ПОИСК ПО САЙТУ


О "бедности" и "нищете" императора Николая II и семьи Романовых

НАСТОЛЬНЫЙ МЕДАЛЬОН ИЗ КАБИНЕТА ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА С ПОРТРЕТОМ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II.
Золото платина, нефрит, миниатюра на кости, алмазы, бриллианты.
Фирма К. Фаберже, мастерская Г. Вигстрема,
художник-миниатюрист В. Зуев. Россия, С-Петербург, 1908-1917


Источник: Фетисов В. Д. Стоимость имущества и финансовая политика императора Николая II // Финансы и кредит. 2016. № 4 (676). С. 48-58

Владимир Дмитриевич ФЕТИСОВ - доктор экономических наук, профессор кафедры финансов и кредита, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Нижний Новгород, Российская Федерация Fetisov21@mail.ru

Аннотация

Предмет. В статье отмечается, что в связи с кризисными явлениями в экономике нашей страны и приближающимся столетием со дня завершения царствования династии Романовых проблема оценки имущества и финансовой политики последнего императора России Николая II приобрела особую актуальность. Цели. Определение размеров, структуры стоимости имущества Николая II, раскрытие сущности и направлений его финансовой политики, выявление ее связи с крахом самодержавия и Российской империи, анализ и учет уроков прошлого в современном развитии отечественного государственного менеджмента.

Методология. В качестве фактологической базы использованы труды отечественных и зарубежных ученых, мемуары очевидцев и членов окружения семьи Романовых, а также статистические источники Российской империи. Сложность исследования заключалась в секретности данных об имуществе и финансах Николая II. При этом важнейшие документы были уничтожены самой царской семьей. Применены логический, аналитический, системный, исторический и экономический методы исследования. С их помощью определяются стоимость имущества и основы финансовой политики последнего императора.

Результаты. Показана односторонность и несостоятельность существующих оценок стоимости царского имущества. Раскрыты стоимостная структура и роль имущества в жизнедеятельности царской семьи, обоснованы основные направления, особенности и влияние финансовой политики на судьбы Николая II и Российской империи, предложены рекомендации по преобразованию современного финансового менеджмента с учетом исторического опыта.

Выводы и значимость. Сделан вывод о том, что гигантская стоимость имущества и финансовая политика Николая II во многом обусловили крах династии Романовых и самой империи. В связи с этим учет опыта и уроков этой политики в наше время имеет определенное значение для предотвращения повторения событий 1917 г. и позитивного развития современной России.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2016



В целях углубленного анализа разделим имущество Николая II на семь основных видов: 

• земельное имущество; 
• недвижимое потребительское имущество; 
• движимое и недвижимое производственное имущество; 
• движимое потребительское материальное имущество; 
• валюта, ценные бумаги и золото в России; 
• валюта, ценные бумаги и золото за рубежом; 
• заграничное недвижимое и движимое имущество. 

По каждому из названных видов имущества в литературе существует множество мнений, что предполагает необходимость их уточнения. 

Земельное имущество. После отмены крепостного права основным видом состояния россиян стало владение землей. Стоимость земли в конце XIX и в начале XX в. быстро увеличивалась. В 1883–1885 гг. средняя цена покупаемых земель через земельный банк составляла 52 руб. за десятину (1,09 га), в 1900 г. – 83 руб., в 1904 г. – 112 руб., в 1914 г. – 136 руб. [8]. При этом стоимость десятины земли отдельных участков варьировала от нескольких рублей до тысяч. Так, Великий князь Дмитрий Константинович при покупке крымского имения «Ай-Никола» уплатил за 2¼ десятины 125 тыс. руб., или по 55 тыс. за десятину. 

По переписи 1905 г. императорская семья владела 7 843 тыс. десятин (8,6 млн га) удельных земель в 50 губерниях европейской части России. Кроме этого, в личной собственности Николая II находились 134 млн га кабинетских земель: 26 млн га в Забайкальском округе; 40 млн га в Алтайском горном округе; 67,8 млн га в Сибири; 3 уезда с несколькими десятков имений в Польше – Ловическое княжество . Таким образом, у императора земли было в три раза больше, чем у всех дворян, чиновников и офицеров cтраны. Его личные владения по территории превышали Германию, Великобританию и Францию вместе взятые. При средней цене в 100 руб. за десятину стоимость удельных и кабинетских земель составляла 14 млрд руб., или 28,6 трлн современных рублей (572 млрд долл.). В настоящее время при условной средней цене одной сотки в 5 тыс. руб. стоимость императорской земли образует фантастическую сумму в 70 трлн руб., или 2 трлн долл., что почти в семь раз больше американской оценки всего имущества. При этом, если производственные активы американских миллиардеров в результате роста производительности труда, износа и инфляции претерпевали обесценение, то цена земли, напротив, неуклонно увеличивалась. 

Аналогичного богатства не было ни у одного человека в мире, включая всех монархов и миллиардеров Старого и Нового света со времен Чингисхана. Не случайно при анкетировании на вопрос о профессии Николай II ответил, что он не царь, не божий помазанник, а хозяин земли русской. Только по одному этому показателю российский император был самым богатым человеком мира. Однако сам Николай II, царская администрация, правительство России старались умалчивать о кабинетских землях и имениях на окраинах империи. Так, в статистических сборниках за 1905, 1913 гг. данные по землевладению приводятся по 47–50 губерниям европейской части России. Кабинетские земли и царские имения на Кавказе, в Польше, Средней Азии, Сибири не обследовались. К примеру, польское имение «Островы» (12 543 десятин), имение «Абрау-Дюрсо» (7 230 десятин), Чаквинское имение (16 000 десятин) на Кавказе, Мургабское имение в Туркестане и многие другие не учитывались. Между тем в результате строительства Транссибирской магистрали, Китайской Восточной, Южно-Маньчжурской, азиатских железных дорог и переселения миллионов людей на Алтай, в Сибирь и Среднюю Азию кабинетские земли обрели значительную ценность. 

Недвижимое потребительское имущество. Царской семье принадлежали сотни усадеб, десятки дворцов, театры, музеи. Только в Санкт-Петербурге было 9 императорских дворцов в Москве – 9 дворцов. Всемирно известны императорские резиденции в Петергофе, Ораниенбауме, Царском Селе, Павловске и Гатчине. Какова стоимость, к примеру, Большого Екатерининского дворца? Оценки могут быть даны разные, но в любом случае это не миллионы, а десятки миллионов долларов. Только на сооружение императорского дворца в Ливадии было затрачено 4 622 тыс. руб. Общая стоимость недвижимого потребительского имущества составляла, по авторской оценке, 500–600 млн руб. Многие из данных активов имеют трудно определяемую, но значительную историческую и культурную ценность, которая зарубежными экспертами игнорировалась при подсчете стоимости имущества Николая II. 

Недвижимое и движимое производственное имущество. Оно складывалось из хозяйства Управления уделов и производственной базы Министерства Императорского двора. Царской семье принадлежали Нерчинские, Алтайские, Ленские предприятия по добыче золота, серебра, меди, свинца, Кузнецкий железо-угольный бассейн, чайные, свеклосахарные и виноградные плантации, сотни торговых заведений, фабрик, заводов и других предприятий в России. Только размер оборотного капитала предприятий Управления уделов составлял 60 млн руб. золотом. Общая стоимость рукотворного недвижимого и движимого производственного имущества достигала, по оценке автора, 400–600 млн руб. 

Движимое потребительское материальное имущество. Его можно поделить на две группы: 

1) общие предметы потребления (мебель, убранство, транспортные средства, одежда и т. п.); 
2) предметы искусства и ювелирные изделия. 

Большую часть этого имущества составляли эксклюзивные вещи: как правило, произведения искусства и музейные экспонаты. Например, известна коллекция из 54 императорских пасхальных яиц Фаберже. Стоимость одного яйца Фаберже на рубеже XIX–XX вв. оценивалась в 3–8 тыс. руб. Самое дорогое яйцо – «Зимнее» – было куплено Николаем II в 1913 г. за 24,6 тыс. руб. В 2002 г. оно было продано Christie`s в Нью-Йорке за 9,6 млн долл. В настоящее время наиболее дорогим считается «Коронационное яйцо», проданное, по данным зарубежных СМИ, В. Вексельбергу за 24 млн долл. В 2004 г. Вексельберг приобрел коллекцию из 9 императорских пасхальных яиц работы Карла Фаберже у семьи Форбс за 100– 150 млн долл. (фактическая цена засекречена). Таким образом, общая настоящая стоимость царской коллекции (при средней цене по 10 млн за яйцо) составит 540 млн современных долларов. 

Стоимость собраний Эрмитажа и других музеев трудно переоценить. Это сотни миллионов долларов в ценах начала ХХ в. 

Исключительным было ювелирное имущество Романовых. Стоимость так называемых коронационных изделий и в 1917 г. достигала многих десятков миллионов долларов. Это были специально отобранные, часто всемирно известные и очень дорогие камни. Бриллиант «Орлов» стоил 2 395 750 руб. (1865 г.). Большая императорская корона оценивалась в 1920-х гг. в 52 млн долл. [3]. Коллекция императрицы Александры Федоровны, по общей оценке современников, достигала 50 млн долл. в ценах 1917 г. [3]. Ювелирная коллекция императрицы Марии Федоровны не имела равных в мире, а потому вызывала зависть всех королевских дворов и богатейших особ мира. Великий князь Александр Михайлович при всем своем стремлении приуменьшить стоимость царского имущества оценивал драгоценности в 160 млн руб. Поэтому более правильным будет определить стоимость ювелирных и других драгоценностей царской семьи в 300–400 млн руб. 

В целом общая стоимость движимого потребительского имущества и драгоценностей семьи Романовых достигала 700–800 млн руб. 

Размеры денежных активов царской семьи, включающие золото, валюту, ценные бумаги. Эти сведения покрыты тайной до настоящего времени [3, 4, 6, 9]. Тем не менее общее представление о них получить можно. Большую часть денежных средств Романовы хранили в доходных государственных ценных бумагах. 

Об объеме легального банковского денежного капитала Николая II можно судить по данным отчета Министерства Императорского двора. Так, в главе 1 «Проценты с запасного капитала и прибыли по текущим счетам..» приводятся весьма показательные официальные цифры: 3 053 648 руб. за 1885 г. и 2 825 056 руб. в 1906 г. [3]. Отсюда при средней наиболее распространенной в то время ставке доходности государственных ценных бумаг в 4% денежный капитал царской семьи должен был составить 76 млн руб. в 1885 г. и свыше 70 млн руб. в 1906 г. Что это за деньги – большой вопрос, но факт остается фактом: официальные проценты с запасного капитала и прибыль по текущим счетам могли содержаться в отчетах только при наличии в Министерстве Императорского двора конкретной банковской документации и работе с ней ряда должностных лиц. В этом учреждении также имелись секретные фонды и счета на десятки миллионов рублей. В частности, так называемые «Запасной капитал», «Капитал Царскосельской фермы», «Собственный Его Императорского Величества капитал» и др. 

В своих мемуарах ответственный исполнитель B.C. Кривенко пишет, что к 01.01.1881 в кассах Министерства Императорского двора находилось: 

– по счету общих средств – 3 662 582 руб.; 
– по счету специальных средств – 43 411 128 руб.; 
– по счету депозитов – 17 652 585 руб. 
Итого – 64 762 295 руб. 

При этом он подчеркивает, что «…никаких миллионных сумм в Лондонском банке, о которых тогда говорили, не существовало...» [10]. Отсюда следует, что приведенные суммы 1881 г., аналогичные в 1885, с 1906 гг. и далее имели официальный характер и находились в России. 

Наряду с официальными денежными средствами в России императоры имели вклады в английских, германских, французских, американских банках, информация о которых носила строго конфиденциальный характер. Великий князь Александр Михайлович упоминает о 20 млн фунтах стерлингов (200 млн руб.) в английских банках [11]. Точно известно, что еще в 1882 г. в банке Bank of England на счетах Александра III в английских процентных бумагах лежало 1 758 000 фунтов стерлингов, или 18–20 млн руб., которые не проходили ни по одному из официальных финансовых отчетов Министерства Императорского двора, то есть являлись неформальным секретным капиталом российских императоров [3]. Поэтому В.С. Кривенко не был посвящен в особые денежные тайны императоров. 

Установлено, что для обеспечения возможного проживания царских детей за рубежом, с ноября 1905 по июль 1906 г. на десяти секретных анонимных счетах в Германском имперском банке были размещены 462 936 фунтов стерлингов и 9 487 100 германских марок (около 8,762 млн руб.). В 1905–1913 гг. Романовы открывают собственные секретные счета на огромные суммы в банках Германии, Англии, Франции [3]. О высшей степени секретности этих вкладов свидетельствует тот факт, что министр финансов (1904–1914 гг.) и Председатель Совета министров России (1911–1914 гг.) В.Н. Коковцев, по собственному признанию, был «не в курсе» зарубежных царских вложений [3]. Одновременно, озабоченный напряженной социально- политической обстановкой в России, Николай II тайно вывозил золото на многие миллионы рублей в США и другие страны [4, 9, 12]. 

В целом за рубежом у царской семьи находилось от 100 до 300 млн руб. в ценных бумагах, иностранных валютах и золоте. 

Российскому императору совместно с Русской православной церковью (РПЦ) принадлежали огромные активы недвижимого и движимого имущества за рубежом. В частности, только по списку русских учреждений в Палестине и Сирии числилось 37 позиций недвижимости (1903 г.). По мнению специалистов, активы недвижимого и движимого имущества царской России оценивались до 300 млрд современных долларов [4]. 

Таким образом, стоимость совокупного имущества императорской семьи в начале ХХ в. можно определить в 16–18 млрд руб., или 32–36 трлн современных рублей, то есть 1 трлн долларов. 

Итак, можно сделать вывод, что царская семья владела третьей частью стоимости всего богатства Российской империи. 





Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх