ПОИСК ПО САЙТУ


Кибрик Е.А.




Мария Федулова

Невыразимо сложно описать восхищение личными качествами и способностями человека, выбравшего путь художника, преданного искусству в чрезвычайно тяжёлый период истории страны, когда не только кисточки раздобыть можно было с помощью чуда, но даже многие товары первой необходимости. Разруха и голод закономерно сопровождали молодое государство, только встающее на ноги после отшумевшей Гражданской войны и Интервенции. Казалось бы, "когда говорят пушки - музы молчат", однако "молодой Кибрик был поражён изменениями, которые немедленно принесла с собой революция во все захолустные уголки России и тем, что, несмотря на (...) нехватку во всём, сразу же возникла потребность в искусстве. Это ощущение глубокой связи искусства со строящейся новой, советской жизнью Евгений Кибрик сохранил навсегда и оно помогло ему устоять перед влиянием всевозможных "измов" (...) и, овладев подлинным реалистическим мастерством, развить своё дарование в различных областях изобразительного искусства".



Евгений Адольфович Кибрик родился в 1906 году в украинском городе Вознесенске Херсонской губернии Российской империи. По его собственным словам, именно страстная любовь к литературе (" я читал всё, что попадалось, запоем" ) повлияла на выбор стези. Возможно, поэтому Кибрик-иллюстратор принимал на себя ответственность за полное, законченное (...) изобразительное истолкование литературных произведений, бережно сохраняющее образы и стилистику писателя.



Изучение искусства в целом, книжной иллюстрации в частности началось, по признанию мастера, со штудирования журналов с иллюстрациями замечательных художников, от передвижников до "мирискусников", которые он изучал в местной библиотеке. Тогда же отцом художника и были произнесены важные слова: "поступишь в Академию Художеств", которые врезались в память Евгения Адольфовича и стали пророческими.



В 1922-м Кибрик поступил в институт изобразительных искусств в Одессе, хотя первым педагогом, стоит отметить, Евгений Адольфович считал А. В. Великанова, молодого художника, который закончил Харьковское училище, мобилизовался, и после лечения в Вознесенске обучал юных любителей живописи в кружке изобразительных искусств, созданном на базе мужской гимназии, в которой обучался Кибрик в Вознесенске. По признанию графика, Алексей Великанов явился важнейшим примером творца, созидателя, который "всё умел и не боялся трудностей" . Он делился своими знаниями с подающим надежды юношей, повсеместно привлекал к своей работе, к изготовлению всего необходимого для творческой деятельности в условиях тотального дефицита:"мы писали в кружке натюрморты и портреты самодельными красками и кистями(...) Великанов организовал первую в истории города выставку(...) У него я многому научился, выполняя заказные работы. В то же время я впервые начал зарабатывать деньги своим искусством и очень гордился своими заработками. Мы с ним сперва расписывали городской клуб(...) затем стены вознесенского вокзала.(...) В Одесском институте я в свои 16 лет был самым младшим. И, как самый молодой, брался за ту работу, от которой отказывались мои старшие товарищи из-за её низкой оплаты(...) Зарабатывать я хотел исключительно трудом художника(...)



Я должен был постоянно ощущать нужность, полезность своего ремесла для людей ".Благодаря рассказам Евгения Адольфовича создаётся впечатление, что несмотря на тяжёлые условия, советская молодёжь жила полнокровной жизнью, полной задора, радостного усердия, дружбы, взаимовыручки,творческой свободы. Большое, по свидетельству художника, впечатление на него произвели лекции о "диалектическом материализме" :"у меня было такое чувство, будто у меня впервые раскрылись глаза и я увидел, что под видимым хаосом жизненных случайностей лежат вечные, непреодолимые законы материи. Законы природы, законы истории человеческого мышления(....)К чему я эти законы не пробовал применять, каждый раз убеждался в их истинности(..). В дальнейшем и к Филонову я примкнул отчасти потому, что его теория - идеология аналитического искусства--показалась мне воплощением диалектики в специфический области искусства".



После обучения в Одесском институте Евгений Кибрик с другом художником Дмитрием Крапивным переехали в Ленинград, поступили в 1925 году в Академию Художеств, откуда художник ушёл в 1927 году из-за неприятия принципов педагогической системы, царивших в 20е годы.  "Главное, что звучало в речах стариков реалистов,  были слова - " правда и красота"(...) Прошло более полувека. А ведь эти" чудаки" оказались правы... На объединённых выставках встречались работы " стариков" - Б. М. Кустодиева, А. Я. Головина, А. А. Рылова, но нас, молодёжь, они не захватывали- мы искали что-то новое, только в нём видя своё будущее... Первое, в чём мы были уверены, - это обязательная внешняя новизна советского революционного искусства(...) Страстная потребность утверждения своего чувства и взгляда на искусство обычно сопровождается категорическим отрицанием всех остальных тенденций(...) Мы же ещё не были мастерами и со всем темпераментом и жаром юности предавались дискуссии. Шла она и в стенах Академии."  В Ленинграде Кибрик увлёкся новаторским течением в искусстве, характеризовавшимся экспериментальным подходом к художественному творчеству. В своих воспоминаниях, повествуя об увлечении творчеством Филонова, Евгений Адольфович признаётся, что "Филонов произвёл на меня прямо-таки гипнотизирующее впечатление(...) Он развивал мысли о "революции в мировом искусстве". О том, что изобретённое им "аналитическое искусство начинает новую эру в мировом искусстве, открывая дорогу новому содержанию, каким является внутренний мир художника(...) Движет искусством Филонова сплав интуитивного потока  "содержания" и "аналитической сделанности". До знакомства с Филоновым я был поражён его работой "Классическая абстракция", увиденной в Русском музее. На небольшом листе(...) было написано множество голов, чрезвычайно похожих на причудливые головы в разных ракурсах, которыми заполнены листы в тетрадях Леонардо(...)Так вот "Классическая абстракция", может быть, и привела меня, влюблённого в старых мастеров и мечтающего прийти к их необыкновенному пути, к Филонову(...)У меня нет никаких сомнений в том, что Филонов по своей уникальной, удивительной природе был, действительно, исследователем, изобретателем в области искусства(... )У меня навсегда осталось чувство встречи с человеком необыкновенной цельности, чистоты, честности и совершенной оригинальности и искренности. Нравственно он был безупречен".



В юности и молодости во время и сразу после учёбы в Одессе и в Ленинграде, Евгений Кибрик работал, прежде всего, как художник-монументалист или бутафор-декоратор, расписывавший стены общественных зданий (клуба, вокзала, дома печати и т. д.), оформлявший праздничные улицы, или же создававший декорации. С конца 20х годов оформлял плакаты, обложки журналов, страницы газет и даже почтовые марки (в соавторстве с товарищами) .  В 1930-м произошло, так сказать, боевое крещение художника - заказ на "первое полноценное художественное издание" - иллюстрацию сатирической повести Ю. Н. Тынянова "Подпоручик Киже". "Применяя филоновский "принцип сделанности", я пускал в ход любые ассоциации, любые попутные образы, стремясь только к выразительной неожиданности". В том же 1930 году произошёл спор и конфликт учеников с Филоновым, в ходе которого Кибрик и его товарищи высказали своё отношение к формализму, бесплодным исканиям: "мы не участвуем своим искусством в общенародном деле, а называем себя почему-то революционерами(...)Кое-кто вышел со мной , кое-кто остался(...)



Большинство «левых» художников первых лет революции приветствовали Октябрьскую революцию главным образом как разрушающую старый мир, против которого они выступали(…) Практический же смысл революции, её созидательное значение были некоторым из них чужды так же, как интересы пролетариата, с которым у них не было связи. Поэтому так быстро(…) обанкротилось «левое искусство» «.  С 1930 по 1932 годы художник работал в Москве, но в 1932 году вернулся в Ленинград, став работать в Ленинградском издательстве писателей.


В середине 1930х годов была создана судьбоносная для художника серия литографических иллюстраций к произведению Ромэна Роллана «Кола Бриньон», заслужившая искренние и восторженные слова самого писателя, побывавшего в СССР и впоследствии состоявшего в переписке с художником. Также в 30-е созданы иллюстрации к сказкам Пушкина. В 1937-1938 был выполнен другой большой цикл – цветные литографии к роману бельгийского художника Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигиле». В 1939 году художник создал иллюстрации к сборнику рассказов Михаила Зощенко «Уважаемые граждане», в которых «умно зло и талантливо разоблачается и высмеивается обывательство, мещанство».



В 1940 году Кибрик вместе с Кукрыниксами и несколькими другими художниками начали работу над масштабным проектом – серией иллюстраций к истории партии. Получился большой цикл станковых рисунков на темы истории России конца 19 – начала 20 веков и истории СССР. В мае 1941 года на выставке советской графики (стоит отметить что проведение таких выставок началось с 1936 года) в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина среди работ других художников представлен рисунок углём авторства Евгения Кибрика, «настолько значительный», что стал одной из центральных работ выставки. «Эта композиция –« Халтурин и Обнорский за работой над программой для Северного союза русских рабочих «-была первым произведением Кибрика на тему революционной истории России». По свидетельству Чегодаева, вместе с другими рисунками серии, «рисунок Кибрика (получивший широкое распространение в прекрасной фотолитографии) имел очень большое значение и в развитии исторического жанра в советском искусстве, и в обновлении и углублении станковой графики» Накануне Великой Отечественной войны советская книжная графика, достигшая зрелости мысли и мастерства, могла решать уже самые трудные задачи, разработав выверенные и надёжные реалистические средства». Работа над следующей большой серией иллюстраций к произведению Ромэна Роллана «Очарованная душа», начатая в 1940м году, была прервана войной, но стала известной после её окончания. Во время войны художник был эвакуирован вместе с Академией Художеств в Самарканд, который гостеприимно принял многие образовательные и культурные учреждения со всего СССР. В 1943 году Кибрик был командирован на зарисовки в разрушенный Сталинград. «В Сталинграде не было ни одной крыши, в нём никто не жил. Только кое – где в землянках обитали бывшие жители города, вернувшиеся на пепелище восстанавливать разрушенный Сталинград. Все учреждения находились в 12 километрах от Сталинграда – в Бекетовке». В том же 1943м  начата работа над иллюстрациями к «Тарасу Бульбе «.» Героический, патриотический дух повести – всё , что так соответствовало народному настроению в дни Великой Отечественной войны. Многое в «Тарасе» перекликалось с современностью». Иллюстрации имели большой успех. Рисунок Тараса выставлялся и заслужил много положительных отзывов на первой послевоенной выставке в 1946 году. Других художников и скульптуров вспоследствии привлекал этот образ.

После войны Кибрик взялся за создание серии графических работ « Ленин в 1917 году «. Для работы , по своему обыкновению, художник самозабвенно изучил материалы, связанные с жизнью и работой В. И. Ленина. Результатом стараний стал «прекрасный портрет В. И. Ленина, вошедший в альбом рисунков, подаренный Академией художеств СССР И. В. Сталину в день его семидесятилетия». Позже именно Кибрику Детгиз заказало первое оформление поэмы Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Это была серия из 12 рисунков, которые стали одновременно и иллюстрациями к поэме, и самостоятельными законченными произведениями, экспонировавшимися на выставках.



В 1948-1950 годах художник работал над иллюстрациями к « Героическим былинам».» Мне кажется, что Виктор Васнецов с поразительно убедительностью создал образ Ильи в картине» Богатыри», которую люблю с самого детства. В 1950х годах Кибрик иллюстрировал «Как закалялась сталь» Н. Островского. Чрезвычайно интересно художник описывал в своих воспоминаниях процесс поиска модели Павки Корчагина, работу над созданием образов.

Самыми яркими из поздних работ художника , пожалуй, можно назвать иллюстрации к поэме «Борис Годунов» А. С. Пушкина(1959-1964),» повести «Портрет» Н. В. Гоголя (1973-1977), которая была издана уже после смерти художника. Кропотливая работа над иллюстрациями к» Отелло» Шекспира осталась не завершённой, хотя сохранились прекрасные зарисовки.

В своих воспоминаниях выдающийся художник делится впечатлениями о поездках в советские республики, о путешествиях в европейские страны, рассказывает о работах, на которые его вдохновили чудесные виды природы, архитектура, люди. Много искренних, интересных и важных слов художник сказал о своих современниках, коллегах, друзьях, наставниках. Однако мало упомянуто о педагогической работе, философских изысканиях.



Личность Евгения Адольфовича Кибрика поистине многогранна, как и его талант. Как справедливо сказано на сайте РАХ, «серии иллюстраций Кибрика стали настоящим открытием советской реалистической графики».

Помимо создателя многочисленных графических произведений, живописных картин, написанных в замечательных поездках по Европе, он являлся деятельным педагогом в течение 25 лет, профессором МГХИ имени В. И. Сурикова, руководителем мастерской станковой графики института с 1953 года, подготовившим плеяду талантливых художников, для которых он был не только Народным художником СССР, лауреатом Сталинской премии, действительным членом Академии художеств СССР, но наставником, учителем и мастером книжной графики. С 1966 по 1978 годы Евгений Кибрик руководил Московской творческой мастерской графики, являющейся высшей ступенью академического образования.

Евгения Кибрика можно назвать не только художником, педагогом, но и философом. Его размышления об искусстве, о человечестве, о предназначении и смысле жизни поистине достойны изучения или хотя бы ознакомления.

«Человеческое воображение, даже самое мощное, ограничено. Бесконечно разнообразна и неповторима жизнь, поэтому художник должен постоянно её изучать…. Я верю в то, что если художник придирчиво честен к себе, к своему искусству, к своему зрителю, тогда он создаёт лучшее, на что он способен. А это то, ради чего мы живём, - оставить лучшее, что в нас есть, - людям».


Литература и интернет-ресурсы:
1.Е. А. Кибрик. А. Д. Чегодаев. М., 1955.
2.Е. А. Кибрик. Работа и мысли художника. М., 1984.
3.https://www.rah.ru/exhibitions/detail.php?ID=32272


Кстати, все актуальные публикации Клуба КЛИО теперь в WhatsApp и Telegram

подписывайтесь и будете в курсе. 



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх