ПОИСК ПО САЙТУ


Экологический фронт




​Автор: Владимир Корнеев

В последнее время информация об очередном загрязнении окружающей среды, гибели флоры и фауны нашей страны, стала походить на сводки с фронта. Россияне уже привыкли к ежегодным пожарам в весеннюю и летнюю пору, уничтожающим миллионы гектаров невосполнимого лесного запаса страны, проглотили экологическую катастрофу в ведомстве олигарха В. Потанина «Норникель», из-за чего Норило-Пясинской озерно-речной системе нанесён ущерб почти в 150 млрд. руб., и вот очередная новость. 3 октября пришло сообщение из Камчатки о загрязнении нефтепродуктами и фенолом прибрежной воды у Халактырского пляжа. Кроме того, признаки загрязнения выявлены еще на трех участках акватории Авачинского залива (см. здесь https://news.mail.ru/incident/43609363/ ). Возникает простой вопрос. Что мы оставим своим детям и внукам?

Лес и река, — исконные основы социального бытия русского и российского народа в целом. В исторических судьбах нашего народа лес и водоёмы играли значительную роль. На пути «из варяг в греки» зародилась «Киевская Русь» - праматерь России, Украины и Белоруссии. Русский лес спасал простого человека от голода, кочевника и царя. В лесных чащах прятались от насильственный христианизации славяне-язычники, от царя и правящей церкви — российские староверы, от помещиков – крепостные. В годы Великой Отечественной войны наш лес спас многие жизни советских людей от истребления нацистами, позволил создать здесь многочисленные свободные от фашистов советские территории, ставшие базами партизанской борьбы с захватчиками. Наконец, сегодня лесной фонд страны является своеобразными лёгкими всей нашей планеты, а добыча леса и рыбы составляет значительную часть бюджета РФ.

В тоже время, государственная политика охраны природы как системообразующая часть жизни общества появилась у нас совсем недавно. В царской России охрана природных богатств осуществлялась в основном в форме охотничьих законов и в специальной охране зубра, на которых любили безжалостно охотиться, особенно в Беловежской пуще, Николай II и его окружение. В стране существовали лишь три заповедника: Аскания-Нова, Кубанский и Крымский. К организации четвёртого заповедника приступили лишь накануне Первой мировой войны (Саянский)[1]. Разумеется, под строгой охраной лесной стражи находились удельные земли, раскиданные по всем живописным местам империи, и принадлежавшие дому Романовых. 

Советская власть смотрела на дело охраны природы иначе. Уже в мае 1918 г. СНК и Президиум ВЦИК рассмотрели и утвердили разработанный Народным комиссариатом земледелия Основной закон о лесах, который предусматривал охрану и насаждение защитных лесов, вводил правила лесоэксплуатации, учреждал лесотехнические службы. 20 июля 1920 г. СНК утвердил Декрет об охоте, который определял не только нормы и правила промысловой охоты, но и предусматривал меры по разведению и охраны животных, создание заповедников и питомников, охотничьи парки и охотничью стражу. 16 сентября 1921 г. СНК утвердил декрет «Об охране памятников природы, садов и парков», а через два года, впервые в истории страны, — Лесной кодекс[2]. Это был системный подход, направленный на эксплуатацию и воспроизведение природных богатств, приобщение к разумному пользованию дарами природы всех граждан страны. А главное, в нём просматривалась забота о будущих поколениях. Причём большинство из этих нормативно-правовых актов принимались Советской властью в суровых условиях Гражданской войны и военной интервенции. Как же это контрастировало с деятельностью белых и интервентов, которые одновременно с грабежом российских природных запасов, наносили ущерб окружающей среде. Так, за 9 мес. пребывания в Баку англичане вывезли оттуда 450 тыс. марганца, 800 тыс. тонн нефти. На Дальнем Востоке японцы, требующие ныне отдать им Курильские острова, вывозили всё подряд (лес, рыбу, железнодорожные составы, речные и морские суда и др.). Также вели себя на русском Севере американцы. Только ущерб нанесённой одной Архангельской области интервентами составлял более 1 млрд рублей[3].

Сегодня модно и политически выгодно говорить о том, что белые «любили и сражались за Россию», за ту Россию, которая воспета в стихах Фета, Пушкина, Лермонтова. Помните известную песню: «Поле, русское поле…», ставшую культовой после выхода кинофильма «Неуловимые мстители»? Однако исторические факты свидетельствуют, что вели они себя не лучше, нежели интервенты, в особенности в моменты отступлений, отходов, бегства. Вот красноречивый пример. Весной 1919 г. белогвардейцы создают на Каме Волжскую речную флотилию. В её составе к 1 июня уже 358 офицеров и чиновников. С матросами правда трудновато, но судов достаточно – более 100, в т.ч. три английских корабля с полной командой. Главная база флотилии в Перми. Но в конце июня красные стали наступать и Пермь было принято решение оставить. Куда же девать корабли? Принято решение их уничтожить. А вместе с ними и огромные запасы керосина и смазочных масел, которые были выпущены в реку Чусовая (приток Камы). А дальше от чего-то произошла вспышка, всё загорелось и пожар распространился на протяжении реки Кама, от её устья до м. Усолье, уничтожая водные биоресурсы бассейна[4]. «Белые и пушистые» действовали по принципам: «После нас хоть потоп», «Хоть с чёртом, но против большевиков». Такая вот любовь…

Сегодня ситуация во многом схожая. Государственные органы сквозь пальцы смотрят на экологические преступления российского олигархата, которые как мародёры грабят и уничтожают ареал жизни российского населения. Для этого «Единой Россией» в 2007 г. был протащен через Госдуму приснопамятный Лесной кодекс, который резко критиковался специалистами. Последствия сего «законотворчества» пожинаем ежегодно. Именно на этой основе, ради наживы, уничтожаются природно-ландшафтные заповедники, рубят лес и загрязняют водоёмы. Государственная политика «государственных мужей» ориентирована на удовлетворение интересов крупного бизнеса и борьбу… с экоактивистами, мешающими «честным гражданам» зарабатывать деньги. А природа? Как выразился красноярский губернатор А. Усс, где летом 2019 г. на территории края горело более 2 млн. га леса, «тушить пожары бессмысленно»[5]. Ему практически вторит нынешний губернатор Камчатки В. Солодов: «…ситуация (в Авачинской бухте – авт.) нормализуется благодаря уникальной способности океана к самовосстановлению»[6]. 

Вот, оказывается, как надо защищать экологию ?!



[1] См.: Богуславский Г.А. Из истории охраны природы в первые годы Советской власти // Строительство Советского государства. М., 1972. С. 258-259.
[2] Более подробно см.: Богуславский Г.А. Из истории охраны природы в первые годы Советской власти // Строительство Советского государства. М., 1972. С. 258-272; Привалова Т.В. Быт российской деревни (медико-санитарное состояние деревни Европейской России). 60-е годы XIX – 20-е годы XX в. М., 2000. С. 25.
[3] Многочисленные факты разорения Советской России интервентами см. в книге Василия Галина «Запретная политэкономия. Красное и белое» (М., 2006).
[4] См.: Кузнецов Н.А. Речная боевая флотилия в кампании 1919 г. на Каме // Вестник молодых учены. 2000. №5. С. 18-30.
[5]
Цит. по: Красноярский губернатор назвал тушение ряда лесных пожаров бессмысленным // РИА Новости. URL.: 
https://ria.ru/20190729/1556969481.html
[6] Цит. по: Губернатор Камчатки: ситуация в Авачинской бухте «существенно улучшилась благодаря способности океана к самовосстановлению» // Полит. ру. URL.: https://polit.ru/news/2020/10/04/solodov/

Кстати, все актуальные публикации Клуба КЛИО теперь в WhatsApp и Telegram

подписывайтесь и будете в курсе. 



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх