ответила«Я знаю, что в течение почти 20 лет Сталин ведёт страну и показал себя великим человеком».

9 февраля 1943 года по Московскому радио выступил французский писатель Жан-Ришар Блок со своей знаменитой речью по случаю разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. Он сказал:

«Слушайте, парижане! Первых трёх дивизий, которые вторглись в Париж в июне 1940 года… этих дивизий – 100-й легко-пехотной, 113-й и 295-й пехотных – не существует больше! Они уничтожены под Сталинградом; русские отомстили за Париж. Русские отомстили за Францию!» 
(История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 – 1945. Т.3. М. 1961. С.75)


«Битва за Сталинград, - писала канзасская газета 14 февраля 1943 года – решающее сражение Второй мировой войны и она может стать Ватерлоо для Адольфа Гитлера и его банды убийц». Автор статьи очень высоко оценил личный вклад Сталина в разработку плана разгрома немцев под Сталинградом.

В феврале 1943 года редакция журнала «Совьет раша тудэй» организовала собрание, на котором присутствовало 1700 человек. Оно было посвящено 25-й годовщине Красной Армии, и на нём выступил бывший посол США в СССР Дэвис, который подчеркнул, что, «как подлинно великий человек, Сталин весьма скромен. Он отклонил все похвалы за строительство тех огромных промышленных предприятий, которые мне довелось видеть, и приписывал эти достижения усилиям тысяч своих инженеров, сподвижников и сотрудников. Я твёрдо уверен, что, если бы не предвидение, здравое суждение и неукротимая воля этого человека, нужных усилий не удалось бы создать, и немцы, перейдя советскую границу, не встретили бы танков, орудий, самолётов, которые помешали Гитлеру одолеть Советский Союз и тем самым не позволили ему установить своё господство над Европой и Азией, а в конечном счёте, над Африкой и прилегающими морями»…

В 1979 году, а это был год столетнего юбилея Иосифа Виссарионовича американский профессор Урбан имел беседу с бывшим послом в СССР Гарриманом, который неоднократно встречался со Сталиным. В этой беседе Гарриман, в частности, сказал: «Сталин как военный лидер был популярен, и нет никаких сомнений, что он был одним из тех, кто сплотил Советский Союз после гитлеровского нападения. Я не думаю, чтокто-нибудь другой смог бы сделать это. И всё, что произошло после смерти Сталина, не может переубедить меня в этом».

(Все цитаты из зарубежной печати даются по книге: Иванов Р. Сталин и союзники.1941 – 1945 гг. Смоленск. Русич. 2000).
 


СТАЛИН В КРУГУ БЛИЗКИХ


Надо сказать, что личная жизнь Сталина, которую ныне приходится воссоздавать по крупицам, во многом противоречит хрущёвско-горбачёвскому мифу о «культе личности», поскольку сам вождь очень жёстко пресекал любые попытки обнародовать факты, выходившие за рамки его революционной и государственной деятельности.О подобном подходе Сталина свидетельствуют многие известные мне факты, в частности, такой документ:

«В Детиздат ЦК ВЛКСМ
16 февраля 1938 года


Я решительно против издания «Рассказов о детстве Сталина». Книжка изобилует массой искажений, преувеличений, незаслуженных восхвалений. Автора ввели в заблуждение охотники до сказок, брехуны, подхалимы.


Жаль автора, но факт остаётся фактом.


…Книжка имеет тенденцию вкоренить в сознание советских детей (и людей вообще) культ личности вождей, непогрешимых героев.


Это опасно, вредно. Советую сжечь книжку.


И. СТАЛИН»

Поэтому одна из самых сложных проблем в сталиноведении – это проблема недостатка информации. Следы великого множества фактов из биографии вождя, возможно, увы, исчезли навсегда.

Существует также проблема недостоверных источников. В настоящий момент есть немало не только совершенно бредовых мифов о Сталине, но и масса сомнительных по содержанию, вызывающе ложных «сочинений» таких авторов, как Л. ТРОЦКИЙ, Н.ХРУЩЁВ, Д. ВОЛКОГОНОВ, В. АНТОНОВ–ОВСЕЕНКО и других, менее известных, но не менее вредных мастеров отсебятины.


«БЛИЖНЯЯ» И ДРУГИЕ


В самый разгар антисталинской вакханалии в начале 90-х годов ХХ столетия появилась небольшая по объёму книга честного человека, почти четверть века имевшего огромное счастье охранять И. В. Сталина, видеть его в неформальной обстановке в быту, знать его вкусы, привычки, пристрастия, взгляды, весь образ его жизни. Человек этот – его телохранитель А.Т.Рыбин, а книга называется «Рядом со Сталиным».

Эти мемуары уникальны, поскольку впервые в них даётся совершенно объективный и очень правдивый портрет Сталина-человека в разных жизненных ситуациях, разоблачаются лжесвидетельства и откровенно черносотенная клевета недобросовестных ниспровергателей великого вождя от дней Хрущёва до наших дней. Выпущенная небольшим тиражом и сразу ставшая библиографической редкостью, она, тем не менее, имеет высокий рейтинг среди сталиноведов на всей территории Советского Союза. Главное её достоинство – это глубоко искренний и документально достоверный рассказ наблюдательного очевидца, который был «тенью Сталина».

Почему дача в Кунцево называется «Ближняя»?


«У Сталина подмосковных дач было четыре: в Кунцево, в Семёновском, в Липках и Зубалово. Последние две (после смерти жены в 1932 году – Л.Б.) Сталин посещал крайне редко. Там гостили в основном лидеры зарубежных компартий – Мао Цзедун, Морис Торез, Вальтер Ульбрихт, Хо Ши Мин, Пальмиро Тольятти, Гарри Поллит и многие другие.

Сталин предпочитал постоянно жить в Кунцево – ближе всех от Кремля. Построили там кирпичную дачу очень быстро ещё в 1931 году. Застеклили две просторные террасы. На крыше сделали солярий с будкой от дождя. В отдалении поставили кухню и небольшую баню с хорошей каменкой. В соседней с баней комнате поместился бильярдный стол».

Как строилась Ближняя дача Сталина?


«Это место в районе Кунцево едва ли можно назвать райским. С севера за сосновым лесом пролегало Можайское шоссе, откуда слышался постоянный гул транспорта, неслись частые сигналы и выхлопные газы. Западнее, в деревне Давыдково, вечерами под гармошку вовсю горланили пьяные мужики, которых неистово бранили голосистые жёны. С юга, примерно на таком же расстоянии, находилась Киевская товарная станция, где не умолкал грохот буферов при сцепке вагонов, а маневровый паровоз почему-то непрестанно издавал пронзительные гудки. От всего этого содома не спасали ни сосны, ни дощатый забор.

Одноэтажная дача из семи комнат строилась круглые сутки. Спальня Сталина была где-то двадцати метров. Стены зала обили мореной фанерой под дуб, а комнат – в основном под соломку. Швы прикрыли такими же рейками. Откуда-то привезли деревянную полуторную кровать, на которой мы спали поочерёдно. Потом её занял Сталин. Никаких бассейнов или массажных на даче не имелось. Никакой роскоши – тоже.

Солидно выглядел только паркетный пол в зале. Дачу приняли комендант Ефимов с помощником Мозжухиным. А мы с Горундаевым стали выполнять обязанности личной охраны И.В. Сталина. Он появлялся всё чаще. Затем начал жить постоянно. В Кремль ездил на чёрном «Паккарде». Иногда после работы отдыхал на солярии. Во время дождя укрывался в небольшой деревянной будке».

Каковы были меры предосторожности?


«Забор был обыкновенный – из досок. Без всякой колючей проволоки сверху. Правда, высотой в пять метров. А в 1938 году появился второй – внутренний. Трёхметровой высоты, с прорезями смотровых глазков. Заставили это сделать явные угрозы оппозиции. Диверсанты могли легко преодолеть единственную преграду и захватить Сталина. Особенно трудно было бы их заметить в ночной тьме. Ведь в лесу на расстоянии двух – трёх метров уже совершенно ничего не видно».

Позднейшие вымыслы о Ближней даче Сталина.


«С подачи Хрущёва, что будто Сталин сидел в «железном ящике» возник искажённый образ «Ближней дачи» как железобетонной крепости с зарешёченными окнами и двойными бронированными дверями, за которыми Сталин безвыходно скрывался в своём кабинете до последних дней и засиделся там настолько долго, что собралось Политбюро и единогласно проголосовало вскрыть броню автогеном. Когда же, наконец, вошли в кабинет, за письменным столом увидели мёртвого Сталина.

Всё это – вздор. Повторяю: никаких железных дверей, кроме военного бомбоубежища, на даче не имелось. Все внутренние двери были сделаны из простого дерева и половины застеклены. Дверь в зале-кабинете Сталина была абсолютно такой же и для лучшего движения воздуха никогда не закрывалась. Конечно, при необходимости захлопывалась на обычный английский замок «линг». Ключи от него всегда находились у коменданта или дежурного офицера. Никакой сверхсложной внутренней системы запоров, которые-де мог открыть лишь сам Сталин при помощи специального электрического устройства, - в помещении не существовало. Это очередная байка изощрённых сочинителей».

Почему Сталин ликвидировал свой кабинет на «Ближней» даче?


«В 1943 году на даче надстроили второй этаж. Заодно Сталин ликвидировал свой прежний кабинет, соединив его с большим залом, где проводились все заседания Политбюро и принимались различные руководители. В зале поставили три больших дивана, на которых спал Сталин. Когда уставал, то ложился на ближайший к нему. От страшного нервного напряжения его года два изводила бессонница. Ликвидация кабинета объяснялась не только тем, что много места требовали расположенные всюду карты всех фронтов. Просто во время войны у Сталина появилось кислородное голодание. Потом для лучшей циркуляции воздуха в густом лесу на территории дачи прорубили сквозные просеки. Что касается надстроенного второго этажа, то он оставался пустым. Вместе с Орловым Сталин туда поднимался всего два раза, так и не решив, чем занять помещение.

Дача в Семёновском


Вторая (посещаемая Сталиным – Л.Б.) дача, «Семёновское», находилась в ста десяти километрах от Москвы, в бывшем владении фаворита Екатерины II Григория Орлова и его братьев. Там в тридцатые годы ОГПУ выстроило такой же одноэтажный дом с шестью комнатами и двумя застеклёнными террасами. Вокруг зеленел в основном тоже сосновый лес. Имелись три пруда. Самым же примечательным был родник-пятиключник. Каждая струя этого чуда природы была разной высоты и красы.
Сталин приезжал в «Семёновское» редко. Может, полюбоваться на пятиключник да с компанией отдохнуть на острове посреди самого большого пруда…

Во время войны эта дача уцелела просто чудом. На ближних железнодорожных станциях Барыбино и Мехнево разгружались из эшелонов дальневосточные и сибирские войска. Поэтому налёты вражеской авиации усилились до предела. Некоторые бомбы по ветру заносило сюда. Постоянно вёлся миномётный обстрел территории. Приближение фашистских войск вынудило заминировать дачу. Коменданту Соловову даже пришлось выяснить у начальства, взрывать ли её?

Мудрый генерал ответил: «Взорвёшь дачу раньше времени – расстреляем. Сдашь её немцам - найдём и повесим. Так что решай сам по обстановке».

Соловов обратился к Сталину. Войска Юго-Западного фронта под командованием генерала Захаркина получили приказ оставаться на занимаемых позициях.(Приказ Верховного Главнокомандующего генералу Захаркину был продиктован не столько стремлением сохранить дачу, сколько тем обстоятельством, что, по свидетельству А. Рыбина, неподалёку, в старом доме братьев Орловых находился полевой госпиталь, где при свете керосиновых ламп врачи оперировали раненых бойцов – Л.Б.).


И снова на «Ближней»


«Зимой Сталин вышел из дома в тулупе и подшитых валенках, погулял, покурил и спросил у сотрудника охраны Мельникова: «По сколько часов стоите на посту?» – «По три через шесть, товарищ Сталин». – «На какой срок получаете обмундирование?» – «На год, товарищ Сталин». – «А сколько получаете зарплату?» Шестьсот рублей, товарищ Сталин». – «Не богато, не богато…».

После этого разговора нам всем увеличили зарплату и дали второй комплект обмундирования. Сталин был счастлив безмерно. Ведь по сравнению с нами он считал себя богачом – имел пару шинелей, три пальто и целых четыре кителя…Валенок у него было три пары. Приезжая из Кремля, Сталин тут же надевал чёсанки, мягкие, удобные для больных ног, уже мёрзнувших в обычной обуви при длительной работе за столом.



Советская цивилизация




© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх