ПОИСК ПО САЙТУ


Ничего, кроме правды: неизвестные страницы биографии юбиляра



Бывший председатель КГБ СССР В.А. Крючков ошибался, когда в мемуарах писал, что у Горбачева и его «команды» «не было четкой программы перемен, совершенствования, развития. Их действия носили импульсивный характер, несли разрушение, не содержали понятных людям созидательных целей»; «неискренность Горбачева сомнений не вызывала; лидер партии действовал против партии, Президент Союза разрушал Союз» [1].



8 марта 1992 г., выступая в мюнхенском театре «Камершпилле» с лекцией "От тоталитаризма к демократии", М.С. Горбачев  «изливал душу»:


- Мы хорошо знали существовавшую систему. Знали ее изнутри…



Обратим только внимание на это много значительное "мы", под которым скрываются так и не названные экс-президентом СССР его  советчики  и консультанты, единомышленники и вдохновители, а также рьяные исполнители его тайных замыслов, о которых чуть позже сам Горбачев поведывал прямо-таки с обескураживающей прямотой:


-  И  понимали,  что придется пойти далеко, и что это будет непросто.  


...Делая свой выбор мы были за перемены, мы были недовольны существовавшими порядками, не хотели мириться с безобразиями,  творившимися под прикрытием социалистических лозунгов… Все приходилось делать с оглядкой на идеологические догмы (то есть, на  программные заявления и установки возглавляемой самим Горбачевым КПСС, - О.Х), и на возможную реакцию партии. А как партия следит за своими вождями?  За каждым словом!  - продолжал духовное самообнажение, безнравственно-политический стриптиз Михаил Горбачев. - Однако,  повторяю,  принципиальный выбор   был  сделан...  У  нас были иллюзии -  теперь я могу говорить об этом прямо,   это уже осознанный выбор, - насчет способностей правящей коммунистической партии не только в начале,  но и в дальнейшем, что эта партия может стать мотором кардинальных перемен... Стало нарастать сопротивление, и в обществе развернулась настоящая ожесточенная схватка… Если бы мы на XIX партконференции  сказали,  что   задача состоит в том,  чтобы партию отодвинуть,  убрать ее из государственной сферы,  чтобы она занималась своим делом, то есть политическими функциями:  готовила лидеров,  программы,  вела работу с народом, -  эта конференция провалилась бы... Тогда вопрос  был поставлен по-другому... Это прошло. Но, как только увидели, к чему ведет разделение властей,  и кто чем должен заниматься,  так в партии снова возникло противодействие реформам".



Следует, однако,  уточнить одно крайне важное  обстоятельство: противодействие реформам по-горбачевски,  но их "архитектор"  уже сознался в преднамеренном обмане своей партии, – для серьезного западного  политика, это – убийственное саморазоблачение!


- С  этого времени,  - искал сочувствия у  зарубежной  аудитории наш духовно-политический стриптизер, - заседания каждого пленума ЦК превращались в бой. Это была изнурительная, тяжелая борьба… Историческую задачу  мы  решили:  тот монстр рухнул, люди получили свободу,  в  обществе развернулись демократические процессы...



Горбачев на сцене перед сотнями устремленных на него удивленных глаз, еще осмеливался пускаться  в  рассуждения о "соотношении политики и нравственности":


- Вся  эта  "нерешительность" президента, его  "медлительность" (я все это ставлю в кавычки, - М.С. Горбачев),  то есть  моя тактика,  мой подход и позволили  накопить в обществе такие силы, которые,  как  теперь говорят,  создали базу для сохранения и продвижения демократических преобразований [2].



Окончив акт нравственно-политического стриптиза,  Горбачев попенял на тяжелые условия его предыдущей "работы",  видимо, рассчитывая на сочувствие зарубежных слушателей.



В прочитанной в университете Мехико в декабре 1992 г. лекции о демократии Горбачев говорил,  что его единомышленники понимали, что "вырвать страну из объятий брежневского неосталинизма (???-О.Х.) будет очень трудно, что придется пойти далеко...". Как именно далеко,  он пока не говорил, сознаваясь в этом лишь в конце своего выступления. Однако, продолжал он,  "на первых этапах...  мы еще не  видели всех трудностей...".



По его мнению,  «суверенизация республик,  возрождение  национального сознания и нарастание этнических конфликтов, пересмотр устоявшихся ценностей и идеалов советского общества (пересмотр кем? – О.Х.), - все это вместе взятое  поставило  вопрос  о  новом  определении нашей духовной, культурной, геополитической идентичности... Словом,  мы пришли к выводу о необходимости смены системы» [3].



Этим своим признанием Горбачев вновь  расписывается  в  предательстве и обмане. И при этом у Горбачева ни слова о том, что это узко заговорщическое решение  не  получило  никакого официального одобрения и утверждения, о чем,  в отличие от наших соотечественников, неизвестно западным читателям  и  почитателям «борца с тоталитаризмом и за демократию». 



Нет у Горбачева также ни слова и о личной ответственности за нарушение Конституции страны,  нарушение воли граждан, однозначно продемонстрированной на референдуме о сохранении Союза ССР 17 марта 1991 г., готовившемся им развале Советского Союза, за многочисленные человеческие, территориальные и экономические потери народов нашей страны!



В этой связи, в свете подобного добровольного признания Горбачева, на наш взгляд,  следует по-новому взглянуть на все события, связанные с подготовкой и созданием ГКЧП.



Источники


1. Крючков В.А. На краю пропасти. М., 2003, с. 7, 8.


2. Цитируется по:  Визит М.С.Горбачева в ФРГ  4-12 марта 1992 г. М., 

1992. (Издание Международного фонда социально-политических исследований "Горбачев-Фонда"). Поскольку в нашей стране текст мюнхенского выступления широко не публиковался, заинтересованные читатели могут познакомиться с его переработанным автором вариантом: см.:  лекцию "От тоталитаризма к демократии", прочитанную 12  декабря 1992 г.  в университете Мехико (Мексика) в книге: Горбачев М.С. Годы трудных  решений.  Избранное.  1985-1992.  М.,  1993,  сс. 290-299. В предисловии к данной публикации отмечалось,  что первоначально  лекция была прочитана в Мюнхене (ФРГ), но публикуется по исправленному тексту.  


3. См.: Горбачев М.С. Годы трудных  решений.  Избранное.  1985-

1992.  М.,  1993,  сс. 290-299. В предисловии к данной публикации отмечалось,  что первоначально  лекция была прочитана в Мюнхене, но публикуется по исправленному тексту.  Полностью текст лекции см.: Признание ренегата. https://zen.yandex.ru/media/klio_club/priznanie-renegata-5df409893f548700ad6c99ae.



Игорь Хлебников


Кстати, все актуальные публикации Клуба КЛИО теперь в WhatsApp и Telegram

подписывайтесь и будете в курсе. 



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх