ПОИСК ПО САЙТУ

100 лет назад, 19 января 1919 г. началось Хотинское восстание


Мемориал революционной и боевой славы. Село Наславча (молд. Naslavcea), Окницкий район, Молдова
Открыт в 1972 г. в День Победы. Мемориал состоит из братской могилы советских воинов-освободителей, скульптур советского солдата и ребенка и двух мемориальных стен. В центре мемориала расположены скульптурная композиция, установленная на двухступенчатом постаменте , и братская могила. За скульптурной композицией находятся мемориальные стены. На правой стене высечены имена 56 односельчан, погибших во время подавления Хотинского восстания в январе 1919 г. , и мемориальная надпись, на левой — памятный список 62 воинов-односельчан, которые погибли в боях с фашистами, а также 6 жителей Окницы, активистов Советской власти, подпольщиков, расстрелянных немецко-румынскими фашистскими карателями здесь, на берегу Днестра, в 1941 г.




Восстание против оккупантов вспыхнуло в ночь на 19 января 1919 года в местечке Атаки и его окрестностях и быстро распространилось на Хотинский уезд и часть Сорокского уезда. Число восставших достигало 30 тысяч. На помощь повстанцам пришли партизаны Подолии. 

Румынские оккупанты в панике отступали под ударами восставших, бросая оружие и снаряжение. Целые роты королевских полков сдавались в плен повстанческим отрядам. Известны случаи перехода на сторону восставших румынских солдат, в том числе артиллеристов, которые впоследствии приняли участие в боях с карателями. 

После изгнания оккупантов из Хотина перед освободителями, ворвавшимися в городскую тюрьму, предстали политзаключенные, измученные и изувеченные зверскими пытками. У некоторых из них были отрублены руки, выколоты глаза. 

Более десяти дней власть на Хотинщине и во многих селах Сорокского уезда находилась в руках восставшего народа. На местах начался было процесс восстановления советских органов. Однако оккупанты, собрав превосходящие военные силы, применив тяжелую артиллерию против плохо вооруженных повстанцев, утопили восстание в крови. 

В ходе подавления Хотинского восстания озверелые каратели действовали беспощадно. Они убили свыше 15 тыс. рабочих и крестьян. В самом Хотине было расстреляно около 500 человек, в селе Диноуцы — 285, в Рукшине — 200, Недобоуцах — 200 человек. На Окницком участке оккупанты убили 165 железнодорожников. Здесь каратели проявили особую жестокость, мстя за гибель генерала-палача Поэташа. Одного старика, мастера-слесаря станции Окница, на которого указывали как на руководителя повстанцев, оккупанты облили керосином и сожгли заживо. Там же, как рассказывал участник восстания В. А. Бедриковский, «около сорока человек расстреляли в парке, около железнодорожной станции (с бельцкой стороны), около забора из шпал. Леонович не был расстрелян, встал и хотел бежать... Солдаты догнали его и убили прикладами. Даже дети были расстреляны румынскими оккупантами». В селе Ставчаны был ранен сторож, а его жена и сын убиты, причем мальчика закололи вилами. В селе Долиняны каратели открыли огонь по крестному ходу, насиловали женщин. Здесь они составили список юношей старше 14 лет, поставили парней к стене и всех расстреляли. Поджоги, насилия, грабежи имели место в селах Ворничаны и Рукшин. Жителей села Пригородок сначала обложили контрибуцией в 10 тыс. рублей, а затем подожгли их дома, требуя за каждый еще по 10 рублей. Три дня не потухали пожары в Атаках. 

По показаниям священника того же села Недобоуцы Хотинского уезда, королевские войска сожгли здесь около 20 домов, грабили имущество, стреляли в жителей: «Должен заметить, что мною похоронено 43 человека, но остались еще убитые, которых похоронить не успел»; в селе Широуцы «тоже немало убитых и раненых». Воинский разъезд карателей, обнаружив близ села Широуцы в домике и сарае лесничего спрятавшихся многих женщин и детей, поджег постройки, и все находившиеся там люди погибли в огне. Возле села Чепоносы, где оккупанты поджигали дома, они бросили в горевшую мельницу двух рабочих, там же расстреляли более ста человек. Жительница села Данкоуцы А. Н. Аскалина два десятилетия спустя с ужасом вспоминала, как в январе 1919 г. в лютые морозы жандармы «ворвались в нашу хату и приказали нам с мужем раздеться и идти во двор. Когда мы вышли, они расстреляли мужа, подожгли хату, а меня с детьми заставили стоять около трупа...». По воспоминаниям бывшего повстанца К. Е. Шинкаренко, в уже упоминавшемся селе Долиняны было убито 50 человек, «большинство из которых были родственниками участников восстания. В Хотинской крепости в колодец был брошен не один десяток убитых [людей], которые не успели уйти через Днестр на левый берег» 

Подробнее см: Лунгу В. Н. Политика террора и грабежа в Бессарабии в 1918-1920 гг. Кишинев: Картя молдовеняскэ, 1979. С. 96-106. 

В книге на основе документов, выявленных в архивах СССР, материалов прессы, опубликованных источников раскрывается сущность политики террора и грабежа правящей клики королевской Румынии в захваченной ею Советской Бессарабии в первые годы оккупации (1918—1920). Приводятся многочисленные факты разбойничьего ограбления экономики края, реквизиций и поборов, обрушившихся на его население, расхищения имущества русских армий Румынского фронта. Много места уделено контрреволюционным акциям оккупантов, восстановивших в Бессарабии власть помещиков и буржуазии. Показаны преступные действия королевской военщины, жандармерии и сигуранцы. 

О Хотинском восстание также можно узнать из книги - Березняков Н. В. Борьба трудящихся Бессарабии против интервентов в 1917-1920 гг. Кишинев: Государственное издательство Молдавии, 1957. 316 с. 

Наиболее ярко описал зверские расправы над населением при подавлении восстания французский писатель и общественный деятель Анри Барбюс (1873-1935) в своей книге «Палачи»: «Жители Хотина были собраны барабанным боем в общественный сад, где им представилось ужасное зрелище: сапожник Василий Филько был привязан к дереву, тело его залито кровью, одежда висела клочьями. Он был окружен генералами и офицерами, среди которых находился главнокомандующий оккупационными войсками генерал Броштяну (тот самый, который хвастался тем, что приказал потопить в Днестре в начале бессарабской оккупации 8000 большевиков из Сорокского округа) и командующий 4-й дивизией генерал Попеску. Последний с остервенением наносил удары несчастному рабочему, который испускал страшные крики; другие офицеры помогали Попеску. Возмущенным этой жестокостью жителям объяснили, что Филько приговорен к смерти за большевизм и должен быть казнен у них на глазах. На самом же деле «преступление» Филько было совсем другое. За два часа до этого несчастный осмелился сказать солдатам, что они не имеют права бесплатно отбирать товары. Когда офицеры заметили, что Филько кончается под их ударами, они устроили стрельбу по этой живой мишени. Каждый удачный выстрел сопровождался смехом и шутками офицеров. Только пятая пуля, попавшая в лоб, прикончила несчастного. Его жена и дети присутствовали при этой ужасной казни. Тело Филько оставалось привязанным к дереву в продолжение трех дней, чтобы служить примером для остальных». (См.:Анри Барбюс. Палачи. Белый террор на Балканах. М.: Издательство ЦК МОПР СССР, 1927. С. 41)

Выражаем благодарность товарищу Александру Скарамушу https://vk.com/scaramuccia_psywar за электронные версии книг.



Лунгу В. Н. 

Политика террора и грабежа в Бессарабии в 1918-1920 гг. 1979 г.






Березняков Н. В. 

Борьба трудящихся Бессарабии против интервентов в 1917-1920 гг. 1957  г.














Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх