ПОИСК ПО САЙТУ

Просветительская идеология Русского народничества



Автор: Милованов Константин Юрьевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра истории педагогики и образования Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт стратегии развития образования Российской академии образования», г. Москва, E-mail: milkonst82@mail.ru

Источник: Отечественная и зарубежная педагогика. 2018. Т. 2, № 4 (53). С. 37–47. DOI: 10.24411/2224-0772-2018-10015

В статье рассматривается проблема исследования просветительской идеологии русского народничества второй половины XIX века. Представлен исторический анализ педагогических воззрений и деятельности видных представителей народнического движения — П. Л. Лаврова, П. Н. Ткачева, Н. В. Шелгунова, А. П. Щапова, С. Н. Южакова. Охарактеризованы основные работы мыслителей-народников, посвященные вопросам реформирования средней и высшей школы, распространения грамотности, педагогической критики.



Проблема исследования развития народнического движения во второй половине XIX в., влияния на его формирование как европейской социально-утопической мысли, так и русского общинного социализма, анализ просветительской идеологии, рассмотрение общественно-педагогических и философских воззрений народников — все это в настоящее время порождает несколько закономерных вопросов.

С одной стороны — все еще довлеет устаревшее представление советской социально-гуманитарной науки о народничестве как о социальной утопии и философском выражении мелкобуржуазной идеологии, атавизме предыдущего этапа развития социализма («домарксистского»). В связи с этим целая группа выдающихся представителей раннего народничества (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов, Н. П. Огарев, Д. И. Писарев, Н. Г. Чернышевский) была соответствующим образом промаркирована и «растворена» в таком аморфном, противоречивом и в значительной степени изжившем себя понятии, как «революционная демократия».

Представители зрелого народничества (П. Л. Лавров, П. Н. Ткачев, Н. В. Шелгунов, А. П. Щапов) подверглись идеологическому остракизму за «мелкобуржуазность», анахроничность взглядов, «непонимание» значения идей К. Маркса и Ф. Энгельса. На позднейшее народничество (в лице С. Н. Южакова) был обрушен шквал беспощадной критики со стороны ученых-марксистов (с подачи В. И. Ленина), которую вернее было бы охарактеризовать как шельмование. Лишь Н. В. Шелгунов и А. П. Щапов были допущены в 1954-м и 1972 годах стать героями специальных диссертационных исследований по истории педагогической мысли (В. В. Морозенко, В. М. Намолова).

С другой стороны, в современной историографии почти полностью (за небольшим исключением) отсутствует системное восприятие народничества как автохтонного, самобытного и альтернативного модернизационного движения (идея «особого пути») в общественно-политической жизни постреформенной Российской империи [3; 6].

В то же время данное философско-мировоззренческое, социально-политическое, просветительско-педагогическое и культурное направление с его явным солидаристско-коллективистским уклоном составило определенную конкуренцию господствующей традиционной парадигме общественного развития двух предшествующих исторических периодов — эпохи великих реформ и «Александровской контрреформации».

Оно оказало значительное влияние на развитие общественно-педагогической мысли, а также на становление партийно-политической системы последнего царствования. Таким образом, в настоящее время перед историками педагогики и образования стоит двойная задача: во-первых, «реабилитировать» народничество как самобытное и вполне самостоятельное движение в гуманитарной науке и общественной мысли, а во-вторых — показать степень влияния народнической мысли на формирование теоретических оснований государственной политики по модернизации образования.

На становление мировоззренческой базы народнического движения значительное влияние оказала европейская социально-утопическая мысль первой трети XIX в. (К. А. Сен-Симон, Р. Оуэн, Ш. Фурье). Идеология отечественного утопического социализма базировалась на общинном мировоззрении, широком внеклассовом просвещении, критическом восприятии реалий капиталистического строя, совместном труде и социальной солидарности с трудящимися, в руках которых, по мнению утопистов, было будущее человечества. Вторая половина XIX в. является периодом бурного развития социально-реформаторского направления в российском образовании [5; 7].

Вождем умеренного крыла народничества являлся Петр Лаврович Лавров (1823–1900) — полковник-артиллерист, профессор Санкт-Петербургской Михайловской артиллерийской академии, историк, социолог, философ, культуролог и публицист, идеолог и организатор резонансного для своего времени движения в среде пореформенной интеллигенции для просвещения крестьянства, известного как «Хождение в народ». В своей известной работе «Исторические письма» (1868–1869 гг.) П. Л. Лавров формулирует программу широкого народного просвещения, в которой ведущая роль отводится борьбе с невежеством и насаждению грамотности. Однако достижение всеобщей народной грамотности не является главной целью преобразовательной деятельности, ибо это не цель, а средство, хотя и безусловно важное. Лишь только теоретически подготовленная и практически организованная система идеологического обеспечения будет стимулировать социально-реформаторскую деятельность в области народного образования.

Структура идеологического обеспечения должна была, по Лаврову, включать следующие направления: агитационно-пропагандистское, научное (приоритет отдается философскому, историческому и естественно-математическому знанию), социально-политическое (трансформация общественного строя и политического режима), когнитивно-ментальное (развитие человеческого разума через постижение и понимание социальной действительности).

Мыслитель полагал, что «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении; воплощение в общественных формах истины и справедливости — вот краткая формула, обнимающая… все, что можно считать прогрессом» [4, с. 54]. Исходя из этого, П. Л. Лавров усматривал возможность достижения гармоничного развития личности в правильно поставленном воспитании — физическом, умственном и нравственном.

Физическое воспитание заключается в развитии организма через планомерную физическую подготовку, получение необходимого минимума гигиенических знаний и приобретение практических навыков заботы о себе. Умственное воспитание состоит в выработке критического взгляда на социальную реальность, формировании чувства справедливости и усвоении естественных законов общественного развития. Нравственное воспитание в основе своей базируется на свободном отстаивании различных взглядов и уважении свободы чужого мнения, ибо в этом и заключается наличие человеческого достоинства; такое воспитание характеризует степень пригодности индивида к жизни в социуме.

Необычна судьба другого народника — Николая Васильевича Шелгунова (1824–1891), яркого педагога-публициста, литературного критика, переводчика и лесовода. Несколько встреч Н. В. Шелгунова с Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым перевернули всю его жизнь. Полковник Корпуса лесничих и успешный профессор Лесного института выходит в отставку и посвящает себя борьбе за справедливую жизнь. Поездка в Англию и общение с «лондонскими изгнанниками» А. И. Герценом и Н. П. Огаревым укрепляют его в стремлении стать рупором грядущих революционных преобразований. В 1860-е годы он активно участвует в нелегальной пропаганде, организованной Н. Г. Чернышевским и его соратниками. Под воздействием демократических идей Н. В. Шелгунов обращается к профессиональной публицистике, активно сотрудничает с журналами «Русское слово», «Современник», «Век», «Дело». Более 15 лет он провел в ссылках и скитаниях по стране, гонимый властью. Похороны Н. В. Шелгунова 15 апреля 1891 г. вылились в резонансную общественно-политическую демонстрацию, отмеченную В. И. Лениным.

Педагогическая критика — лишь часть обширного и многогранного наследия Н. В. Шелгунова, далеко не полностью собранного в изданиях его сочинений [10, с. 18–19]. Образцы критики Шелгунов видел в статьях Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова и Д. И. Писарева, которым он старался подражать и содержательно (идеология, постановка проблемы, тематические направления), и технически (приемы, средства и методы изложения). Перу Н. В. Шелгунова принадлежит ряд работ, которые можно охарактеризовать как педагогические. Это прежде всего обширный трактат «Письма о воспитании» и критико-публицистические статьи: «Педагогическая путаница (Курс педагогики. Составлен М. Чистяковым. СПб., 1875)», «Итоги 14-летней деятельности Д. А. Толстого в Министерстве народного просвещения», «По поводу земской школы», «„Что читать народу“ — издание харьковских учительниц».

В «Письмах о воспитании» Шелгунов афористичен, слегка саркастичен и оригинален в подаче педагогического материала. Связывая настоящее и прошлое, он активно ссылается на древнегреческую и древнеримскую философскую мысль, а в качестве примеров гражданской доблести, нравственности, правильного воспитания и стойкости приводит имена античных полководцев, ораторов, законодателей и правителей.

Н. В. Шелгунов использует практические разработки современной ему экспериментальной психологии, достижения возрастной физиологии и ведущие положения педагогической антропологии К. Д. Ушинского, чьи труды он оценивал чрезвычайно высоко [13, с. 100].

В ряду выдающихся народников-просветителей особое место занимает Афанасий Прокопьевич Щапов (1831–1876). Сын скромного сельского дьячка, блестяще защитивший магистерскую диссертацию, посвященную расколу Русской церкви XVII в., преподаватель Казанской духовной академии, профессор кафедры русской истории Императорского Казанского университета, чиновник Министерства внутренних дел, надворный советник. А. П. Щапов открыто и не боясь преследований властей выступал за введение демократической конституции, автономизацию Сибири (так называемое дело о независимости Сибири), протестовал против расстрела царскими войсками безоружных крестьян в селе Бездна. Настоящий патриот своего Отечества, он неоднократно арестовывался, находился под следствием, ссылался.

А. П. Щапов известен как автор трудов по церковной и отечественной истории, социологии, антропологии, педагогике, регионалистике, демографии и этнографии. Ему принадлежит ряд футурологических для своего времени теоретических разработок: концепция «областности» (федерализация и децентрализация России), учение о создании системы советов народных представителей (от губернских до волостных через «земское народосветие»), идеи об особой роли Сибири в отечественной истории, сибирском характере как непреходящей исторической, культурной и этнографической ценности.

Важнейшим для истории отечественного образования является фундаментальный труд А. П. Щапова «Социально-педагогические условия умственного развития русского народа» (1870 г.), хронологически охватывающий период от момента распада праславянской общности до конца 60-х гг. XIX в. Корень всех бед в современном ему образовании Щапов усматривает в доминировании еще с X в. (времени принятия христианства от разлагающейся и интеллектуально бесплодной Византии) перманентной реакции, попирающей свободу мнений, уничтожающей любую творческую инициативу и инакомыслие в культуре, образовании, науке и производительной сфере.

Главными способами борьбы с этим злом являются: развитие рационализма и критико-реалистического подхода к социальной сфере, неприятие мистицизма и обскурантизма в общественной жизни, стимулирование научных изысканий и опытно-экспериментальной деятельности, приоритет производственно-трудового воспитания, естественнонаучного и технического образования, обновление системы народного просвещения через создание сети реальных и высших технических училищ.

А. П. Щапов утверждал, что для достижения подлинного просвещения «необходима свобода общественного разума от предрассудков, критика общественной системы понятий и жизни, рациональное, философское сомнение в том, что в общественном миросозерцании и строю ложно, нерационально, суеверно, вредно, рутинно и пр.» [9, с. 312].

Идеолог радикального направления в народничестве Петр Никитич Ткачев (1844–1886) является не только видным революционером-теоретиком, одним из первых открывший имя К. Маркса русской публике, но и талантливым литературным и педагогическим критиком. В отличие от остальных народников Ткачев отрицал «особый путь» России и исследовал взаимозависимость моделей развития европейского и русского капитализма на основе анализа состояния экономики и статистических данных [8]. Под воздействием марксизма он вместе с С. Г. Нечаевым ратовал за создание централизованной организации (партии) революционных социалистов, организацию масс, классовую борьбу, диктатуру революционного меньшинства в случае захвата власти.

Критико-публицистические труды психолого-педагогической направленности П. Н. Ткачева носят остро социальный характер, они посвящены актуальным вопросам развития педагогики и психологии, женскому образованию, истории гуманитарного знания и отечественной интеллигенции, обзору и анализу выходивших в свет трудов и учебных пособий. Наиболее известными его работами являются: «Педагогика — родная дочка психологии (Основы для ухода за правильным развитием мышления и чувства. Соч. М. Зеленского. СПб., 1876)», «Ушинский К. Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии», «Подрастающие силы», «Примечания к статье Г. Т. Бокля „Влияние женщин на успехи знания“», «Значение искусства в истории умственного развития», «Наука в поэзии и поэзия в науке», «Роль мысли в истории», «Роль психической наследственности».

Для П. Н. Ткачева не существовало моральных авторитетов, он целенаправленно подвергал критике тех из педагогов, кого подозревал в реакционности, непрофессионализме или желании повернуть дело народного просвещения вспять. Так, «яснополянский просветитель» Л. Н. Толстой был обвинен в архаизации обучения и воспитания, создании «рассадника невежества», формировании учительских кадров из числа полуграмотных «отставных солдат» [11, с. 195]. К. Д. Ушинский был охарактеризован Ткачевым как «путаник», «хиромант от психологии», у которого «ум заходит за разум» [12, с. 265].

Наиболее известной фигурой позднего народничества, уже в значительной степени утратившего свой революционный характер, является Сергей Николаевич Южаков (1849–1910). Сын генерала-кавалериста, профессиональный журналист, публицист, социолог, автор исторических очерков, исследователь социальных процессов, в том числе и образования.

Южаков активно публикуется в «Одесском вестнике», «Русских ведомостях», «Отечественных записках», «Деле», «Вестнике Европы», «Русской мысли», «Северном вестнике», возглавляет отдел иностранной политики в авторитетном литературном и научном журнале «Русское богатство».

Исторически в 80-е — 90-е гг. XIX в. правый фланг позднего народничества все более изживает остатки своей былой революционности, легализуется, приобретает светский лоск и социальную респектабельность, сливается с либеральной оппозицией в лице столичной интеллигенции, идеологически дрейфуя к конституционно-демократическому направлению (будущим кадетам). К таким либеральным народникам и принадлежал С. Н. Южаков.

В качестве профессионального журналиста Южакову довелось внести свой вклад в развитие общественно-педагогического движения. В 1895–1897 гг. он активно участвовал в многочисленных открытых и закрытых дебатах по вопросам реформирования системы народного просвещения — на городских (земских), сословных (дворянских, купеческих), правительственных дискуссионных площадках. Итогом глубокой переработки и анализа дискуссионных материалов стал выход в свет семи тематических очерков в журнале «Русское богатство». В 1897 г. данные очерки были сведены в сборник «Вопросы просвещения». Из-за жесткой отповеди молодого революционера-марксиста В. И. Ленина сборник публицистических очерков С. Н. Южакова «Вопросы просвещения» стал эталоном «педагогического прожектерства» позднего народничества и объектом последующей критики в советской науке.

В «Вопросах просвещения» содержались следующие очерки: «Основы средне-учебной реформы», «О задачах и системах высшего образования», «Вопросы академической организации», «Переходные экзамены», «Наши гимназические учебники», «Просветительная Утопия», «Женщина и Просвещение». Ни один важный вопрос развития образования, стоявший тогда на повестке дня, не был обойден [14, с. V–VI].

В рамках рассмотрения реформы средней школы Южаковым были охарактеризованы цели, задачи и потребности модернизации образования, предложено оптимальное соотношение интересов личности, государства и общества в деле педагогического строительства, затронут вопрос о классовом характере школы и ее сословном статусе. Автор фиксировал «естественное умирание классической школы, невозможность вдохнуть в нее жизнь и движение» [14, с. 33]. Он поставил вопрос о перестройке традиционной гимназии и создании на ее основе «новогуманитарной школы». Свою программу реформирования системы общего среднего образования Южаков назвал «Просветительная Утопия, или План всенародного обязательного среднего образования». В ней, помимо требования всеобщего среднего образования, он изложил идею о создании еще одного учебного заведения — самоокупаемой и автономной волостной гимназии-фермы. Данное учебно-производственное учреждение сочетало в себе черты школы, социокультурного центра в сельской местности и крупного аграрного коллективного хозяйства. Кроме соответствующего кадрового обеспечения образовательного процесса предполагалось направить в каждую гимназию-ферму «по врачу, ветеринару, ученому агроному, ученому садовнику, технологу и по шести мастеров» [14, с. 237].

Организация гимназий-ферм — идея достаточно плодотворная и является прообразом известных в свое время школ-хозяйств.

Футурологический характер общественного запроса на достижение всеобщего среднего образования не вызывает сомнений [1]. Однако в тот исторический период гимназия-ферма была для России вещью явно неосуществимой, ибо не был еще осуществлен переход на всеобщее начальное образование, а сельский мiръ еще не был готов к фермерству.

В сегменте высшего образования и науки Южаков был сторонником усиления «абстрактной» (то есть теоретической) гуманитарной подготовки на историко-филологических и юридических факультетах, выступал за активизацию связей университетской профессуры с академическим сообществом, подчеркивал незыблемость «академических вольностей» и университетского самоуправления. Он требовал системной реформы Академии наук, чтобы та не оставалась «замкнутой корпорацией, в которой могли бы развиваться пристрастие и непотизм» [14, с. 86].

Женское образование (особенно высшее) С. Н. Южаков рассматривал как исторически необходимое и закономерное средство освобождения женщин от рудиментов и общественных стереотипов времен «гарема, терема и затворничества». Также Южаков активно выступал против монополистов учебно-издательского дела. Он ратовал за организацию конкуренции среди авторов и издателей учебников, создание общественного института независимых экспертов, проведение открытых конкурсов с обнародованием результатов, устранение чиновников от принятия решений в данной сфере [14, с. 200].

Просветительская идеология народничества, господствующая в демократической общественной мысли второй половины XIX в., была явлением вполне самобытным, несмотря на влияние европейской социалистической мысли. Народники настойчиво претендовали на свое участие в модернизационном процессе пореформенной России. Общественное движение, изначально зародившееся как революционно-преобразовательное, не могло обойти своим вниманием проблемы реформирования системы народного просвещения, ликвидации сословной и религиозной сегрегации, «национализации» педагогической науки и школы, создания общеобразовательных учреждений, отвечающих духу времени, открытия организаций коммерческого и профессионального образования.

Непревзойденной по своему стилю, приемам и содержанию является народническая педагогическая критика и публицистика, ее можно сравнить лишь с блестящей литературной критикой «золотого века» русской культуры. Просветительские усилия народников не канули в лету, их реформаторские идеи унаследовали преемники — отечественные социалистические, левоцентристские и либеральные партии начала ХХ столетия [2]. Идеи мыслителей-народников по реформированию средней и высшей школы, внедрению передовых методик обучения и воспитания, требование обязательного всеобщего среднего образования, конструктивное влияние на развитие общественно-педагогического движения заслуживают высокой исторической оценки.


Литература


1. Безрогов В. Г., Беленчук Л. Н., Богуславский М. В. и др. Прогноз перспектив российских исследований в области истории педагогики и образования // Я. А. Коменский и современность: сб. науч. трудов. М.: ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», 2018. С. 9–25.

2. Богуславский М. В., Милованов К. Ю., Кудряшев А. В. Стратегии реформирования и модернизации российского образования в первой трети XX в. / под ред. М. В. Богуславского. М.: ФБГНУ ИСРО РАО, 2017. 170 с.

3. Должиков В. А., Зеленин Ю. А. Классическое народничество: социальные истоки и политико-идеологический смысл // Известия Алтайского государственного университета. 2017. № 2. С. 94–98.

4. Лавров П. Л. Исторические письма // Философия и социология. Избранные произведения в 2-х т. Т. 2. М.: Мысль, 1965. С. 6–295.

5. Милованов К. Ю., Никитина Е. Е. В. Я. Стоюнин — выдающийся отечественный ученый-педагог, просветитель и методист-словесник (по страницам юбилейной конференции) // Проблемы современного образования. 2017. № 1. С. 129–140.

6. Мокшин Г. Н. Народничество как идеология самобытной модернизации России // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2015. № 4. С. 77–80.

7. Никитина Е. Е., Милованов К. Ю. Научно-методическое и педагогическое наследие В. Я. Стоюнина: актуальность, проблематика, новизна // Отечественная и зарубежная педагогика. 2017. Т. 1, № 1 (35). С. 15–25.

8. Пустарнаков В. Ф., Шахматов Б. М. П. Н. Ткачев — революционер, публицист, мыслитель // Ткачев П. Н. Сочинения. В 2-х т. Т. 1. / общ. ред. А. А. Галактионова, В. Ф. Пустарнакова, Б. М. Шахматова. М.: Мысль, 1976. С. 5–90.

9. Социально-педагогические условия умственного развития русского народа. Сочинение Афанасия Щапова. СПб.: Издание Н. П. Полякова, 1870. 332 с.

10. Струминский В. Я. Н. В. Шелгунов — революционер-демократ и педагог-публицист 2-й половины XIX в. // Н. В. Шелгунов. Избранные педагогические сочинения / под ред. чл.- корр. АПН РСФСР, проф. Н. К. Гончарова. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1954. С. 5–32.

11. Ткачев П. Н. Педагогика — родная дочка психологии (Основы для ухода за правильным развитием мышления и чувства. Соч. М. Зеленского. СПб., 1876) // Сочинения. В 2-х т. Т. 2. / общ. ред. А. А. Галактионова, В. Ф. Пустарнакова, Б. М. Шахматова. М.: Мысль, 1976. С. 195–211.

12. Ткачев П. Н. Ушинский К. Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии // Сочинения. В 2-х т. Т. 1. / общ. ред. А. А. Галактионова, В. Ф. Пустарнакова, Б. М. Шахматова. М.: Мысль, 1976. С. 242–265.

13. Шелгунов Н. В. Письма о воспитании // Избранные педагогические сочинения / под ред. чл.- корр. АПН РСФСР, проф. Н. К. Гончарова. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1954. С. 35–285.

14. Южаков С. Н. Вопросы просвещения: Публицистические опыты. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1897. 284 с.




Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх