ПОИСК ПО САЙТУ


Главлит – первые шаги



Геннадий Куренков

Главлит не являлся партийным учреждением, он вошел в структуру исполнительной власти, т. е. являлся государственной организацией,
осуществляющей контроль и проводившей централизованную цензурную политику. Существование Главлита ни для кого не было секретом. По партийной линии цензурную политику в стране проводил Агитационно- пропагандистский отдел ЦК РКП(б). В 1922 году, на высшем партийном уровне было принято важное решение о переходе от предварительной к последующей цензуре. Так, 6 октября 1922 года по инициативе ЦК и под председательством заведующего Агитационно-пропагандистским отделом и кандидатом в члены ЦК А. С. Бубнова, проходило заседание представителей цензуры, в котором принимали участие представители Наркомпроса, ГПУ, Главлита, Главполитпросвета и ГИЗа. На заседании, среди прочих решений, было принято: «Признать необходимым переход от предварительной к карательной форме цензуры. Для выработки точного текста постановления и детализации данного вопроса создать комиссию в составе: тт. Мещерякова, Этингофа, Лебедева - Полянского. Работу комиссии закончить в недельный срок». Как видно из принятого решения, предполагалась отмена предварительной цензуры, но она не была отменена окончательно. В целом, возможность перехода в 1922 г. от предварительной цензуры к карательной была реализована только частично.


Задачей ЦК после возникновения Главлита, была координация работы ЦК, Главлита и ГПУ по цензурной деятельности. ГПУ занималось цензурой и раньше, но в 1922 г. ЦК партии требовалось, в связи с образованием Главлита, разграничить их функции. К регулирующим действиям со стороны ЦК по отношению к Главлиту можно отнести решение текущих оперативных вопросов и политическое регулирование, выработка нормативных актов, призванных урегулировать деятельность Главлита и скоординировать его взаимоотношения с другими ведомствами.

Выполнение цензурных функций в гражданских и военных ведомствах РСФСР к лету 1922 года, связанных с условиями окончания Гражданской войны и перестройка государственного аппарата на мирное время объективно приводили к неизбежности изменения, как органов цензуры, так и органов контроля над информационным пространством. Также это было важно в условиях НЭПа, т. е. усугублялось наличием частных изданий. К примеру, в данный период наблюдалось стремление частных издательств заняться распространением литературы, издаваемой заграничными книгоиздательствами. Государству, в лице Главлита, требовалось определиться с позицией, которой необходимо было придерживаться при выдаче разрешений на ввоз и распространение этой литературы. Главлит в своей деятельности руководствовался общими принципами работы, озвученными в декрете о его создании, но сталкиваясь с решением практических вопросов, он столкнулся с необходимостью определённой регламентации и детализации. Поэтому в феврале 1923 г. Секретариат ЦК поставил вопрос о разработке ведомственных директив для деятельности Главлита. 

Первые документы были разработаны в АПО и переданы в Главлит в виде проекта постановления Политбюро ЦК «О мерах воздействия
на книжный рынок». Далее, рассмотренные в ряде различных комиссий, документы были присланы в Главлит и легли в основу его практической деятельности. В Главлите появляется инструкция «О мерах воздействия на книжный рынок», в которой были сформулированы принципы, определяющие позицию Главлита при выдаче разрешений на книгоиздательство и журналы.


Важным вопросом, в начале своей деятельности, в котором Главлит принимал непосредственное участие, была разработка советского законодательства о печати. Отсутствие закона, который юридически регламентировал работу органов печати, влекло за собой определенные трудности и ведомственную анархию, когда ведомство само, исходя из собственного понимания, определяло порядок опубликования сведений. Но, в РСФСР отсутствовал общий закон о печати. Решение этого вопроса, стало предметом обсуждения ЦК. Так, к примеру, обосновывал необходимость принятия данного закона, заведующий подотделом печати Агитпропа ЦК И. В. Вардин в письме в Секретариат ЦК РКП(б) 21 ноября 1922 года: «Закон о печати особенно необходим в настоящее время для того, чтобы обеспечить свободу рабочей печати и ее работникам. Преследование сотрудников печати, принявшее (например, убийство рабкора Спиридонова) за последнее время массовый характер, может быть прекращено лишь в том случае, если печать получит законодательную защиту. С другой стороны, закон о печати должен будет предусмотреть и карать беспощадно всякое злоупотребление печатью (злостная ложь, клевета, инсинуации и т. д.). Так, конкретно по данному вопросу, на совещании заведующих отделами ЦК 21 ноября 1921 года, заведующий Агитпропом ЦК А. С. Бубнов рекомендовал: «Предложить ВЦИКу создать специальную комиссию для выработки такого проекта с включением в нее представителя Агитпропа ЦК т. Вардина». Вопрос «Об основном законе о печати» рассматривался на Секретариате ЦК РКП(б) 24 ноября 1922 г., на котором было принято решение: «Направить вопрос в советском порядке». Далее, 30 ноября 1922 г. на заседании Президиума
Коллегии НКПроса по докладу А. С. Бубнова было решено образовать комиссию во главе с П. И. Стучкой и выйти в Малый Совнарком с ходатайством об образовании такой комиссии по выработке закона о печати. В итоге работы, в ходе которой неоднократно менялся состав комиссий, разработка документа растянулась на несколько лет, в конце концов, было разработано "Положение о печати" состоящее из трех частей: общей, правил о цензуре и определения ответственности за нарушение этого положения. Далее, 25 июля 1924 г. Секретариат ЦК рассмотрел вопрос о проекте Положения о печати. В ходе обсуждения было много споров и работа не была завершена, так как документ получил различные оценки в ведущих ведомствах страны. Секретариат ЦК рассматривал этот вопрос с приглашением представителей НКЮста и Главлита, но обсуждаемое положение о печати так и не было принято. Таким образом, руководящие органы ЦК РКП(б) пытались изменить и детализировать советское законодательство о цензуре практически сразу после его выхода. 

В советском порядке это не удалось сделать из-за разногласий различных ведомств. На практике это было реализовано исключительно работой по партийной линии. В партийных документах того времени слово «советский» было идентично слову «государственный». Из вышеизложенного видно, что формально должно было быть совместное решение партии и правительства. Наряду с решением о переходе от предварительной к карательной форме цензуры, решение о печати усилило партийные позиции в осуществлении контроля над печатью. ЦК РКП(б) констатировал, что в дальнейшем, в основу закона о печати, должны быть положены резолюции и циркуляры съездов и ЦК РКП. Выработка и опубликование закона желательно по возможности до Всероссийского съезда Советов». Государственная защита, защита законом всегда предполагает определенную регламентацию, ограничения и санкции за нарушение, оговоренных данным законом, правил, соблюдать которые обязаны все как юридические, так и физические субъекты права. Как известно, это присуще любому строю. В рассматриваемый период, механизм принятия государственных решений по цензурной политике для соблюдения формального прохождения законодательной инициативы и принятия государственного решения должен был окончательно рассмотрен на советском уровне, но в данном случае было принято чисто партийное решение. В целом, в начале своей деятельности в 1922-1924 гг. рабочие взаимоотношения Главлита, других органов государственной исполнительной власти и ЦК в цензурной политике только устанавливались и не были четко оформлены. Очевидно одно, что руководящие органы ЦК делегировали Главлиту часть своих цензурных функций. Аппарат ЦК выполнял функции распорядительного органа по отношению к Главлиту. Это касалось, прежде всего, общего функционирования, политико - идеологической направленности и кадрового обеспечения. Но представлять Главлит только исполнителем цензурной воли ЦК РКП(б) - ВКП (б) является вряд ли правильным. Существовало и определенное взаимовлияние партийного аппарата и Главлита. Со стороны Главлита это выражалось в его влиянии при создании нормативно-правовых актов в области цензуры и документов в аппарате ЦК. В определенных случаях ЦК, по сути, или был обязан исполнять решения цензурного ведомства или советоваться с Главлитом в решении вопросов, исходящих из его компетенции, тем самым Главлит оказывал влияние на принятие партийных и государственных решений.


Литература:
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 311.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 390.
Зеленов М. В. Аппарат ЦК РКП (б) – ВКП (б), цензура и историческая наука в 20-е
годы. Нижний Новгород. 2000.
Куренков Г. А. От конспирации к секретности. Защита партийно –
государственной тайны в РКП(б) – ВКП(б). 1918 – 1941 гг. М. 2015.

Кстати, все актуальные публикации Клуба КЛИО теперь в WhatsApp и Telegram

подписывайтесь и будете в курсе. 



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх