ПОИСК ПО САЙТУ

100 лет назад, Социалистическая Советская Республика Латвии (декабрь 1918 — январь 1920 гг.).

Социалистическая Советская Республика Латвии (декабрь 1918 — январь 1920 гг.).
1919 январь, Рига, члены правительства Советской Латвии (слева направо): зам. председателя правительства и председатель Реввоенсовета армии Советской Латвии Ю.Данишевский, О.Карклин, Д.Бейка, председатель правительства советской Латвии П.Стучка (в центре), Я.Шильф, военный комиссар К.Петерсон. 


Автор: Л. Дрибин, доктор исторических наук. 
Источник: «Латвия па грани эпох —II», Рига, «Авотс» , 1988 г., стр. 5-31.


Среди независимых, суверенных государств, возникших в Европе по окончании первой мировой войны, была и Социалистическая Советская Республика Латвии (ССРЛ). Исторические предпосылки для создания трудящимися Латвии своего национального государства были заложены Великой Октябрьской социалистической революцией, свергнувшей буржуазно-помещичью шовинистическую власть в России и установившей интернационалистскую Советскую власть. Партия большевиков, став правящей партией, последовательно проводила в жизнь свою национальную программу, дала всем народам России право на самоопределение.

Сразу же после победы вооруженного восстания начала создаваться советская национальная государственность в Латвии. На состоявшемся в Валке 8—9 (21—22 по новому стилю) ноября 1917 г. заседании Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии было объявлено о переходе власти в руки Советов на неоккупированной части Латвии. Исполнительный комитет Совета — Исколат, председателем: которого был избран Ф. Розиньш, начал действовать фактически как местное Советское правительство, которое по согласованию с руководимым В. И. Лениным Советом Народных Комиссаров самостоятельно решало все вопросы общественной жизни и революционных преобразований на своей территории.

После того, как состоявшийся в Резекне 3—4 (16—17) декабря съезд политических групп и объединений населения Латгале высказался за отделение Латгале от Витебской губернии и присоединение к Латвии, появились предпосылки для создания объединенной Советской Латвии. Большое историческое значение имел состоявшийся в Валмиере 16—18 (29—31) декабря съезд Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии, который юридически утвердил установление Советской власти в Латвии, принял решения о структуре и задачах ее правительственных органов. Так в составе Советской России была создана первая автономная государственная власть латышского народа. Однако в феврале 1918 года она была разгромлена немецкой армией, захватившей в то время всю территорию Латвии.

На ход дальнейших исторических событий в Латвии существенно повлияли разгром Германии в мировой войне и разразившаяся в ноябре 1918 года германская буржуазно-демократическая революция, которая привела к свержению монархии в этой стране.

Трудовой народ Латвии, руководимый революционной Социал-демократией Латвии, поднялся на борьбу за изгнание оккупантов, за восстановление Советской власти и своей национальной государственности — теперь уже в форме независимой Латвийской Советской Республики. Помогла Советская Россия, чья Красная Армия развернула боевые операции против войск оккупантов, ускорив тем самым их отход в Германию. В Латвию вошли главным образом части латышских красных стрелков, и наносимые ими удары по врагу значительно облегчили восстание тружеников города и деревни против оккупационной власти. В середине декабря уже были освобождены вся Латгале, Аугшземе (Селия), восточная часть Видземе.

Сформированное 4 декабря временное Советское правительство Латвии во главе с Петром Ивановичем Стучкой 17 декабря обратилось к трудящимся с Манифестом, в котором объявлялось, что в Латвии восстанавливается Советская власть под руководством суверенного Советского правительства Латвии. Этот документ провозглашал независимую Советскую Республику Латвии.

На заседании Советского правительства Латвии, состоявшемся 21 декабря 1918 года в освобожденной Валке, были обсуждены и утверждены основные тезисы правительственной программы. На следующий день П. Стучка изложил их на встрече с трудящимися Валки в помещении Валкского общества по организации вечеров(1). Программой предусматривалось и первую очередь окончательное уничтожение привилегий остзейского дворянства и его экономической власти, передача сельским труженикам баронской земли и других средств производства. Тем самым была бы реализована одна из целей, за которые трудовой народ Латвии активно боролся с 1905 года.

Правительственная программа предусматривала также слом экономической власти буржуазии, национализацию капиталистической крупной собственности, создание социалистического производственного сектора.

Перечисляя задачи созидания, программа делала упор прежде всего на необходимость развития в Латвии промышленности, что обеспечило бы занятость всех городских рабочих и создало бы для них хорошие жизненные условия. Предусматривалось уделить основное внимание тем производственным отраслям, для которых в Латвии имелись квалифицированная рабочая сила и кадры технических специалистов: металлообработке, электротехнике, производству химических товаров, деревообработке, пищевой и текстильной промышленности. Чтобы сделать латвийскую промышленность менее зависимой от поставок угля, правительственная программа предусматривала развитие местной энергетической базы путем форсирования добычи торфа и строительства гидроэлектростанций на Даугаве и Венте.

В этой программе указывалось также, что главным источником увеличения производства должен быть неуклонный рост производительности труда путем механизации производственных процессов, более широкого использования электроэнергии, совершенствования форм и методов труда. П. Стучка особо подчеркивал настоятельную необходимость профессионального образования в Латвии, предлагая эту меру в качестве важнейшего средства формирования новых поколений рабочего класса(2).

В. И. Ленин был информирован о программе Советского правительства Латвии и поддерживал ее. Как свидетельствовал П. Стучка, «когда мы направлялись в Советскую Латвию, т. Ленин провожал нас с большими надеждами»(3).

И после образования в Латвии Советской республики СДЛ оставалась составной частью Российской Коммунистической партии (большевиков), руководствовалась решениями ее съездов, конференций и пленумов ЦК, действовала под руководством В. И. Ленина.
Историческим событием был подписанный В. И. Лениным декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 22 декабря 1918 года «О признании независимости Советской Республики Латвии». Это значительно укрепило позиции правительства Советской Латвии, свидетельствовало о том, что Советская Россия уважает и поддерживает волю латышского трудового народа создать свое независимое государство, гарантирует помощь ему. Вскоре в Латвию прибыли присланные Советской Россией вагоны с продовольствием и другими товарами первой необходимости. В январе 1919 года началась подготовка к реэвакуации предприятий и учреждений Латвии, вывезенных в центральные губернии России во время первой мировой войны. СНК РСФСР создал комиссию по восстановлению промышленности Латвии, Литвы и Белоруссии. Помощь и братская поддержка Советской России служили революционным силам Латвии надежной опорой в активизации их деятельности, ободряли их.

Совместные удары латышских стрелков и вооруженных рабочих вынуждали немецких оккупантов поспешно отступать из Латвии. 22 декабря была освобождена Валмиера, 25 — Цесис. 1 января 1919 года была прорвана немецкая линия обороны под Инчукалнсом. Оккупанты спешно стали вывозить из Риги свои учреждения. Бежало правительство Ульманиса. Однако, отступая, оккупанты грабили Ригу, увозили с собой продовольственные запасы, ценности искусства, сжигали общественные здания.

Созданные Социал-демократией Латвии Военно-революцнонный комитет Латвии и Военно-революционный комитет Риги стали во главе начавшегося в городев ночь с 2 на 3 января вооруженного восстания пролетариата. В нем участвовали организованные коммунистами боевые дружины, «отряды охраны»(4), созданные Рижским центральным бюро профсоюзов, а также солдаты 1-й, 2-й и 4-й рот войск ульманисовского правительства, перешедшие на сторону восставших.

Всего в восстании участвовало около 1200 человек, которыми руководили такие мужественные люди, как О. Дзенис, Я. Зуковскис, Я. Мирамс, А. Миезис, Ф. Шнейдере и др. Уже утром 3 января почта, телеграф, полицейские участки центра города были заняты восставшими. Английские военные корабли, вошедшие в Даугаву в декабре, на рассвете отправились в Лиепаю. Немецкие оккупанты упорно сопротивлялись в районе элеватора, Рижского центрального вокзала и железнодорожного моста. Бой за главный вокзал длился 6 часов. К вечеру, когда на помощь рабочим пришли конники 2-й латышской стрелковой советской бригады, противник отступил за Даугаву. 4 января была освобождена Пардаугава (Задвинье).

Уже в ночь на 4 января в центр Риги, встреченный и сопровождаемый вооруженными рабочими, прибыл П. Стучка, под руководством которого на Александровской улице, 37 (ныне ул. Ленина, 61) сразу же состоялось первое в столице республики заседание Советского правительства Латвии.

Утром 4 января в освобожденную Ригу вошли латышские стрелки, приветствуемые жителями города.

Основные колонны стрелков — 1-й и 4-й полки — двигались по Александровской улице. Здесь их встречали десятки тысяч рижан, стоявших вдоль тротуаров. Кто находил в колоннах своих сыновей и братьев, присоединялись к шествию. У Новогертрудинской церкви стрелков приветствовали члены Военно-революционного комитета Риги и представители правительства. Так происходило единение рижского пролетариата, победившего врага и очистившего от него родной город, с армией трудового народа Латвии, вернувшейся на родину.

Члены правительства П. Стучка, Я. Ленцманис, Ю.-К. Данишевский, К. Петерсон в последующие дни встречались с жителями города на массовых митингах и собраниях. П. Стучка со своей супругой Дорой (сестрой Я. Райниса) осматривали рижские улицы, знакомились с бытом и заботами рижан. В воспоминаниях об этом он писал: «И на улицах я никогда не видал столько нищих, как и старух, так и детей, как на второй день после освобождения Риги...»(5). Когда-то цветущая Рига обнищала, промышленность города почти полностью пришла в упадок (заняты были только около 3 тысяч рабочих), склады опустели, запасов продовольствия хватало всего на несколько дней. В хозяйственном отношении Советской власти приходилось начинать почти с нуля.

8 января в распоряжение правительства было передано бывшее «гнездо» немецких баронов — Дом лифляндского рыцарства на улице Екаба, 11 (ныне здание Верховного Совета Латвийской ССР на ул. Комъяунатнес, 11). Там, на втором этаже, рядом с бывшим «рыцарским залом» оборудовали и квартиру П. Стучки. К этому зданию утром 13 января 1919 года стали стекаться делегаты Вселатвийского съезда Советов, приехавшие в Ригу со всей Латвии — из Латгале, Видземе, Земгале и Курземе, в том числе тех уездов и городов, которые находились еще в руках оккупантов (в это время уже были освобождены Елгава, Бауска, Тукумс, Талсы). Всего на съезд прибыло 705 делегатов с правом голоса и свыше 500 гостей. Для такого количества участников зал Дома правительства оказался недостаточно вместительным, поэтому было решено проводить заседания съезда в Первом городском театре (ныне Театр оперы и балета Латвийской ССР).

Там во второй половине дня 13 января и открылся съезд представителей трудового народа, который провозгласил себя Iсъездом Советов рабочих, безземельных и стрелковых депутатов объединенной Латвии. Почетным председателем съезда был избран В. И.Ленин(6). Президиумом съезда руководил П. Стучка. С яркими приветственными речами выступили гости — Я. М. Свердлов, Л. Б. Каменев, поступили телеграммы из Российской, Украинской, Эстонской и Литовской Советских Республик, от различных трудовых коллективов и частей Красной Армии.

Сердечную поздравительную телеграмму в адрес съезда прислал И. Вациетис. В ней говорилось: «Приветствую I съезд Советов Красной Латвии, который собрался после семисотлетней героической и тяжелой борьбы против врагов трудового народа Латвии(7). Пусть седая Рига станет свидетелем того, как в Латвию вступают справедливость и счастье для трудящихся. Пусть Советское правительство станет тем солнечным лучом, который согреет наконец трудовой народ и всех бедняков в Латвии».

15 января съезд утвердил Манифест от 17 декабря 1918 г. и тем самым создание независимой, суверенной Советской Республики Латвии, положительно оцепил политику и деятельность ее Временного правительства. В резолюции «Об отношениях с Россией» съезд единогласно признал, что было бы необходимо создать федеративный союз всех советских республик, и поручил Советскому правительству Латвии строить отношения с Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой «исходя из единодушного сознания трудового народа, что Латвия и Советская Россия должны жить в самом тесном братском союзе и продолжать борьбу... за победу трудового народа».

В тот же день съезд заслушал сообщение П. Стучки о Конституции республики, утверждавшей революционные преобразования, установил название латвийского советского государства — Социалистическая Советская Республика Латвии, определил организационную структуру органов государственной власти и их главные задачи. Съезд избрал Центральный Исполнительный Комитет Латвии в составе 60 человек; ЦИК выбрал из своей среды 11 членов Советского правительства. Председателем правительства вновь стал П. Стучка. Его избрали также председателем Совета народного хозяйства республики и поручили ведать иностранными делами. Заместителями председателя правительства стали Я. Ленцманис (он же комиссар внутренних дел) и Ю.-К. Данишевский (он же комиссар внешнего обмена, впоследствии — председатель Революционного военного совета Армии Советской Латвии). Комиссаром земледелия был назначен Ф. Розиньш, военным комиссаром — К. Петерсон, комиссаром промышленности — Д. Бейка, финансов — Р. Эндрупс, труда — О. Карклиньш, просвещения Я. Берзин (Зиемелис), строительства — Э. Зандрейтер, продовольствия — Р. Эйхе, социального обеспечения — А. Берце (Арайс) и др. Пост секретаря правительства был поручен Я. Яунземсу (Шильфу). Члены правительства были опытными революционерами, широко известными в народе как люди бескорыстные и мужественные, боровшиеся за правое дело и трудившиеся с большим энтузиазмом и отдачей. Они были и партийными работниками. В то время, при нехватке в республике опытных кадров руководителей, ЦК СДЛ считал возможным, чтобы члены правительства занимали руководящие посты и в партийных органах.

I съездом Советов объединенной Латвии завершилось создание Социалистической Советской Республики Латвии.

В конце января 1919 г., после того как была освобождена почти вея территория Латвии (за исключением Лиепайского и Айзпутского уездов), казалось, что латышский трудовой народ получил возможность приступить к восстановлению и созиданию новой жизни на социалистических началах. В феврале 1919 г. началась национализация частных промышленных и торговых предприятий, а также банков. Только в Риге и окрестностях было национализировано 192 предприятия и типографии. Методы и формы национализации окончательно определялись декретом правительства ССРЛ от 8 марта 1919 г., в котором указывалось, что безвозмездной национализации подлежит частная собственность стоимостью свыше 10 тысяч рублей(8), Образовался сектор государственной экономики, которым руководил Совет народного хозяйства республики, состоявший из Производственного совета (председатель Ф. Розиньш) и Совета обмена (председатель Р. Эндрупс). Каждым предприятием руководило правление (из 3—5 членов), выбиравшееся соответствующим отраслевым профсоюзом на один год и утверждавшееся Комиссариатом промышленности. Руководил его правлением член — уполномоченный комиссариата. Вопросы обычно решались большинством голосов, в случае расхождения мнений решающее слово принадлежало председателю. Так сочетались демократическая коллегиальность и единоначалие.

На всех предприятиях члены профсоюза избирали контрольные комиссии, которые следили за ходом производственного процесса, контролировали работу правлений. Эти комиссии были полностью независимыми от администрации предприятия. Контрольные комиссии избирались и на ненационализированных предприятиях, где они следили за выполнением решений и распоряжений Советского правительства, отстаивали интересы рабочих перед предпринимателями.

В 1919 г. профсоюзы играли большую роль в жизни ССРЛ. Они охватывали почти всех трудящихся городов. На 1-ю конференцию профсоюзов Латвии (7—10 марта) делегаты избирались от 71 902 членов. Правда, большая часть из них представляла мелкие мастерские и учреждения. В то время по предложению правительства профсоюзы были провозглашены государственными производственными союзами, которые должны вовлечь трудящихся в процесс развития народного хозяйства. Вступление в профсоюз стало обязательным для каждого рабочего и служащего. Членские взносы были отменены, союзы финансировались из госбюджета. Такая практика имела целью мобилизовать трудящихся на строительство новой жизни. Но у нее были и отрицательные стороны: профсоюзы слишком мало занимались бытовыми вопросами, повышением культурного и образовательного уровня рабочих. Это вызывало среди части членов профсоюзов недовольство, критику.

В целом же между правительственным аппаратом и профсоюзами было согласие и тесное сотрудничество в общей борьбе за спасение народного хозяйства от разрухи, в которую оно было ввергнуто немецким оккупационным режимом, последствиями мировой войны. Совместно проводились мероприятия по уменьшению безработицы. (В Латвии в то время насчитывалось 22 854 зарегистрированных безработных). Только в Риге до мая 1919 г. работу возобновило около 100 промышленных предприятий, трудоустроено свыше 9 тысяч безработных. Начались подготовительные работы по строительству Долесской ГЭС на Даугаве. Их финансировала РСФСР, помогая Советской Латвии создать свою энергетическую базу. В январе 1919 г. П. Стучка побывал в Москве и Петрограде, встречался с Я. М. Свердловым, Г. Е. Зиновьевым и другими деятелями Советской России, добился соглашения с СНК РСФСР и руководством Совета Северной коммуны(9) о хозяйствен ной помощи Латвии. Был выдан кредит на сумму бо лее 200 миллионов рублей для закупки сырья и товаров широкого потребления. В результате этого ССРЛ получила хлеб, мануфактуру, хлопок, керосин и другие поставки. Весной 1919 г. был заключен договор с Украинской ССР, откуда были получены хлеб, каменный уголь, сахар, соль. В свою очередь ССРЛ поставляла этим, республикам, металлоизделия, бумагу и другие товары.

Сотрудничество между республиками помогло постепенно улучшить и снабжение жителей Латвии продовольствием, тканями, обувыо. Все это способствовало повышению производительности труда, вызывало активность населения в других областях общественной жизни.

Большие революционные преобразования произошли в 1919 г. в латвийском селе. В 1919 г. в ССРЛ вся земля, как и в других советских республиках, перешла в собственность государства. В январе—феврале 1919 г. была проведена конфискация земель и других средств производства в помещичьих имениях. Правительство республики отменило поработительские формы землепользования — испольщину (т. е. передачу половины урожаи землевладельцу), отработку за арендуемую землю и др. Было ликвидировано деление сельского населения на полноправное — землевладельцев и крупных арендаторов и неполноправное — батраков, испольщиков, мелких арендаторов и тому подобные категории неимущих трудящихся.

1 марта 1919 г. правительство ССРЛ издало «Декрет о национализации и управлении землей», проект которого разработал Ф. Розиньш. Декрет предусматривал организацию советских хозяйств па базе бывших имений, а крестьянские хозяйства (дворохозяев и арендаторов) объявлял государственными арендными хозяйствами. Ф. Розиньш считал, что такая аграрная реформа будет способствовать быстрому обобществлению производства на селе, что в свою очередь позволит поднять производительность труда, увеличить производство продуктов питания и сельскохозяйственного сырья и тем самым обеспечить рабочему классу лучшие условия жизни. До весны 1919 г. на территории ССРЛ было организовано 239 советских хозяйств (из них 49 — в Латгале). Этими хозяйствами руководили выборные советы в составе трех человек: представитель уездного Исполнительного комитета (он же председатель совета), представитель волостного Совета депутатов и представитель рабочего профсоюза (производственного союза). В свою очередь члены хозяйства выбирали свой рабочий комитет, контролировавший деятельность совета.

В совхозах дарила демократическая атмосфера, был введен в среднем 8-часовой рабочий день, проявлялась забота о жилищных условиях, продовольственном снабжении. Основывались рабочие клубы и библиотеки. Заметно улучшились условия труда и быта бывших батраков помещичьих имений. Но они не поддержали правительственное распоряжение о том, что рабочие обязаны продать совхозам имеющийся в их собственности продуктивный скот. Рабочие хотели, чтобы коровы, овцы, свиньи оставались и в их личном пользовании. С учетом этих настроений и высказываемых острых критических замечаний правительство весной отменило распоряжение об обязательной продаже скота.

Мызные батраки — сельскохозяйственные рабочие активно включились в совхозную жизнь. Но те из них, кто до этого приобрел инвентарь для обработки земли, хотели получить землю в аренду, стать арендаторами. Это стремление не было полностью удовлетворено, что вызвало известное недовольство аграрной политикой Советской власти. Правда, недовольство это было подспудным, в резкой форме не проявлялось. Позднее, анализируя аграрную политику в 1919 году, VII и VIII съезды Компартии Латвии (1923 и 1931 гг.) признали, что значительную часть земель бывших помещичьих имений следовало разделить и отдать в пользование крестьян. Это бы укрепило смычку между трудящимися города и деревни.

Ошибкой были признаны и принятые правительством ССРЛ условия аренды земли, по которым арендный договор заключался только на один год. Крестьяне хотели, чтобы право землепользования, как и в Советской России, было бессрочным. Что касается арендной платы, то она была низкой, фактически символической и недовольства у крестьян не вызывала.

В феврале 1919 г. комиссариат земледелия ССРЛ издал также инструкцию, которая позволяла основывать кооперативные товарищества по обработке земли. Несколько кооперативов возникло в Длукс- ненском, Екабпилсском, Илукстском уездах. Но широкого размаха это движение в то время не получило. Создание сельских коммун правительство ССРЛ не пропагандировало.

Тяжелое продовольственное положение вынудило руководство республики провести реквизицию излишков зерна в кулацких хозяйствах. Это, разумеется, обострило классовую борьбу на селе. Такова была суровая действительность того тревожного времени.

Поначалу правительство ССРЛ стремилось централизовать все продовольственное снабжение — нормированное и ненормированное — и организовать его через национализированные магазины, кооперативы (которые создавались по инициативе правительства) и общественные (бесплатные) столовые (кухни).

Частично это удалось; особенно успешной была работа столовых (в Риге открылось 68 новых общественных столовых). В них обедало 185 тысяч из 212 тысяч жителей Риги — гражданских лиц(10). Но в целом принятые меры были недостаточными. Нехватка продовольствия оставалась чрезвычайно острой, и этим пользовались спекулянты, снабжавшие им своих клиентов за высокую плату, несмотря на жестокую борьбу со спекуляцией(11).

3 апреля 1919 года правительство приняло декрет, разрешавший свободную торговлю по рыночным ценам ненормированными продуктами питания: мясом, маслом, овощами и др. Хлеб по-прежнему выдавался нормирование, по карточкам трех категорий: 1) для работников тяжелого физического труда, 2) работников легкого физического и умственного труда, 3) лицам, живущим за счет своего капитала и получающим нетрудовые доходы.

Благодаря различным мероприятиям в мае 1919 г. в Риге уже имелись хлебные запасы на две недели. Продовольственная проблема постепенно решалась.

Широкие мероприятия проводились в области социального обеспечения. Советское правительство ввело государственное страхование в случаях болезни (временной нетрудоспособности) и безработицы, установило пенсии рабочим и служащим при полной или частичной потере трудоспособности, выдавало пособия по беременности. В одной только Риге 24 тысячи нетрудоспособных граждан получали пособия в размере минимальной заработной платы. До установления Советской власти ничего подобного не было.

В 1919 году в Советской Латвии были проведены широкие начинания на ниве просвещения и культуры. Создавалась новая система трудовых школ, где молодежь получала не только знания, но и готовилась к труду. Только в Риге по сравнению с периодом немецкой оккупации число основных школ возросло к марту 1919 г. с 18 до 74, средних — с 5 до 21 при соответственном увеличении численности учащихся с 7500 до 19 000 и с 3000 до 4200. В Елгаве заново были открыты 6 школ. Занятия проводились на родном языке. Стали работать курсы подготовки учительских кадров и повышения квалификации. На центральных педагогических курсах в Риге лекции читали и руководящие работники республики, среди них П. Стучка, Я. Берзин (Зиемелис), Э, Эфертс (Клусайс) и др.

8 февраля 1919 г. правительство ССРЛ издало декрет о создании Высшей школы Латвии — впоследствии Латвийского университета. Высшая школа быстро была укомплектована преподавательским составом во главе с ректором, известным ученым-химиком проф. П. Вальденом. Среди преподавателей, по словам П. Стучки, «была самая прогрессивная часть латышской и вообще рижской интеллигенции»(12). Упомянем А. Кирхенштейна, П. Леиньша, Э. Эфертса (Клусайса), Я. Берга, П. Номалса, А. Приедкалнса, Ф. Розиньша, С. Рутгерса, Э. Якоби, О. Хабермана, М. Центнершвера и др. В высшую школу приняли более 3000 студентов, занимавшихся на факультетах: химическом, сельского хозяйства, механики, инженерном и строительном. Занятия велись на латышском, русском и немецком языках (в зависимости от того, каким языком владел профессор или преподаватель). Были основаны также Латвийская консерватория и Академия художеств. Начали работу Латвийская опера, Рабочий театр и многие другие учреждения культуры.

Большой популярностью пользовались в ту пору рабочие клубы, в которых регулярно проводились встречи с руководящими работниками, учеными, деятелями искусств республики. Особенно заметной была работа «Коммунистического клуба имени Розы Люксембург» в Риге, клуба «III Интернационал» в Елгаве и др. В Риге были основаны Центральная государственная библиотека, открылись массовые библиотеки в Валмиере, Цесисе, Даугавпилсе, Резекне и др.

Правительство республики проявляло большую заботу о наиболее видных писателях, деятелях культуры латышского народа. Оно назначило пожизненные пенсии в размере максимальной зарплаты Райнису, Аспазии, Кр. Барону и др.

В духовную жизнь республики особенно активно включилась трудовая молодежь, охваченная революционным подъемом и мечтавшая внести значительный вклад в социалистические преобразования. Выдающимся событием в жизни молодежи был I съезд Союза трудовой молодежи Коммунистической партии Латвии, состоявшийся 28 февраля 1919 г. в Доме правительства. На нем было представлено свыше 1000 членов комсомола Латвии. Съезд вооружил юных коммунаров программой идеологического воспитания молодежи, ядром которой было формирование революционного, социалистического мировосприятия, непримиримость к врагам трудящихся и их идеологии. Боевым был избранный на съезде Центральный Комитет СТМ Латвии: А. Рацене (Берце), К. Крастиньш, О. Дзенис, К. Мартинсонc, Я. Крузе, Я. Винтенс, А. Кадикис.

1—6 марта 1919 г. в Риге состоялся VI съезд Коммунистической партии Латвии, на котором было представлено 7564 члена партии. Съезд официально переименовал Социал-демократию Латвии в Коммунистическую партию Латвии(13). Он дал оценку деятельности ЦК партии и Советского правительства Латвии, признав ее правильной, поручил энергично продолжать дело укрепления обороноспособности республики и преобразование народного хозяйства на социалистических основах. Съезд принял решение о структуре и функциях Советов, профсоюзов (производственных союзов) и Армии Советской Латвии. При этом учитывались как опыт Советской России, так и местные особенности.

Съезд проходил в атмосфере товарищеских и вместе с тем принципиальных дискуссий, было много критики. С ультрарадикальных позиций выступал Э. Виксниньш, требовавший немедленной экспроприации всей буржуазии, социализации всего народного хозяйства. Ему возражал Р. Эндрупс, указавший, что первоначально нужно создать предпосылки для социалистического строительства, преобразования должны проходить постепенно, необходимо тщательно подготавливать каждый этап. Для того, чтобы хозяйствовать по-социалистически, прежде всего нужен работоспособный аппарат управления. Ф. Розиньш назвал точку зрения Э. Виксшшьша «разбойничьим коммунизмом», который, приставив к груди другого револьвер, грозит отнять то, что у него есть». Коммунизм пролетариата, сказал Розиньш, исходит из необходимости как можно больше производить. «Револьверы нам нужны только для защиты произведенного добра».

Съезд не поддержал ультрарадикальные требования и высказался за научно обоснованную политику и духе идей марксизма-ленинизма. Съезд принял новый Устав КПЛ и избрал Центральный Комитет партии в составе 15 членов и 7 кандидатов в члены ЦК. Членами ЦК КПЛ были избраны (по числу поданных голосов):П. Стучка, Я. Берзин (Зиемелис), Ю.-К. Данишевский, Д. Бейка, Ф. Розиньш, Я. Ленцманис, Я. Яунземс (Шильф), К. Каулиньш, Р. Баузе, Я. Круминьш (Пилатс), О. Карклипьш, К. Печакс, Я. Лиепиньш, К. Крастиньш, Ю. Межиньш.

Большое значение для исторических судеб КПЛ и ССРЛ имел VIII съезд Российской Коммунистической партии (большевиков), состоявшийся в Москве 18—23 марта 1919 г. Принятая на съезде Программа РКП (б), выдвинувшая основные направления и задачи строительства социализма, стала и программой деятельности КПЛ на всем протяжении дальнейшего существования ССРЛ. Решение съезда о создании прочного союза рабочего класса с крестьянином-середняком оказало значительное влияние на аграрную политику КПЛ и Советского правительства Латвии, а решение о строительстве и деятельности Красной Армии — на укрепление Армии Советской Латвии.

КПЛ широко пропагандировала решения VIII съезда РКП (б) среди трудящихся Латвии. В Центральный Комитет большевистской партии, избранный на VIII съезде в составе 19 членов и 8 кандидатов во главе с В. И. Лениным, вошли и представители КПЛ: П. Стучка в качестве члена ЦК и Ю.-К. Данишевский — кандидата в члены ЦК.

ССРЛ хотела жить мирной жизнью. Ее правительство неоднократно выступало с заявлениями о три, что хочет строить свои отношения с капиталистическими странами на основах мирного сосуществования. Правительство республики, предложило Германии и буржуазному правительству Эстонии,пришедшему к власти в январе 1919 г., заключить мир.Однако эти предложения, не нашли положительногоотклика. При активной поддержке Антанты немецкие и белоэстонские силы в январе—феврале 1919 г. развернули наступление на Советскую Латвию.

С целью обороны республики в январе 1919 г. была создана Армия Советской Латвии. Ее возглавил вначале главнокомандующий всеми Вооруженными Силами РСФСР И. Вациетис, а заместителем стал военный специалист, бывший полковник царской армии П. Авенс. С 10 марта командование армией было возложено на бывшего командующего 5-й армией и Южным фронтом (также бывшего полковника) П.Славенса(14). Все важнейшие вопросы обороны решал Революционный военный совет ССРЛ в составе Ю.-К. Данишевского, К. Петерсона, Р. Баузе и др. В начале марта 1919 г. армия республики насчитывала почти 22 тысячи человек, в том числе имелось около 14 тысяч штыков или рядовых бойцов, и 996 сабель, в артиллерии — 52 орудия. Основными кадрами создававшейся армии были латышские стрелки.

На 1 марта 1919 г. 2/3 боеспособных сил армии сражались на Северовидземском фронте против вторгшейся туда белоэстонской армии (свыше 20 тыс. человек) и успешно отразили её наступление, изгнав врага из Алуксне и Руиены.

Неблагоприятная военная ситуация сложилась в Курземе. В январе—феврале 1919 г. туда прибыли из Германии сильные контрреволюционные добровольческие части, которые подавили перед этим восстание рабочих у себя на родине и теперь обрушились на Советскую власть. К их «железной дивизии» и 1-й гвардейской резервной дивизии присоединился созданный прибалтийским немецким дворянством ландесвер («земское ополчение») и батальон правительства Ульманиса (командир — О. Калпакс). Всеми этими формированиями командовал генерал Р. фон дер Гольц, который в 1918 г. потопил в крови пролетарскую революцию в Финляндии.
В немецкой армии в Курземе на 1 марта насчитывалось 28 тысяч человек: 12—14 тысяч штыков, 1150 сабель, 84 орудия(15). Активные силы Армии Советской Латвии в Курземе были по численности втрое меньше и гораздо хуже вооружены.

3 марта 1919 г. немецкая армия (около 30 тыс. чел.) начала общее наступление на фронте от Мажейкяя до Скрунды. 10 марта со стороны Вентспилса началось наступление ландесвера.

10 марта противник занял Салдус, 14 марта — Талсы и Тукумс, 20 марта пала Елгава.

В эти критические дни ЦК КПЛ, правительство республики и Революционный военный совет Армии ССРЛ принимали энергичные меры, чтобы стабилизировать положение. Организованно проводилась мобилизация, в результате которой армия получила пополнение в 25 тыс. человек. Число орудий увеличилось до 98. На фронт в Курземе и Литву была переброшена часть армейских соединений, расположенных в Видземе. 22 марта был создан Военно-революционный совет Рижского укрепрайона, которым руководили Я. Ленцманис, П. Авенс, Д. Бейка и др. РВС выпустил обращение «Революционная Рига в опасности!», призвав рабочих столицы вооружаться. Были сформированы 1-й и 2-й Рижские рабочие полки. В конце марта фронт стабилизировался на линии Калнциемс — Елгава — Бауска — Паневежис.

Враг, заняв значительную часть Латвии, чинил на оккупированной территории беспощадный террор против всех, кто хоть как-то поддерживал Советскую власть. Особенно свирепствовал немецкий ландесвер. В Вентспилсе захватчики расстреляли 150 жителей, в Кулдиге и ее окрестностях — около 500, в Елгаве — 600. Чтобы приостановить или по крайней мере уменьшить размах этих зверств, Советское правительство Латвии вынуждено было пойти на такой чрезвычайный шаг, как арест и содержание в качестве заложников проживавших в Риге членов семей немецких дворян и крупных буржуа (мужчин). Эта мера на время пригасила контрреволюционный террор в Курземе и спасла многих трудящихся от неминуемой гибели.

В связи с германским нападением активизировались контрреволюционные круги в Риге и Видземе, которые с помощью террора и диверсий подрывали внутренний порядок и обороноспособность республики. Комиссариату внутренних дел ССРЛ и ревтрибуналам пришлось вести энергичную борьбу с этими подрывными элементами. Только рижские трибуналы рассмотрели более 2000 дел по обвинению в контрреволюционной деятельности, шпионаже в пользу врага, крупных спекуляциях, а также уголовных преступлениях. По данным, приведенным П. И. Стучкой, около 1000 человек были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу.

Красный террор был ответом на белый террор.

Даже в критические дни на территории, подвластной Советскому правительству Латвии, не произошло ни одного сколько-нибудь значительного контрреволюционного восстания. Во-первых, потому, что большинство населения поддерживало Советскую власть или относилось к ней лояльно. Эти настроения подтвердило и празднование в республике 1 Мая, во время которого сотни тысяч трудящихся вышли на демонстрации в поддержку Советов. В одной только Риге в демонстрации участвовало около 70 тысяч человек, она продолжалась 6 часов.

Вскоре, однако, военное положение ССРЛ снова ухудшилось. С юга республике угрожал еще один враг — легионы белополяков, приближавшиеся к Даугавпилсу. Пришлось перебросить туда стрелковые части, которые до того предусматривалось разместить под Олайне для укрепления обороны Риги. Не дало желаемого успеха и контрнаступление Армии Советской Латвии под Бауском. В этой ситуации 22 мая на рассвете 47—48-тысячная немецкая армия (в ее составе было и 2146 человек латышской бригады под командованием Я. Балодиса) перешла в новое наступление в Латвии и Северной Литве, нацелив свой первый удар непосредственно на Ригу. В тот же день Советская Латвия потеряла свою столицу.

22 мая 1919 г. — черный день в истории Латвии. Захватив Ригу, ландесверовцы и части «железной дивизии» устроили в городе кровавое побоище. Без суда и следствия, на основании первого же устного доноса расстреливали всякого, кто «казался» коммунистом, комсомольцем или просто рижским рабочим. Всего было убито около 4500 человек. Почти все они были латышские трудящиеся, большей частью — молодежь.

25—26 мая войска буржуазной Эстонии (около 24 тыс. чел.) начали наступление на севере, заняв Псков, Алуксне, Вецгулбене. На юге немецкие войска и части литовских белогвардейцев прорвали фронт Армии Советской Латвии под Паневежисом и двинулись по направлению к Илуксте. 

Армия Советской Латвии; чтобы избежать окружения, отступила на восток и заняла новые оборонительные рубежи на линии: район Острова—Виляка— Ливаны—Зарасай. Отступление проходило в целом организованно, к этим рубежам вышло 60% состава частей, около 90% старых стрелков, которые в 1918г. пришли освобождать родную Латвию; была перемещена на новые позиции почти вся артиллерия. Эта армия была готова к новым боям.

Резиденцией правительства Советской Латвии с 11 июля стал город Резекне(16). В связи с сужением территории деятельности правительства его состав и аппарат были заметно сокращены. Председателем правительства оставался П. Стучка, хотя 10 июня 1919 г. решением ЦК РКП(б) он был назначен заместителем наркома юстиции Советской России и переехал на жительство в Москву. П. Стучка регулярно приезжал в Резекне, и важнейшие вопросы решались с его участием. Заместителем председателя правительства был Я. Ленцманис. Когда его перевели на политработу в Красную Армию, повседневной деятельностью правительства стал руководить О. Карклиньш.

Положение республики стабилизировалось после вступления ССРЛ в основанный 1 июня 1919 г. военно-политический союз советских республик, созданный по инициативе В. И. Ленина. В связи с этим Армия Советской Латвии была преобразована в 15-ю армию Красной Армии, находившуюся в составе Западного фронта. Ядром ее оставалась Латышская стрелковая дивизия в составе 9 полков. В армию входили несколько сформированных на территории Советской России дивизий (4-я, 10-я, 11-я) и эстонская советская бригада. Командующим 15-й армией в июле был назначен А. Корк. Политическим руководителем армии был Я. Ленцманис, а с середины августа — А. Зейботс.

Эта армия до конца 1919 г. успешно отражала наступление армий буржуазной Латвии, буржуазных Эстонии, Литвы и Польши на фронте от Пскова до Даугавпилса.

Тем временем в Латгале продолжалось социалистическое строительство.

Однако осенью 1919 года в связи с наступлением армии Деникина в направлении Москвы, самая боеспособная часть 15-й армии — Латышская стрелковая дивизия — была переброшена на Южный фронт. Там она покрыла себя славой в боях под Орлом, Кромами и Харьковом, внесла значительный вклад в решающие сражения по защите завоеваний Великого Октября. А фронт в Латгале был ослаблен. Поэтому вторгшаяся туда в январе 1920 г. армия панской Польши вместе с армией буржуазной Латвии захватила последний оплот Советской власти на Даугаве.

13 января 1920 года Советское правительство Латвии объявило о прекращении своей деятельности.

Так, задушенная зарубежными империалистами и местной контрреволюцией, пала Социалистическая Советская Республика Латвии — первое суверенное государство латышского народа.

Антанта (Англия и Франция) в то время стремилась вовлечь буржуазную Латвию в новый военный поход против Советской России. Однако латышская буржуазия вынуждена была считаться с революционно настроенными народными массами, которые испытывали дружественные чувства к Советскому государству. Поэтому правительство К. Ульманиса против воли Антанты в январе 1920 года согласилось на предложение РСФСР начать переговоры о заключении мира между двумя странами. 30 января 1920 года в Москве (секретно) было заключено перемирие, а 11 августа 1920 года в Риге — мир между буржуазной Латвией и Советской Россией.

Коммунистическая партия Латвии поддержала заключение мира и одновременно призвала трудящихся усилить классовую борьбу в своей стране, хранить верность своим революционным традициям.

Врагам социализма не удалось уничтожить идею Советской Латвии. Она жила в памяти и надеждах трудового народа в течение всех двадцати лет существования буржуазного государства. Летом 1940 года в Латвии в третий раз произошла пролетарская революция, восстановившая Советскую власть.

Сбылись пророческие слова, написанные П. Стучкой в июне 1919 года: революция после каждого перерыва возобновляется, «воспринимая весь пережитый опыт прежнего (революционного) подъема. Вперед, все выше»(17). Таков был общий ход истории Советской Латвии.


Прмечания:

1.Впоследствии они были опубликованы в серии статей П. Стучки «Наша программа», помещенных в газете «Циня» в январе 1919 г. См.:Stučka Р. Rakstu izlase. R., 1978. — 2. sēj. — 320, 329. Ipp.
2. См.: Stučka Р. Rakstu izlase. — 2 sēj. — 320. 329. Ipp.
3. См.: «Krievijas Ciņa». —- 1924. — 26. janv. 
4. Они создавались легально для охраны городских складов от разбоя. 
5. См.: Стучка П. За Советскую власть в Латвии. — Рига. 1964. — С. 444. 
6. В. И. Ленин был приглашен на съезд, но по причине крайней занятости не смог приехать.
7. Имеется в виду борьба против немецкого дворянства.
8. Это не касалось собственности сельских крестьяи-хозяев. 
9. Северная коммуна объединяла северо-западные губернии РСФСР. 
10. В годы немецкой оккупации платные столовые обслуживали немногим более 80 тысяч человек.
11. За спекуляцию, как и за контрреволюционную деятельность, судили ревтрибуналы. 
12. Stučka Р. Rakstu izlase. — 2. sēj. — 420. lрр.
13. Партия большевиков — РСДРП (б) переименована в РКП(б) на своем VII съезде в марте 1918 года. Но съезд СДЛ в ту пору созвать было невозможно.
14. П. Авенс и П. Славенс на своих новых военных должностях успеха не добились и вскоре из Красной Армии ушли. 
15. См.: Strauss V. Padomju Latvija un starptautiskā kontrrevolūcija (Советская Латвия и международная контрреволюция),— М. 1932.—С.68.
16. Со 2 июня по 10 июля руководящие органы ССРЛ находились в Великих Луках. 
17. Стучка П. За Советскую власть в Латвии 1918—1920. Сборник статей. Рига. 1964. — С. 512.







Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх