ПОИСК ПО САЙТУ


7 ноября – ещё один День Победы русского народа



автор: Сергей Черняховский


Сводить День Октябрьской революции исключительно к «празднику коммунистов», «дню взятия власти большевиками» или ко «дню национальной катастрофы» значит серьёзно преуменьшать его значение. Давайте лучше попробуем разобраться, что на самом деле произошло в России 25 октября (7 ноября) 1917 года и каково значение этого события для отечественной и мировой истории.

Почему Октябрьская революция была неизбежна?
В октябре 1917 года Временное правительство, формально состоявшее из представителей правых эсеров и правых меньшевиков, практически не имело поддержки каких-либо серьёзных политических течений внутри страны, равно как и основной массы собственных партий. В те дни Петроград был переполнен военными, включая в том числе и кадровых офицеров бывшей императорской армии, которые, однако, и не подумали выступать в защиту Временного правительства. То есть свержение Временного правительства было просто требованием всей России – от монархистов до анархистов. И это был общенациональный консенсус, который, собственно, и выразили большевики. Временное правительство во всех своих четырёх составах, форсировано менявших друг друга в период от февраля до октября 1917 года, оказалось правительством политической импотенции. Как заявили стянутые на защиту Зимнего юнкера, покидая свои позиции, пытавшемуся остановить их поручику: «Когда мы шли сюда, нам сказок наговорили, что здесь – чуть ли не весь город… Русский-то народ там, с Лениным, остался. А вас тут даже Керенский, не к ночи будь помянут, оставил одних».

Осуждать сегодня свержение Временного правительства – это значит сожалеть о правительстве, которое было неспособно править вообще ничем. И уж оно точно могло вести и вело страну лишь к полной катастрофе. Но в то же время следует напомнить в этой связи, что Временное правительство не сумело решить проблемы, которые, будем объективны, создало не оно. Те же аграрный вопрос (то есть, иначе говоря, сохранение помещичьего землевладения, острый недостаток пахотной земли для значительной части крестьянства и периодически возникавший в результате неурожаев массовый голод, выкашивавший целые уезды), национальный вопрос, рабочий вопрос, буквально раздиравшие страну, – вот то, что висело над Россией "дамокловым мечом" весь пореформенный период, начиная ещё с отмены крепостного права в 1861 году. И это были проблемы, которые пытались решать в последние годы существования Российской империи буквально все последние её председатели правительства вместе с их составами кабинета министров: Витте, Столыпин, Коковцев, Горемыкин и т.п., но не решили. Отчасти потому, что мешали Николай Второй и двор, стремившиеся любой ценой сохранить сословную социальную структуру и производную от неё систему самодержавия, а отчасти потому, что были недостаточно последовательны и отражали интересы подавляющего меньшинства населения, а именно, его привилегированных сословий. Октябрь (т.е. большевики) взялся решать и решил то, что ранее хотели сделать, но не смогли ни Витте, ни Столыпин.

Почему же большевики победили?
Люди 1917 года – что лидеры революции, что юные девушки и парни в кожанках и с наганами, – все они жили Мечтой. Только они мечтали не в тишине кабинетов, библиотек и поэтических вечеров: они стали драться за свою мечту и действовать во имя её осуществления. Красные победили потому, что их сопровождала накалённая и возвышающая романтика, причём такая, что во имя неё, во имя ещё не вполне чётких образов будущего они готовы были рисковать жизнью и ею жертвовать. Кому-то нравятся идеи Октября, кому-то – нет, но важнее то, что людей объединила мечта о Новом мире, и они приняли вызов, согласившись на его построение. Более того, этот вызов вместе с ними приняла Россия. И Россия тогда сказала Либеральному миру объединённого Запада: «Ваш путь – путь в тупик. Вы веками пытались учить нас жить цивилизованно, но ваша цивилизация привела нас всех к бессмысленной бойне. Ваш мир на краю гибели, он расколот противоречиями, и вы сами не знаете, как жить дальше. Мы отказываемся жить по вашим правилам. И если вы хотите сохраниться – теперь вы будете смотреть на нас и учиться».

7 Ноября – это день Мечты. Постсоветская российская власть совершила огромную глупость, пытаясь отмежеваться от Октября. Она могла проводить какую угодно политику, но с пропагандистско-технологической точки зрения должна была сказать: «Мы – наследники Великой мечты, которая вела людей на революцию в 1917 году. Но всё оказалось сложнее, чем предполагалось тогда, и мы, храня верность Мечте, будем идти к ней, опираясь на опыт и сегодняшнее понимание того, как решать эти задачи». Но на это у неё ума не хватило (пока вроде бы на это хватило ума в Китае, но пока всё же подождём для таких далеко идущих выводов).

Классовые инстинкты меньшинства, находящегося у власти в России при Ельцине и Путине перевесили потенциал интеллектуального ресурса. Общество, отказавшееся от Мечты, постепенно забывает, что главное – это не благополучие и изобилие на товарных полках, не комфорт и потребление, а развитие, напряжение, стремление «сегодня» построить мир «завтра». И, не имея внутреннего настроя, той внутренней целеустремлённости в будущее и привычки к напряжению, которые обеспечивают любые победы, такое общество лишается способности к прорыву в завтра, и не обретает благополучия сегодня. Именно это мы и видим в сегодняшней путинской России.

7 ноября – день русской революции
Прежде всего надо отметить, что хотя в результате Октября партия большевиков и утвердилась на семь десятилетий у власти в историко-политическом плане, она была не единственной силой, свершившей эту революцию. В ведущей тогда партии эсеров в сентябре 1917 года произошёл раскол, причём их 50-тысячная петроградская организация разделилась в пропорции один к десяти: примерно 5000 человек остались у лидеров партии, входивших во Временное правительство, а около 45 000 членов партии поддержали Марию Спиридонову, возглавившую партию левых эсеров, принявшую вместе с большевиками участие в октябрьском вооружённом восстании и вошедшую в первое советское правительство. В «коалиции восстания» приняли участие также партия анархистов и левое крыло меньшевиков. То, что пути этих революционных партий впоследствии разошлись, – несколько иной вопрос.

Однако в целом мы вполне можем отметить, что сама по себе Октябрьская революция может считаться торжественной датой не только партии большевиков, но и всей контр-либерально настроенной части населения России, составлявшей на тот момент подавляющее большинство политически активных граждан нашей страны. Например, предоставление каких-либо гражданских прав женщинам, введение 8-часового рабочего дня, возможность получать образование и пользоваться услугами системы государственного здравоохранения, отделение церкви от государства с признанием права выбора вероисповедания, появление вообще каких-либо социальных гарантий неимущим и малоимущим, и т.д. и т.п. – всё это – в широком перечне гражданских свобод, утверждённых в результате победы большевиков. В настоящее время практически невозможно найти такие из появившихся тогда социальных явлений,
которые не считались бы в сегодняшнем мире естественными и общепринятыми. То есть все существующие гражданские права и социальные гарантии современной России восходят своими истоками именно к Октябрю 1917 года.


Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх