ПОИСК ПО САЙТУ
Советская цивилизация

М.В.Фрунзе: Мы все - братская семья! О союзном государстве и национальном вопросе



Источник: Брошюра. Сост. И.Н.Макаров, М.В.Костина. — М., 2015. — с. 64

Предисловие авторов:

В брошюру включены публикации, выступления в первые годы Советской власти выдающегося партийного, государственного и военного деятеля М.В.Фрунзе, касающиеся проблем национальных отношений.

Жизнь и деятельность М.В.Фрунзе часто была связана с регионами России, СССР, отличавшимися пестрым национальным составом населения. Он хорошо знал многие многонациональные районы Казахстана и Средней Азии, Поволжья и Приуралья, Украины и Белоруссии, Северного Кавказа и Закавказья. Глубоко понимал сложность и деликатность национального вопроса и национальной политики. Теоретическое наследие М.В.Фрунзе в национальном вопросе сохраняет свою актуальность в наши дни.

Издание рассчитано на пропагандистов и агитаторов коммунистических партий, входящих в состав СКП — КПСС. Оно будет интересным для широкого круга читателей в Российской Федерации, во всех республиках прежнего СССР.


Мы все — братская семья*

Речь в Оренбурге 20 сентября 1919 года


* Название документа дано позднее.

Осенью 1919 г. Председатель ВЦП К М.И.Калинин находился в Поволжье с агитпоездом «Октябрьская революция». 15 сентября он приехал в Самару, встретился с командующим Туркестанским фронтом М.В. Фрунзе, узнал от него о только что завершившейся в Оренбургском районе боевой операции: наши войска разгромили колчаковскую Южную армию генерала Белова, прорвались на соединение с Туркестаном.

В ходе боёв было взято в плен и добровольно сложили оружие до 60 тыс. солдат и офицеров противника, в том числе много казаков из бывшей армии атамана Дутова. Возникла проблема: что делать с этой массой людей?

По прибытии в Оренбург Председатель ВЦИК на состоявшемся 20 сентября митинге 5 тыс. военнопленных говорил о неотложном деле всех трудящихся — строительстве рабоче-крестьянской Советской Республики: «Работа большая, каждый честный казак может развернуться вовсю. К этой работе я призываю вас, казаки». Выступивший следом М. В. Фрунзе как бы продолжил речь М. И. Калинина.

И я, представитель командования Красной Армии, приехавший в Оренбург на несколько дней, считаю своим долгом обратиться к вам с речью, казаки. Товарищи, до сих пор мы были в разных лагерях, до сих пор мы стояли по две стороны баррикады и направляли винтовки друг против друга.

Вы видите, товарищи, что мы обращаемся к вам с тем словом, которое для нас является символом братства, теснейшей связи. Мы к вам, к вчерашним своим врагам, обращаемся со словом «товарищи». Я потому называю вас товарищами, что чувствую, что в каждом из вас бьётся сердце рабочего и крестьянина и что то, что вы делали, происходило вследствие вашей темноты. И я уверен, что тот, в ком бьётся сердце трудового человека, должен сейчас почувствовать, где находится правда и кто отстаивает действительно кровные интересы России, нашей дорогой родины.

Ваши командиры, ваши генералы и атаманы говорили вам, что на вас идут разбойничьи банды, состоящие из наёмников германского империализма, продающие за деньги свою родину. Вы уже слышали здесь авторитетное заявление главы нашей Российской Советской Республики, простого тверского мужика, который определённо сказал, что такие заявления ложны и преступны. И вы сами теперь видите, что как Советское правительство, так и сама Красная Армия не являются орудием в руках иностранной политики, не являются и не являлись никогда оружием в руках императора Вильгельма или какого-нибудь другого тирана. Правда, Рабоче-Крестьянская Красная Армия, как вы уже видели, не блещет внешностью; правда, она никогда не умела так сражаться, как того требовали бы правила военного искусства, но тем не менее она сражается и одерживает победу над теми армиями, во главе которых стоят люди, кичащиеся своими военными знаниями.

И это происходит только потому, что мы знаем, что отстаиваем волю трудового народа, и, с другой стороны, мы знаем, что вы являлись слепым орудием в руках русских белогвардейцев, а больше всего в руках международного империализма.
Если вы откроете любую белогвардейскую газету, то вы увидите, что Колчак, который говорит, что он защищает единство России, что он идёт за её национальное возрождение, этот Колчак имеет помощь от всех империалистов мира. Вы в такой газете прочтёте торжествующие заметки о том, что на Севере России наступают очень успешно англичане, что они взяли Архангельск и что не сегодня завтра они продвинутся ближе к центру России. Здесь же вы прочтёте, что Эстляндия и Финляндия бьют большевиков, что завтра будет взят Петроград, что их войска работают очень удачно. На западе также удачно бьют большевиков и наступают польские войска. Точно так же удачно на юге наступают румынские войска; английский и французский флоты действуют очень удачно, бомбардируют черноморские города и тоже бьют большевиков.
Дальше вы читаете, что Баку находится в руках англичан, большевистские корабли тоже разбиваются английским флотом. На востоке японские войска тоже бьют большевиков и тоже действуют удачно.

Товарищи, сравните же все эти заявления, которые вы читали, и подумайте, где же здесь русский народ, — везде на этих многочисленных фронтах англичане, французы, японцы, поляки, эстонцы и т. д., а где же русские рабочие и крестьяне? Они здесь, внутри страны, они и есть те большевики, которых бьют все эти японцы, англичане, поляки и прочие.

И я думаю, товарищи, что каждый дурак должен понять, что там, в лагере наших врагов, как раз и не может быть национального возрождения России, что как раз с той стороны и не может быть речи о борьбе за благополучие русского народа. Потому что не из-за прекрасных же глаз все эти французы, англичане помогают Деникину и Колчаку — естественно, что они преследуют свои интересы. Этот факт должен быть достаточно ясен, что России там нет, что Россия у нас. Хотя мы и имеем в наличии представителей других национальностей, но в основе мы имеем русский трудовой народ.

У нас имеются отряды китайцев, мадьяр и других национальностей. Конечно, их капля в море, может быть, на тысячу человек русских придётся десять мадьяр. Но и эти десять человек, что они собою представляют? Они являются теми же рабочими и крестьянами тех народностей, которые взяли власть в руки, как это было в Венгрии, но которые не сумели удержаться: их задушили английские и французские капиталисты, а потом отдали на разграбление Румынии. И вот эти небольшие кучки народностей, которые поняли, что все народы друг другу братья, которые откликнулись на призыв, что пора кончать народам между собой войну, что пора обратить оружие всех трудящихся против того, кто посылает на бойню. Мы, русские, первые сбросили иго тирании и гнёта капитала. Другие народы опоздали, они идут позади нас.

Мадьяры, они тоже сбросили гнёт капитала, примкнули к нам, но их раздавили и не только раздавили, но и ограбили. И то, что сделалось с Венгрией, пусть будет примером для всех трудящихся других стран. Румыны, эти «освободители» венгерского народа, забрались в Венгрию, разрушали и брали всё, что только могли. Они разрушали даже крестьянские хозяйства, уложили машины — вот что делали они, эти «освободители». И такая же судьба уготована ими и России, если бы вы с вашими друзьями сумели раздавить нашу Республику. Англичане действуют на севере действительно очень хорошо, они там занялись хищением и отправкой к себе наших лесных богатств; они в Баку выкачивают наши богатства — нефть, увозят её к себе и там, продавая, набивают свои сундуки. А японцы в Сибири торгуют нашими рудниками и вывозят всё, что только могут.

Все эти Колчаки, Деникины есть не что иное, как наёмники этих капиталистов, как средство для угнетения нашего народа. А интересов нашего русского народа, конечно, у них нет. У них есть только интересы своего капитала, для них будет всё равно, если наш народ будет нищ и убог. Но русский трудовой народ решил сам устроить порядок в своей стране, он не продаёт Россию оптом и в розницу.

Так, товарищи, обстоит дело. И не нужно быть особенно грамотным и умным, чтобы понять, что всё дело заключается в борьбе труда с капиталом, в борьбе белой кости с чёрной. И та сторона, с которой вы боролись против нас, она лишь хочет набивать свои карманы. Это белокостники, которые хотят жить потом и кровью русского народа. А на нашей стороне чёрная кость, которая веками насильно держалась в темноте.

Теперь эта чёрная кость заявила, что мы тоже люди, тоже хотим себе создать такие условия жизни, при которых мы были бы не рабами и холопами, а настоящими гражданами. Наша победа отнюдь не будет означать победу какой-либо отдельной группы. Нет, мы говорим, что все должны превратиться в единое царство трудящихся. Мы не хотим, чтобы оставалось разделение на чёрную и белую кость. У них идея старая — поставить белую кость над чёрной. Вот в этом всё дело и из-за этого наша страна и поливается кровью, из-за этого мы и стоим друг против друга с оружием.

И ваше дело теперь, товарищи, решить, с кем вам быть, с белой ли костью, с теми, кто держал вас в угнетении, или же идти с чёрной костью, которая даёт господство труда, при котором не будет угнетения не только целого класса, но даже и отдельных личностей.

И это царство труда есть здесь у нас, в Российской Советской Республике. То, что царствует чёрная кость, я думаю, вы видели сейчас.

Перед вами выступал глава нашего правительства, председатель самого верховного органа Республики — простой крестьянин. И теперь вы подумайте, когда вы видели, чтобы пришёл представитель высшей власти и сидел среди тех, кто называется подданными? Бывало ли так раньше? Ничего подобного. Правда, писалось, что его величество показалось перед народом, но как это было — кругом этого величества стояли жандармы и полицейские, и к нему протискивались специально выбранные пузатые господа с медалями и орденами. А допускали ли вас, было ли так, чтобы верховный представитель власти говорил с целой толпой? Этого не бывало нигде, и только в России имеет место подобный факт. И такой факт должен быть для вас нагляднее всяких речей и листовок, ибо в этом факте ясно выражено, что российская Советская власть есть действительно власть трудящихся.

Вам, наверное, часто говорили, что раньше в России было самодержавие, а теперь комиссародержавие. Да, у нас комиссарами называются люди, которые ставятся Советской властью, чтобы наблюдать за порядком, и товарищ Калинин объяснил, что у нас бывают и плохие комиссары, но в этом нет ничего удивительного. Разве те мужики и рабочие, которые сейчас стали у власти, разве они учились раньше, много ли им давалось в смысле поднятия их культурного уровня? Ничего подобного не было. Тёмный народ, кроме кнута и нагайки, ничего не видал.

И понятно, когда русский мужик и рабочий взяли в свои руки бразды правления, они не могут выдвинуть сразу достаточно людей, которые бы действовали безошибочно. Ошибки везде есть, и не в этом дело.

Суть дела, товарищи, в том, как поступает с этими комиссарами Советская власть. Я вам скажу, что Советская власть с такими дурными комиссарами расправляется очень просто. Мы в несколько минут их расстреливаем, не давая никакой повадки тем, кто действует во вред трудящимся. И всякий крестьянин и рабочий всегда имеют право, имеют свободный доступ довести до сведения высших органов центральной власти о подобных поступках комиссаров. У нас, в Москве, вывешены специальные ящики, куда каждый может опустить свою жалобу.

И у товарища Калинина в поезде тоже есть такой ящик, куда каждый может опустить жалобы, и каждый может даже с ним поговорить.

Я сам видел, как его осаждали с прошениями и просьбами. Ничего подобного прежде не бывало, и подобное мыслимо только у нас. Стало быть, вы видите, товарищи, что болтовня о комиссародержавии является злостным искажением. Она является стремлением ошельмовать Советскую власть.

Мы не размазня вроде Керенского. Мы ведём смертельный бой.

Мы знаем, если победят нас, то сотни тысяч, миллионы самых лучших, стойких и энергичных в нашей стране будут истреблены, мы знаем, что с нами не будут разговаривать, нас будут только вешать, и вся наша родина зальётся кровью. Наша страна будет порабощена иностранным капиталом.

А что касается фабрик и заводов, так они уже давно проданы. И вот потому-то, что мы знаем, как мучается наш народ сейчас и что может случиться, если победим не мы, вот поэтому-то мы крепко держим винтовку в своих руках и боремся, стойко боремся против наших врагов.

А врагов у нас много. Нашим врагом является весь мир, весь мир, который находится в руках у капиталистов, потому что сейчас ещё во всем мире Ллойд Джордж и Клемансо руководят народами, потому что трудящиеся массы там ещё не взяли власти в свои руки. И мы сейчас отбиваемся от целого мира — с севера, с востока, с юга, с запада — всюду двигаются целые армии иностранного капитала, двигаются подкупленные русские разбойники, и мы, отрезанные от целого мира, не имея продовольствия, не имея вооружения, не имея почти ничего, мы два года стоим крепкой стеной. Бывали моменты, когда белая гвардия подступала близко, бывали моменты, когда в наших руках оставалось около 10 центральных губерний, и наше население, наша трудовая Россия, как только замечала приближение опасности, она вновь и и вновь находила в себе нечеловеческую энергию, и наши войска опять поднимались и двигались в разные стороны, отгоняя противника. Нам было трудно, нам помогало только сознание, что отстаиваем самое дорогое для нас — интересы трудового народа.
И вот теперь мы находимся на рубеже. Мы находимся на переломе.

На Востоке наша задача почти что выполнена. Колчак взял на помощь уже последние резервы, но и это не помогло. Наши войска по-прежнему продолжают продвигаться вперёд. И я должен вам сказать, что многомиллионный народ можно победить, но задавить его нельзя. Он прольёт много крови, но выйдет победителем, потому что по всему миру поднимается пожар восстаний, пожар, который зажгла революционная трудовая Россия. И народ выйдет победителем, потому что он борется за святые интересы всего мира. К нашей, к нищей, измученной стране обращены взоры порабощённых всего мира.

Вот, товарищи, только несколько дней прошло с тех пор, как мы восстановили связь с Туркестаном, и мы уже имеем у себя здесь представителей порабощённой Индии, они явились к нам и просят братской помощи, они говорят, что они только и мечтают о том, чтобы сбросить гнёт английского капитализма, что они готовы вместе с русским народом делить все тяготы. У нас нет врагов там, где трудятся, но для нас враги все те, которые живут чужим потом и кровью.

И из-за того, товарищи, что мы установили связь с Индией, к нам теперь особенно враждебно относится Англия. Мне из перехваченных документов было точно известно, что английское правительство требовало от Колчака и Деникина, чтобы они бросили как можно больше войск на этот фронт. Это требование со стороны английского правительства было ультимативным. Но бросать войска на этот фронт было трудно, когда Оренбург был в наших руках, когда нельзя было получать продовольствия, и, несмотря на всё это, вас, казаков, дураков, бросали в эти голодные степи, чтобы вашим потом, вашей кровью защищать, прикрывать английскую Индию. Теперь вы знаете, что путь в Ташкент уже открыт, и, может быть, то, что не удалось Петру Великому и другим императорам России — их мечта о приближении к Индии, может быть, это удастся нам — измученной трудовой России. Мы взорвём английский капитал в Индии, потому что могущество и влияние наших священных идей братства трудящихся всего мира — велико. И англичане знают это. Они предпринимают все усилия, чтобы не допустить соединения России с Индией, а так как своих войск они послать не имеют возможности (английские рабочие и крестьяне не идут воевать против Российской Республики), то они формируют вас и посылают против ваших же братьев русских.

Вот чем объясняется, товарищи, что большая армия Туркестанского фронта оказалась в таком положении, что вы вынуждены были сдаться.

Это вышло к счастью как для вас, так и для России, у которой разорвалось кольцо в одном месте. Это даст возможность прорвать кольцо в остальных местах. Это положение благоприятное, потому что оно даст возможность скорее окончить гражданскую войну.

И я хочу надеяться и верить, что мы будем иметь среди вас друзей и сторонников рабоче-крестьянской Советской Республики. Я хочу думать, что каждый из вас почувствует и вспомнит, что он тоже мужик — землероб и рабочий, почувствует, что его дело отстаивать чёрную кость, а не белую. Я надеюсь, что Оренбургская область со своим населением станет отныне оплотом, прочным тылом нашей Республики.

Она станет нашим оплотом в смысле продовольствия для Туркестана, чтобы мы могли скорее сломить английское могущество.
Я жду, что вы сделаете всё возможное для нашей Красной Армии и тыла. Только таким путём вы сможете изгладить ту вину, которую вы имеете перед русским народом, вы, бывшие до сей поры жалким орудием в руках русского и английского капитализма.

Я надеюсь также, что многие из вас, вернувшись на свои места, никогда не допустят, чтобы змеиное шипение раздавалось среди нашего населения.

Я, как представитель военного командования, заявляю, что мы абсолютно не имели и не имеем целью уничтожение казачества, как об этом шипят наши враги. Мы считаем всех трудящихся нашими братьями, но военное командование всё же не может сделать сразу того, о чём сказал товарищ Калинин, заявивший, что готов простить и отпустить вас всех в станицы как наших заблудшихся братьев. Военное командование, которое держит оружие в руках, которое исполняет предначертания Советской власти, военное командование, которому дорога жизнь каждого красноармейца, заявляет: мы будем неуклонно исполнять все предначертания Советской власти, будем делать всё, чтобы не допустить никакого издевательства. Но к словам товарища Калинина я добавляю, что при первой попытке вонзить в нашу спину нож никаких разговоров не будет.

Мы люди дела, мы иначе действовать не можем. Чем больше будет расхлябанности, чем больше будет распущенности, тем больше будет пролито крови родного нам народа. И я заявляю, что все те, кто будет лоялен, кто пойдёт рука об руку с рабоче-крестьянской властью, кто будет прекращать змеиное шипение, тот будет верным другом нашим, мы возьмём его под свою защиту. Но все те, кто попробует после прощения, объявленного высшим представителем власти трудового парода, действовать эгоистично, забывая интересы трудового народа, с тем разговоры будут кратки — им не место в наших рядах.
И так как опыт показал, что старики особенно не могут усвоить идеи нашей власти, я заявляю: всех тех, что старше 40 лет, мы в станицы не отпустим.

После мы, конечно, их отпустим, но мы скажем им: вы, седобородые мужички, где вы были, когда русский народ боролся, изнемогал, где вы были, на чьей стороне вы стояли?.. Мы нищие, мы нагие, но мы знаем, что будет момент, когда трудовая Россия отбросит в сторону своё оружие и возьмётся за мирный труд, и, когда мы будем трудиться, когда мы будем воздвигать свободную Российскую Социалистическую Республику, мы спросим: а что делали вы? Мы, безусловно, их отпустим, потому что мы не какие-то элодеи, которые всех вешают, как говорят про нас. Нет, мы проливаем кровь только тогда, когда на это есть крайняя необходимость. Но мы не можем относиться с полным доверием, не можем считать братьями тех, кто не прекращает своих козней.

Вот почему мы не можем и не отпустим стариков по домам. Мы сможем отпустить только тех, кто сознает свою ошибку и честно и прямо скажет: «Да, я ошибался, да, Советская власть не будет отнимать у нас землю. Я буду защитником только Советской власти». И тогда он будет нашим братом, и Советская власть простит и отпустит его. Но в искренности этого надо убедиться. Мы сможем отпустить только тех, за которых поручатся наши красные казаки, те красные казаки, которые в самую тяжёлую минуту были с нами, которые не оставили рабочих и крестьян и вместе защищали права трудового народа. Если они нам удостоверят этих казаков, то мы их отпустим. А других мы должны будем пока задержать. Серединный возраст до 40 лет, который был фронтовым казачеством, который сражался в империалистической войне и который примкнул к делу народа, мы считаем введённым в заблуждение. Мы считаем, что у них должно забиться сердце трудящегося, и мы снимаем с них позор их ошибки. Мы разрешаем им вернуться в станицы и собирать хлеб. И, наконец, молодёжь — возраст, который понимает, что происходит кругом, возраст, который силой заставили бороться против нас, эту часть казачества мы называем нашими товарищами и считаем возможным пустить их в ряды нашей красной кавалерии.

Вот тот ответ, который даёт вам командующий. Всё это вы можете передать всем остальным вашим товарищам. Мы делаем последнюю попытку найти пути примирения с трудовым казачеством, найти такие отношения, при которых мы не будем избивать друг друга, а направим все наши силы и оружие против нашего общего врага — капитализма.

Я думаю, товарищи, что этот мир не будет истолкован вкривь и вкось, я надеюсь, что всё, что здесь говорится, без искажений будет передано и другим товарищам.

Что касается управления, то мы не можем ввести сейчас у вас полностью Конституцию Советской Республики. Центральная власть хотела бы это сделать сразу, но мы, военное командование, отвечающее за жизнь каждого отдельного красноармейца, мы говорим: погодите, надо убедиться в том, что казачество искренне. Мы говорим, что казачеству нельзя сразу дать избирательного права, что с этим надо погодить, потому что у нас военное положение. Мы говорим: раз военное положение, то власть находится исключительно в наших руках. А раз так, то мы создадим временные революционные комитеты, в которых будут сидеть казаки-оренбуржцы, которых мы знаем и которым мы верим. И как только наши ревкомы скажут, что всё обстоит благополучно, что казачество не устраивает восстаний, тогда мы донесём товарищам Ленину и Калинину, что оренбургское казачество является защитником прав трудового народа, и мы находим возможность ввести у них в действие Советскую Конституцию, то есть ввести избирательное право. Вот то, что я хотел сказать, и я думаю, что всякий разумный, рассуждающий человек должен сказать, что иного поведения у нас и не может быть. Задних мыслей у нас нет.

Я скажу: конечно, да, мы жестоко расправляемся с врагами, но, товарищи, в общем народ добр и милостив. Посмотрите на русский рабочий класс и крестьянство, когда они одержали верх над царским правительством, — разве они истребили врагов? Они даже не перебили царских министров, они никого не тронули — это проявление доброты народа...
А подумайте, что бы сделали наши враги, если бы они победили.

Вспомните революцию 1905— 6 годов, когда русский народ пытался бороться за землю и волю — когда нас победили. Тогда тюрьмы наполнились десятками, сотнями тысяч наших борцов. И я сам, я, красный командующий фронтом, носил на ногах кандалы. Тогда мы делали первую попытку сбросить ненавистный гнёт, и с нами расправлялись беспощадно.

Меня два раза приговаривали к смертной казни, и я спасался только случайностями. А много-много наших товарищей, им же несть числа, погибли за освобождение трудового народа.

Дальше, товарищи, после Октябрьской революции, когда кончилась первая схватка, всем было объявлено прощение, и эти самые генералы Красновы и Деникины были отпущены рабочими и крестьянами. Мы взяли с этих генералов честное генеральское слово, что они не будут с нами бороться, и мы тогда отпустили того же генерала Краснова на Дон. И что он сделал со своим генеральским словом? Он пошёл и организовал восстание и стал избивать восставших рабочих и крестьян. А когда везде стали подниматься бунты, когда они, эти генералы и английские шпионы и прочие стали взрывать мосты, железные дороги и водопроводы и другие необходимые для населения постройки, — что нам тогда было делать?

Нам нужно было или сдаваться на милость, или железной рукой сжать оружие и ответить на удар двумя ударами, за гибель брата-красноармейца — гибелью врага. Только тогда мы стали расправляться с предательской буржуазией, тогда у нас стала действовать ВЧК, которая была органом Советской власти, непосредственно боровшимся с врагами трудового народа. И вот, когда мы решили бороться с этими врагами, про нас стали кричать, что мы жестоки, что мы разбойники. А я напомню, как в Тюмени белогвардейцы заставили вырыть кости товарищей из братской могилы, привели наших живых товарищей к другой могиле и заставили бросить эти кости в свежую могилу, а потом сталкивали туда же живых и закапывали.

Это, товарищи, факт. Но рабочий класс, крестьянство такого зверства себе не позволят, на такое зверство способны только так называемые «культурные» слои. Народ груб, но в нём горит душа, у него есть искра совести, которая не позволяет ему издеваться над врагом. Значит, и в этом отношении обвинение врагов направлено не по тому адресу. Мы же говорим, что надо, чтобы фабрики и заводы и имения стали достоянием всего народа, чтобы сила капитала была уничтожена, и тогда будет братство и мир, тогда будет союз человечества на пользу всех и каждого в отдельности.

Вы видите, что мы не разбойники, не бандиты, вы видите, что мы хотим сделать так, чтобы хорошо было каждому человеку. И теперь вы должны сказать, будете ли вы с нами, с Рабоче-Крестьянской Армией, или же пойдёте за Колчаком, Дутовым, Деникиным и прочими действительными разбойниками, защищающими права капиталистов.

Думайте, товарищи, скорее и решайте скорее. Чем скорее вы решите, тем скорее мы победим и вернёмся к мирному труду. И я зову вас на этот трудный совместный тернистый путь, потому что только этот путь приведёт нас к свободной трудовой жизни. Знайте и верьте, товарищи, что, идя этим путём, мы победим наших врагов и построим сначала Российскую, а потом мировую социалистическую республику.

Товарищи, Красной Армии, защитнице прав трудового народа, ура!

В честь победы трудового народа, в честь укрепления трудящихся, в честь создания единой братской семьи рабочего, крестьянина и трудового казака — ура!

В честь победы, победы трудящихся как в России, так и во всём земном шаре, за их братский союз — ура! (Громкое продолжительное ура).

Начало конца. — Самара, 1919. С. 10-19.
Печатается по: М. В. Фрунзе. Неизвестное и забытое: публицистика, мемуары, документы, письма. — М.: Наука, 1991. - С. 172-181.


В едином, неразрывном союзе*

Из речи на X Всероссийском съезде Советов  26 декабря 1922 года


Название документа дано позднее.

Товарищи, я прежде всего должен вам передать привет от рабочих и селян Украины (аплодисменты), которые на своём последнем VII Всеукраинском съезде Советов рабочих, селянских и красноармейских депутатов единогласно постановили о необходимости немедленного образования союза советских социалистических республик.
(Аплодисменты).

Товарищи, для Украины этот союз, по существу, не является фактом, вносящим какие-либо глубокие серьёзные изменения в те отношения, которые существовали между нами и Российской Социалистической Республикой до сих пор. Формально, с внешней стороны, мы утрачиваем из числа наших самостоятельных наркоматов лишь народный комиссариат по иностранным делам. В остальном, по существу, всё по-старому остаётся. Но для нас, для рабочего класса и селянства Украины, дело заключается не в форме, а в существе.

В этом же отношении самым важным является факт теснейшей связи, которая до сих пор, несмотря на внешнюю, формальную особенность и самостоятельность наших республик, сливала на деле трудящиеся массы Украины и России в единый могучий союз.

(.Аплодисменты). 
Этот союз создался давно. Основа его заложена ещё в те времена, когда трудящиеся массы России, Украины и других народов, живших на территории прежней царской империи, вели вместе борьбу с царизмом во имя своих общих и единых классовых интересов. Тогда уже был заложен первый фундамент этого братского союза, который развивался, креп и окончательно закалился в процессе нашей великой гражданской борьбы. Селяне и рабочие Украины из глубочайшего трудового опыта, из опыта всей своей исторической практики вынесли твёрдое убеждение, что только на почве братского объединения трудящиеся массы всех народов бывшей царской России смогут отстоять и защитить свои классовые завоевания. (Аплодисменты).

И действительно, Украина в подтверждение этого даёт богатейший материал за время того краткого сравнительно опыта своей истории, который она проделала самостоятельно.

Вы, товарищи, должны знать, что селянство и рабочий класс Украины никогда, ни в один из моментов своей исторической жизни, не стремились оторваться от рабочих и крестьян России. Даже в тот момент, когда там существовала так называемая рада, т. е. типичное правительство мелкой буржуазии, представлявшая собой элементы, наиболее пропитанные узко националистическими настроениями, — даже эта рада не осмеливалась вначале ставить вопрос о государственном отделении. Первые месяцы своего существования украинские самостийники, державшие Центральную раду в своих руках и старавшиеся вовсю использовать естественное чувство протеста украинского народа против политики национального гнёта, могли говорить только об образовании автономной Украины, но отнюдь не самостоятельной.

Когда вам здесь, в России, пришлось в 1918 г. вести переговоры в Брест-Литовске, то российская, а затем и советско-украинская делегации осаждались рядом писем и приговоров, вынесенных различными сельскими обществами, как Левобережной, так и Правобережной Украины. В этих приговорах заявлялось, что крестьяне Украины не делают разрыва со своими братьями в России, что они хотят вместе, в едином, неразрывном союзе продолжать дальнейшую борьбу. Но историческая обстановка сложилась так, что этот разрыв должен был состояться в Брест-Литовске; чтобы оградить завоевания Октябрьской революции, пришлось пойти на временную капитуляцию перед германским империализмом. И эта капитуляция была достигнута за счёт отказа Советской власти от Украины.

Украина была предоставлена собственным силам, и, оставшись одна, она была раздавлена соединённой тяжестью германского и отечественного капитала. Эта трагическая и для вас и для нас страница глубоко памятна нам всем. Мы помним о голосах, раздававшихся на IV Всероссийском съезде Советов, решавшем вопрос о войне и мире с Германией, — голосах, протестовавших против предоставления Украины её собственным силам. Рабочий класс и крестьянство Украины в массе своей поняли, что иного выхода из положения нет. Поняли, что в конечном счёте судьба рабочих и крестьян Украины будет решена в зависимости от того, удастся нам или не удастся удержать и отстоять Советскую Россию. И устами своего представителя на этом съезде, товарища Затонского, трудящиеся массы Украины сказали, что они не могут обижаться на то, что рабочий класс и крестьянство России как бы оставляют их в жертву собственной судьбе. И история это решение оправдала в полной мере. И вот в этот-то момент Коммунистическая партия Украины сама поставила вопрос об образовании самостоятельной Украины.

Это было сделано главным образом по политическим соображениям, было сделано для того, чтобы продолжавшаяся на Украине борьба с германской армией, вторгшейся на её территорию, не сорвала бы Брест-Литовского мира и не отняла бы этим у нашего советского российского центра возможность передохнуть и набрать новых сил. Вот почему, товарищи, в марте 1918 года, несмотря на явное стихийное нежелание рабочих и крестьян Украины отрываться от своих российских братьев, Всеукраинский съезд Советов, бывший в городе Екатеринославе, вынес постановление об образовании независимой Советской Украины.

С этого момента, товарищи, начинается наше самостоятельное существование как советской страны. Как вам известно, на этот раз оно было недолговечно. Но тем не менее практика показала, что наш путь был совершенно правилен. Она показала, что здесь, около московского центра, за время передышки, купленной этой дорогой ценой, смогла собраться и развернуться революционная армия труда.

И, опираясь на её мощь, рабоче-крестьянская Украины скоро смогла подготовить вооружённые силы и средства, чтобы выгнать остатки оккупантов с Украины и положить конец правительству Скоропадского и мелкобуржуазной петлюровской Рады. С этого момента, хотя формально и независимые, РСФСР и УССР весь дальнейший путь идут рука об руку.
Вот тот короткий путь, который проделала Украина. Этот путь ещё больше убедил рабочих и крестьян Украины, что только в совместной борьбе, в теснейшей связи с трудящимися массами остальных советских республик смогут они отстоять свои завоевания. Они помнят, как правительство Скоропадского поставило вопрос об отобрании у крестьян завоёванной ими земли; помнят, как Рада подготовляла превращение Украины в колонию западноевропейского капитала.

Вот те уроки, с которыми на своём опыте познакомились трудящиеся массы Украины. Основываясь на этих уроках, они твёрже и крепче, чем когда бы то ни было, поддерживают идею развития и дальнейшего укрепления этого братского союза, соединившего нас всех в единый, могучий советский стан.

Теперь настал момент не только фактического укрепления этого союза, но и юридического оформления. Это необходимо по целому ряду моментов, которых я касаться не буду... Я хочу лишь сообщить о том, как прошло решение об объединении у нас, — какой отклик идея союза встретила среди широких рабоче-крестьянских масс Украины.

Ни на одном из наших съездов, начиная с волостных и уездных и кончая Всеукраинским, не раздалось ни единого голоса, направленного против идеи создания союза советских республик. Напротив, везде и всюду отмечалось, что этот вопрос уже давно было нужно поставить, давно уже следовало разрешить положительно, как наилучшую гарантию интересов труда...
X Всероссийский съезд Советов: Стеногр. отчёт. — М., 1922.

Печатается по: М. В. Фрунзе. Неизвестное и забытое: публицистика, мемуары, документы, письма. — М.: Наука, 1991.-С . 239-242.


О союзном объединении  советских республик

Доклад на VII Всеукраинском съезде Советов 13 декабря 1922 года *


* VII Всеукраинский съезд Советов проходил в Харькове 10— 14 декабря 1922 г. В.И.Ленин прислал съезду приветственную телеграмму, в которой писал: «Приветствую открытие Всеукраинского съезда Советов. Одним из самых важных вопросов, который предстоит рассмотреть съезду, является вопрос об объединении республик. От правильного решения этого вопроса зависит дальнейшая организация нашего государственного аппарата...». [Ленин В.И. Соч. Т. 33. С. 416).

Товарищи, вопрос, который сейчас правительство ставит на ваше утверждение, являлся во все времена самым жгучим и трудным вопросом для всех государств, и мы, представители Советской власти, мы, рабоче-крестьянские республики, можем гордиться тем, что впервые за время существования национально-организованных государств сумели дать такие формы разрешения национального вопроса, которые открывают человечеству возможность установить действительное мирное сотрудничество. Вы знаете, что во всяком государстве, в том числеи в прежней царской России, национальный вопрос был одним из тех моментов, который возбуждал наибольшую злобу, наибольшую ярость в целом ряде народностей, что сильнейшим образом влияло на народную душу разных национальностей и тем самым мешало прогрессу жизни. Вы знаете, что та практика, которой держалось Российское правительство времён царизма и сменившее его Временное правительство, ...не только не содействовала успокоению национальных страстей, но, наоборот, весьма и весьма содействовала дальнейшему углублениюнациональной розни, дальнейшему разрыву связи между трудящимися разных национальностей.

Советская власть с первых же шагов своего существования пошла совершенно иными путями. Вы знаете, что одним из главнейших пунктов политики Советской власти в национальном вопросе был пункт, признавший в полном объёме право на самоопределение за каждой народностью, входившей в состав прежнего Российского государства, право, повторяю, в полном объёме идущее вплоть до государственного отделения.

Вы, вероятно, также помните, что в первое время, отстаивая эту программу, мы вынуждены были выдержать не только яростный натиск со [стороны] всех буржуазных элементов, начиная от помещичьих и крупных буржуазных партий и кончая партиями так называемыми соглашательскими, социалистическими партиями, представляющими мелкобуржуазные элементы, и помимо этого оппозиции даже в рядах рабочего класса, класса, которому совершенно чужды националистические настроения. Даже там мы имели некоторые возражения против такого рода пунктов в нашей программе, которая Коммунистической партией и Советской властью проводилась и проводится последовательно и твёрдо. Эти возражения исходили из среды представителей господствующих национальностей. В них усматривался отказ от принципиальной позиции, на которой должна стоять настоящая пролетарская коммунистическая партия. В них усматривался отказ от того, чтобы идти твёрдо и неуклонно по пути теснейшей связи и единства между пролетариями различных стран. Эта критика, конечно, являлась совершенно неправильной, неверной, бьющей мимо цели, ибо единственно верный путь для того, чтобы обеспечить единствопролетариев и полупролетариев разных стран, — это путь, по которому шла неуклонно Соввласть, путь предоставления полной возможности разрешения каждой народностью национального вопроса по её усмотрению.

Практика, товарищи, действительно оправдала эту политику. В течение пяти лет, прошедших со дня Великого Октябрьского переворота, мы видели в разных местах по-разному воплощение этого национального принципа в конкретной форме. Мы видели, что после этих пяти лет существованияСоветской власти единство между рабочим классом и крестьянством разных пародов, входивших в состав прежнего Российского государства, весьма и весьма окрепло. Мы видим, что волна шовинистического угара, националистических настроений, которая в 1917 г., особенно к концу этого года, и в начале 1918 г. охватила широкие массы не только мелкой буржуазии и крестьянства, но даже части рабочего класса разных национальностей, бывших под гнётом прежнего царского правительства, мы видим, что эта волна совершенно схлынула и к пятилетиюсуществования Советской власти мы имеем перед собой такую обстановку, которая говорит нам, что никогда единство и связь, никогда сознание общности интересов, объединяющих рабочий класс разных национальностей, точно так же крестьянство разных национальностей, не было так полно и так всеобъемлюще, как в настоящий момент.

Товарищи, в настоящее время перед нами — перед рабочим классом и крестьянством всех народностей, образующих Советскую республику, — встаёт необходимость подвергнуть сейчас пересмотру те практические, конкретные взаимоотношения, в которые вылилось разрешение национально-государственной проблемы. Вы знаете, что наш политический Союз советских республик составился из ряда государств советского типа, организованных различно. Мы имеем такую организацию, как Закавказские Советские республики*,

* Организация Закавказских Советских республик — Закавказская федерация — союз социалистических республик Закавказья, учреждённый 12 марта 1922 г. на полномочной конференции представителей центральных исполнительных комитетов Грузии, Азербайджана и Армении.

которые имеют союзный договор с Советской Украиной и с Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой. Но этот союзный договор [касается] в некоторых частяхих государственного бытия. Он главным образом затрагивает военное единство. Мы имеем другую форму такого единства, представляющего объединение между нашей Украинской Советской республикой и Российской республикой. Мы, на основе нашего союзного договора, заключённого в конце 1920 г., пошли гораздо далее, чем это сделали рабоче-крестьянскиемассы Закавказских республик. Мы нашим союзным договором установили гораздо большую связь, распространив её не только на одно военное дело, но и на целый ряд других областей нашей деятельности, в частности на область финансовой деятельности, на область труда*.

* Союзный рабоче-крестьянский договор между РСФСР и УССР был подписан 28 декабря 1920 г. В договоре говорилось, что РСФСР и УССР «вступают между собой в военный и хозяйственный союз» и с этой целью «объявляют объединёнными следующие комиссариаты: 1) военных и морских дел, 2) Высший совет народного хозяйства, 3) внешней торговли, 4) финансов, 5) труда, 6) путей сообщения и 7) почт и телеграфа».

Эти области нашей деятельности у нас с Российской республикой [являются] фактически объединенными. Но и для нас и для Закавказских республик было общее в том, что в нашей [внешней] политике нами осуществлялась самостоятельность.
Закавказье и мы имели самостоятельные народные комиссариаты иностранных дел. Наряду с этим имеется целый ряд других республик, гораздо менее самостоятельных. Я укажу Крымскую, Туркестанскую, Башкирскую. Наконец, целый ряд других автономных [областей]: Марийская, Вотская, Калмыцкая и т. д. Вот то многообразие, в которое облекались государственные взаимоотношения различных народов, образующих советскую семью. [Такое] решение вопроса представлялось совершенно неизбежным, оно должно было выражаться в единстве, и оно является единственно целесообразным при том положении, которое мы имели, и при том настроении, которое существовало.

В настоящий момент обстановка в значительной степени изменилась. Нам сейчас уже не приходится в такой мере, как рабочему классу и крестьянству в прежнее время, считаться с опасностью захвата мелкой и крупной буржуазией влияния на трудящиеся массы путём эксплуатации национальных чувств.

Конечно, эта опасность в известной степени имеется и сейчас, но во всяком случае практика предшествующего времени совершенно свела её к минимальным размерам. Поэтому, с точки зрения внутренних взаимоотношений, перед нами обстановка в данный момент совершенно иная.Имеются другие соображения, соображения нашей международной политики, которые ставят перед нами вопрос о необходимости пересмотра существующей связи между отдельными республиками Советского Союза. Я имею в виду в полной мере выявившуюся необходимость солидарного выступления на международном политическом фронте. Фактически, как вы знаете,это было [в то] время, когда созывались Генуэзская и Гаагская конференции*.

* Генуэзская конференция («Международная экономическая конференция») проходила 10 апреля — 19 мая 1922 г. в Генуе (Италия) с участием представителей Советской России, Англии, Франции, Италии, Бельгии, Японии, Германии и 21 представителя других государств. Представитель США присутствовал в качестве «наблюдателя». Выполняя указания В.И.Ленина, советская делегация провозгласила на конференции необходимость мирного сосуществования государств с различными общественными системами и стремилась наладить экономическое сотрудничество с капиталистическими странами, выразив согласие пойти на некоторые уступки. Однако империалисты не хотели сотрудничества с Советской страной на началах равноправия и стремились навязать Советской России кабальные у с ловия соглашения. Договориться с державами Антанты в Генуе не удалось. Переговоры продолжались на собравшейся в июне — мюле 1922 г. конференции экспертов в Гааге, но закончились тоже безрезультатно.

Вы помните, что мы были вынуждены передать полномочия отдельных республик единой делегации, которая представляла собой Союз советских республик... Таким образом, мы видим, что практика заставила нас в практической международной политике выступать одним фронтом, выдвигая единые представительства. Сейчас, при дальнейшем усложнении наших взаимоотношений с Западом и Востоком, мы видели превращение этой связи в гораздо более прочную, и мы выдвигаем практические предложения по этому вопросу, чтобы временные полномочия заменить постоянными.

При этом условии нам может быть обеспечено единое представительство, с максимальной энергией и настойчивостью опирающееся на выражение в едином акте воли всех отдельных членов Союза.

В области нашей внешней политики эта же необходимость объединения диктуется нам и другим обстоятельством. Я имею в виду расширяющуюся торговую деятельность. Здесь мы имеем перед собой определённую возможность прорыва нашего торгово-промышленного фронта западным капиталом. Мы прекрасно знаем, что тот режим в области внешней торговли, который установлен во всех советских республиках, режим монополии, отнюдь не отвечает интересам капиталистовразличных стран. Мы знаем, что ими до сих пор делались попытки прорыва этого нашего единого торгового фронта путем установления связи или с отдельными членами союза, или даже с отдельными хозяйственными организациями. Я сейчас могу привести вам один документ, который явно и наглядно доказывает наличность такого рода линии, проводимой западноевропейским капиталом. Я приведу вам одну цитату из германской газеты «Фоссише Цайтунг», написанную после того, как сессия ВУЦИК вынесла резолюцию о необходимости установления единства в пределах всех советских республик*.

* Имеется в виду Постановление 3-й сессии Центрального исполнительного комитета Украины по вопросу об образовании СССР, принятое 16 октября 1922 г.

Мы читаем следующее:«В Германии, — говорит автор статьи, — справедливо усматривается в российской монополии внешней торговли одно из самых больших препятствий к тому, чтобы в полном объёме войти в сферу российской экономики. Однако из-за неправильной политики Германия сама лишает себя возможности хотя бы до известной степени пробить эту монополию. Каждая из федерированных с Россией советских республик имеет ведь свой собственный комиссариат для внешней торговли.Вместо одного пути внедрения на Восток можно было бы иметь их три.

Кроме того, что идёт на Москву, также идущие через Харьков и через Батум. Последний является самым важным, так как он одновременно является транзитным путём для немецкой торговли в Персии и внутренней Азии».

Вот, товарищи, лейтмотив, который характеризует настроение западноевропейской буржуазии. Они хотят прорвать наш единый фронт и вместо одного пути, открытого единым союзом и единым аппаратом внешней торговли, они усмотрели у себя возможность идти тремя путями, ещё через Харьков и Батум. Практически, не в отношении Харькова, ибо здесь мы полностью на практике имеем единство с РСФСР, но в отношении Батума надо признать, что это в значительной степени им удавалось и прорыв нашего советского хозяйственного фронта имел там место.

Это заставляет нас, исходя из точки зрения интересов советских республик на международном фронте, ставить перед собой практическую задачу укрепления и установления единого хозяйственного советского фронта.

Помимо этих соображений внешнего порядка пред нами точно так же встаёт та же самая практическая задача из-за необходимости максимального увеличения наших хозяйственных возможностей. Мы должны считаться с тем обстоятельством, что до сих пор мы находимся в состоянии международной изоляции. Несмотря на все наши попытки путём займов и концессий или торговых договоров приобрести добавочные средства для оживления нашего хозяйства, эти попытки ни к каким почти практическим результатам, сколько-нибудь ощутительным, не привели, и нам приходится в нашем внутреннем строительстве до сих пор базироваться исключительно на [собственные] средства и силы.

Совершенно ясно, что [решение] тех задач, которые перед нами стоят, задач нашего хозяйственного возрождения, строящегося па поднятии тяжёлой индустрии, поднятии транспорта, отдельно каждой республике совершенно не под силу. Только объединенными усилиями мы можем, опираясь на внутренние ресурсы, сдвинуться с той мёртвой точки, на которой стоим до настоящего времени. Таким образом, и хозяйственные интересы повелительно диктуют необходимость достижения максимального единства. Вот, товарищи, те основные моменты, которые заставляют нас практически поставить вопрос об установлении новых форм государственных правовых отношений.

Но, с другой стороны, при выработке этих форм мы не должны забывать об опасностях, которые с этим связываются в области международной политики, отчасти и внутренней политики. Мы не должны забывать, что на почве новой экономической политики происходит быстрый рост мелкой и средней буржуазии и накопление капитала... Мы должны считать, что развитие мелкобуржуазных настроений и уклонов в сторону национализма является неизбежным следствием развивающихся внутри страны капиталистических отношений. Здесь пред нами будетстоять опасность, с одной стороны, возрождения великодержавных российских тенденций, политики [подавления] отдельных национальностей, и с другой стороны, опасность, возникающая на той же самой почве, опасность оживления настроений собственно националистических среди буржуазных кругов национальностей, которые в прежней России принадлежали к числу подавленных. С этой опасностью нашей Советской власти, отражающей и представляющей интересы рабочего класса, приходится считаться в полной мере.

Но для того, чтобы эту опасность сейчас в максимальной степени ослабить, нам необходимо в области конституционных взаимоотношений раз навсегда твёрдо сказать, что есть предел, за который рабочий класс и крестьянство не позволит переступить ни той, ни другой стороне.

Этот предел в отношении великодержавных тенденций и возрождения российских шовинистических чувств определяется тем, что вся область национального культурного творчества, всё то, что связано с языком и культурой, является абсолютно гарантированным от каких бы то ни было покушений с чьей бы то ни было стороны. Каждый народ и национальность,самая маленькая, должны иметь конституционные гарантии прав в этом направлении. С другой стороны, в отношении возможности противного фронта мы должны сказать, что рабочий класс и трудовое крестьянство точно так же раз навсегда заявляют, что всякие надежды на сепаратизми пропасть между отдельными национальностями, между трудящимися массами разных народностей не имеют под собой никакой почвы, им должен быть положен конец созданием соответствующей новой союзной конституции. Вот та позиция, на которую мы должны встать в данный момент. 

Мы, дальше создавая эти новые взаимоотношения, должны исходить из момента полного равенства всех республик, устанавливающих новые союзные договоры.

В этом отношении не должно быть ни малейшей разницы между нашей старшей сестрой, между самой сильной из советских республик — Российской Советской республикой, между Украинской республикой и такой республикой, как Белоруссия, как Закавказские страны. Хотя мы все разнимся по своему политическому весу и хозяйственной роли, тем не менее, в области установления нами нового государственного правового строя, голос каждого из нас должен быть выслушан и участие каждого из нас должно быть произведено на совершенно равных для всех основаниях. Принципы равенства должны господствовать во всей сфере наших государственных правовых отношений и должны быть положены в основу будущего союзного договора.

Дальше, товарищи, при строительстве новых форм жизни мы, представители новой государственной власти, мы, носители интересов новых сил в лице рабочего класса и идущего вместе с ним трудового крестьянства, вынуждены будем учитывать и все дальнейшие перспективы в исторической жизни всех народов мира. Мы должны с ними считаться и не забывать, что союз теперешних советских республик изолированным существовать не может и не будет. Мы, строя нашу жизнь, должны считаться с тем, что, закладывая фундамент под здание будущего государства, будущей государственной жизни всех народов, мы, по воле истории, по воле судеб, хотя и живём в одной из отсталых частей земного шара, но мы первые положили начало строительству новых форм быта и в области государственного права...

Когда мы будем строить Союз Советских Социалистических Республик, мы не должны упускатьиз виду, что мы закладываем форму будущего разрешения взаимоотношений для всех народов. Именно по этому пути, именно по этому типу, по нашему твёрдому убеждению, будут строиться государственные взаимоотношения трудящихся масс всех других стран... Поэтому совершенно неслучайным является выбор нами нового названия для того государственного объединения, которое мы закладываем.

Мы наше государственное объединение предлагаем назвать СССР.

Мы отказываемся от другого названия, мы отказываемся в том числе и от названия РСФСР, несмотря на то, что оно приобрело величайшую важность и авторитет не только у рабочих и крестьянских масс нашего Советского Союза, но и среди рабочего класса других народов, мы от всего этого отказываемся, не упуская из виду перспектив. И правительство Украины, Совнарком Украины, выражая волю рабочего класса и крестьянства Украины, запечатлённую в постановлении сессии ВУЦИКа от 16 мая с. г.*,

* В тексте, очевидно, ошибка. Речь идёт о постановлении от 16 октября 1922 г.

выполнило ту работу, которая была намечена ему, и выработало те основы, которые должны быть положены в качестве основного камня будущего фундамента СССР.

Я, товарищи, думаю, что выражу всеобщее ваше настроение, если скажу, что рабоче-крестьянскоеправительство Украины, а равно и рабочий класс и крестьянство всей Украины может гордиться тем, что по их инициативе, по нашей воле, по нашему почину мы стали приступать к этому строительству нового нашего государственного советского социалистического здания.
Это мы, товарищи, постановили на сессии ВУЦИКа обратиться с призывом к правительствам союзных с нами советских республик и предложить им поставить в порядок дня этот вопрос, считая его совершенно назревшим, и мы рады вам сообщить, что наш призыв встретил радостное отношение среди всех союзных с нами братских республик.

Мы имеем постановление Центрального исполнительного комитета Белорусской Советской республики, постановление Закавказской Советской республики единогласно приветствовать нашу инициативу с полным согласием немедленно приступить к новому советскому социалистическому строительству. Мы, правда, ещё не имеем до сих пор определённо выраженного согласия нашей старшей сестры, РСФСР, но мы ничуть не сомневаемся, что и в этом отношении воля рабочего класса и крестьянства будет ясна и определённа... Мы уверены, что Всероссийский съезд Советов станет на ту же позицию, на которую, я думаю, несомненно, вступили уже мы.

Таким образом, товарищи, перед нами стоит чрезвычайно серьёзная и ответственная задача, ответственная не только перед рабочим классом и крестьянством нашей страны и союзных нам республик, но и перед рабочим классом и трудящимися массами всего мира. И здесь с полным сознанием этой ответственности мы должны будем приступить к разрешению этой колоссальной важности практической задачи.

Теперь я должен вам сообщить, какая работа была проделана по постановлению сессии ВУЦИКа Совнаркомом. Мы установили связь с другими советскими республиками, мы довели до их сведения постановление ВУЦИКа и предложили приступить к выработке тех законоположений,которые лягут в основу будущей советской конституции. В основе обсуждения лежали те положения, которые были установлены сессией ВУЦИКа. В настоящее время Совнаркомом Украины вся основная подготовительная работа проделана... Я позволю себе огласить перед вамитекст учредительного основного акта о новом союзном договоре...
(М.В.Фрунзе зачитывает проект Декларации об образовании СССР).

...Правительство считает, что эта работа, проделанная в течение целого ряда месяцев, не может, конечно, являться окончательной работой. Она намечает только те положения, которые мы считаем необходимым обязательно провести с точки зрения гарантии интересов Украинской республики.

Разумеется, товарищи, в некоторой части эти предложения согласованы с другими советскими республиками, а в некоторой части являются несогласованными.

Стало быть, можно считаться с возможностью их изменения и дополнения. Но мы считаем, что то, что изложено в настоящем, предложенном вашему вниманию акте, является тем по существу, на чём наши представители на общем союзном съезде должны безусловно настаивать, ибо это единственно обеспечивающие и гарантирующие основные правила, которые могут быть положены в основу нашей декларации об образовании Союза Социалистических Советских Республик.

Этим я считаю свой доклад законченным. Судя по тем аплодисментам, которыми вы встретили отдельные акты, оглашённые в моём предложении, я считаю, что ваше мнение в значительной мере является предрешённым.

И должен с величайшим удовлетворением констатировать, что рабоче-крестьянское правительство в этом важнейшем акте, касающемся жизни и интересов трудящихся масс Украины, не разошлось с [желаниями] рабочего класса и крестьянства. Я счастлив констатировать это и выразить величайшее удовлетворение, что по инициативе рабочего класса и крестьянствазакладывается новый, прочный и величайший камень в деле советского социалистического строительства.

VII Всеукраинский съезд Советов 10— 14 декабря 1922 года. 
Стенографический отчёт. — Харьков, 1922. С. 61— 65.Печатается по: М. В. Фрунзе. Пятая годовщина Советской власти. — М., 1960. С. 19-28.

Советская цивилизация




© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх