ПОИСК ПО САЙТУ


Первые батальоны. Москва-Ленинград



Автор: В. Сорокин. 
Молодая гвардия, 1931

Имя автора этой книги я нашла в «Мартирологе расстрелянных» Сахаровского музея: «Сорокин Всеволод Алексеевич, 1903 года рождения, образование среднее, член ВКП(б),  до ареста – инструктор Октябрьского РК КПСС г.Ленинграда (Все-таки, наверное, не КПСС, а ВКП(б) – Т.К.).  Арестован 12 августа 1936 года, расстрелян 18 апреля 1937 года, реабилитирован 29 декабря 1956 года».
Жертва сталинских репрессий. Тот, чье имя в день памяти зачитывают у Соловецкого камня. 

Его книга – не «литературное творчество», поскольку автор ни секундочки не литератор. И это не взвешенные, продуманные мемуары человека, стремящегося дать объективную оценку «времени и себе». Это очень эмоциональный рассказ о своем недавнем и совсем еще не пережитом прошлом, продолженном в настоящем. Гордость за это прошлое (и за настоящее). Некоторая даже бравада: вот какими мы были! Вот какие мы есть!

Его книга – вызов. Но не в том смысле, как это слово используют сейчас. Сейчас это калька с английского «challenge», а в двадцатые «вызов – это выраженное словами, поступками, взглядом желание вступить в борьбу, в спор» (толковый словарь Ожегова). Человек совершал поступок и призывал других (часто поименно) последовать его примеру, сделать или так же, или больше и лучше. Вызов – основа социалистического соревнования, в сторону которого уже только ленивый не плюнул.

Каждая главка книги Всеволода Сорокина начинается с обращения: «Вспомни, Клявин!», или «Аркадию», или «Забыл ты, Толя?» Старые товарищи, старые бойцы, - а им в тридцатом нет еще и тридцати.

Клявин, Адька, Аркадий, Толя, да и сам автор – это те, кого с легкой руки режиссера Бортко и гениального Евгения Евстигнеева (но не Булгакова) с 1990-х называют шариковыми и швондерами. Те, которые поют хором и отбирают жилплощадь у именитых профессоров, обслуживающих богатых стареющих мадам и месье. Отбирают, заметьте, не для личного пользования, - для своих клубов, чтобы ребятам было где собираться, вместе учиться, делать газету, обсуждать книги, смотреть кино… ну, и петь хором, конечно. Для коллективного творчества. 

«И жизнь хороша, и жить хорошо. А в нашей буче, боевой, кипучей, и того лучше». 

Книга вышла в 1931-м. Маяковский к тому моменту уже год как застрелился. До ареста автора «Первых батальонов» оставалось чуть меньше шести лет. Судя по книге, он был человеком идеи, и готов был отдать жизнь за то, во что верил. И отдал.

Но мне интересно, а вот как бы отнесся Всеволод Сорокин, перенеси его машина времени в нашу эпоху, к тем, кто собирает народ у Соловецкого камня, финансирует Сахаровский и Ельцин-центры, воздвигает «Стены скорби» и рассуждает об «этой стране», из которой надо «валить»? Как бы он отнесся к тому, что слово «коллективный» почти стало определением «быдла», а наш сегодняшний герой – рафинированный индивидуалист, принадлежащий к благополучному среднему классу?  

P.S. Для того, чтобы понять, что такое «вызовы» 1920-х, приведу заметку из «Правды», напечатанную в июле 1925 года:
 
К друзьям – читателям «Правды».
Телеграф принес известие об аварии самолета «Правды» у ворот Пекина.
Самолет «Правды», построенный на средства трудящихся – читателей «Правды», совершил рекордный перелет от Москвы до китайской столицы и у конечной цели своего перелета по несчастной случайности выбыл из строя.
Самолет «Правда» должен быть восстановлен.
Самолет «Правда» должен вернуться в строй!
Усилиями наших друзей-читателей восстановим самолет имени «Правды»!
Наши вызовы.
Из-во «Правда» и «Беднота» вносит на восстановление самолета «Правда» 2.000 (две тысячи) рублей.
Н.И.Бухарин вносит 10 руб. и вызывает т.т.: Зиновьева, Каменева, Рыкова, Калинина, Томского, Троцкого, Фрунзе.
М.И.Ульянова вносит 10 руб. и вызывает т.т.: Сталина, Сокольникова, Свидерского, Семашко, Богуславского и Сольца.
Д. Марецкий вносит 10 руб. и вызывает: Ю.Слепкова, С.Радина, Ю.Каплинского, С.Кленовича.
Борис Гусман вносит 10 руб. и вызывает т.т.: Демьяна Бедного, Сосновского, В.Мейерхольда, Н.Лебедева, Л.Либермана, И.Трайнина и В.Степанова.
Михаил Кольцов вносит 10 руб. и вызывает всех постоянных читателей его фельетонов.
Д.Ихок вносит 5 руб. и вызывает т.т.: Чичерина, Ротштейна, Смоленского, Трилиссера, Бидермана и Фридштейна

(дальше следует длинный список вызывающих и вызываемых, я его перепечатывать не буду).

Татьяна Кравченко


Отрывок из книги:

Может быть, мои друзья-редакторы будут недовольны. Ну, что же поделать! Первый опыт. Возможны ошибки.
Но зато хочется верить, что они не откажутся от двух предложений. 
Всем вызванным по очеркам ребятам разослать по 1 экземпляру книги. Затем – собрать всех стариков комсомольцев и вплотную поставить вопрос о создании книги по истории Ленинградского комсомола.
Ибо такую книгу, полно освещающую историю комсомола, можно создать только коллективным трудом.
Молодо-гвардейцы! Возьмите на себя этот почин. 
Даешь массовую, коллективно написанную историю комсомолии города Ленина.
Ко всем старикам-комсомольцам – обращаюсь с просьбой:
Откликнуться на вызов, пошевелить мозгами и поработать над нашим прошлым. Оно так разнообразно и богато, что одному человеку не объять его. Здесь нужен коллектив. Поэтому, ребятки, вместо того, чтобы спрашивать: «почему об этом не написал, почему про такого-то забыл», садитесь и пишите. Один, говорят, в поле не воин.
Ко всем сегодняшним комсомольцам – обращаюсь с просьбой:
Шлите свои пожелания, свою критику. Соглашаюсь заранее ответить на все вопросы по очеркам.
Особо подчеркиваю: это не учебник и не пособие по истории РКСМ в Ленинграде. Это очерки, которые могли бы вам помочь почувствовать, немного пережить те годы, в которых рождался и строился комсомол. Эти будни, мелкие факты, быт, отдельные впечатления, возможно, послужат вам живыми картинками к сухим цифрам, сводкам, отчетам и стенограммам, учебникам, по которым вы изучаете историю своего Союза. 
  



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх