ПОИСК ПО САЙТУ


О подлинной драме жизни.....Ципко

Бобков Ф.Д.

Автор: И.Н. Хлебников


О себе, любимом… Фактам вопреки

17 июня 2019 г. скончался бывший первый заместитель Председателя КГБ СССР генерал армии Филипп Денисович Бобков.

В последующие дни о нем было написано и сказано немало. И, естественно, разного. В конце августа на почве «демонизации» отечественной истории отметился и небезызвестный Александр Ципко, выступивший с претенциозной статьей «О подлинной драме жизни руководителя Пятого управления КГБ Филиппа Бобкова».

От внимательного читателя вряд ли ускользнул тот факт, что фамилия Ципко на пяти страницах машинописного текста встречается… 15 раз! Так что, понятно, речь не о генерале, а о «себе, любимом». Да и собственный образ «диссидента»-либерала ваяется им с тщательностью и любовью.

Быть «гонимым», «преследуемым при советской власти» - вошло у нас в моду в начале 1990-х годов. Такие «антибиографии» рассматривались их творцами не только как средство потешить собственные тщеславие и самолюбие, но и способом повысить свою значимость, общественную оценку собственной личности.

При этом, по версии неолиберала Ципко (напомним при этом, что в 1986 – 1990 гг. Александр Сергеевич исправно служил консультантом в международном отдела ЦК КПСС), причиной его «оперативной разработки» и нелюбви к нему «КГБ» якобы  стала его записка в ЦК «О судьбах социализма в Восточной Европе». Подробнее об этом мы еще скажем далее. Сейчас же приведем один оперативный документ, показывающий, что в 5-м управлении КГБ отнюдь не закрывали глаза на противоречия и проблемы советской действительности, но и, в полном соответствии с положением о ведомстве, информировало о них ЦК КПСС. О политической остроте этого документа предоставляю читать самим читателям.
      
Итак, из записки КГБ при СМ СССР в ЦК КПСС от 5 ноября 1968 г. (А. Ципко только окончил  философский факультет МГУ!) о настроениях студенческой молодежи:

«В Комитет госбезопасности поступил документ, в котором излагается ряд суждений, касающихся современной студенческой молодежи. Автор документа – студент вуза, общается со многими молодыми поэтами, художниками, артистами…». 

В связи с тем, что в обзоре содержится ряд весьма нетривиальных оценок, присущих некоторым социальным группам общества, но непривычных для партийных бонз, председатель КГБ специально оговаривал:

«Несмотря на незрелость автора и его очевидный субъективизм в анализе отдельных вопросов, документ, по нашему мнению, заслуживает внимания, так как многие положения его совпадают с мнениями других наших источников….

Приложение:  Документ на 33-х листах.

    
Председатель Комитета госбезопасности                
Андропов».

Излишне говорить о том, что документ этот для отправки «в инстанцию» был подготовлен в «ведомстве Ф.Д. Бобкова». 

Следует подчеркнуть, что, в ЦК КПСС обязанность и прерогатива решения вопроса о том, кого конкретно, даже в Центральном аппарате партии, ознакомить с конкретной информацией, кому ее направить «для учета в работе» и соответствующих выводов, принадлежала Общему отделу ЦК, непосредственно его руководителю – К.У. Черненко.

Внизу процитированной сопроводительной записки имеется помета: «В Отделе науки и учебных заведений ЦК КПСС ознакомились». 19.XI.68 г.

«Ознакомились», однако явно не сделали должных выводов…
    
Помимо этого, на мой взгляд, содержание и оценки прилагаемого доклада – сам автор называет его «обзором», - представляли первостепенный и несомненный интерес и для идеологического отдела ЦК КПСС, однако этот отдел с ним ознакомлен не был…

Именно ввиду объемности начального текста, воспроизведение которого способно утомить современного читателя, мы приводим его с некоторыми сокращениями.

«Глава 1. Студенчество как социальная группа. Ее внутренние разновидности.

К понятию «студент» в нашей стране относится чрезвычайно большое количество людей. Однако данный обзор посвящен описанию и анализу поведения студентов дневного обучения, которые в социальном отношении являются в силу ряда факторов потенциально – наиболее неустойчивой и наиболее подвижной группой населения.

Этими факторами являются сравнительная молодость, ежедневное общение с себе подобными, большая свобода, отсутствие (в большой степени) материальных обязательств перед семьей и т.д..

Уже в девятом-десятом классах молодой гражданин нашей страны твердо уверен, что он поступит в институт. Исключительность его положения по отношению к сверстникам в капиталистических странах практически не осознается. Это является одним из важнейших недостатков первой ступени формирования мировоззрения молодого человека – школьной. Отсутствие реального фактора в школьном воспитании, преобладание ложной патетики и романтики в освещении сложных исторических событий, неумение бороться с неизбежными в юности попытками преувеличения значимости собственной личности приводит к тому, что молодой человек по окончании школы оказывается между психологическими «ножницами» - сформированным в школе представлением о действительности и ее реальным видом….  

…и без того распространенное пренебрежительное отношение абитуриентов [вузов естественно-технического профиля, - здесь и далее в квадратных скобках дополнения мои – И.Х.], вызванное их кажущейся самоочевидностью, отсутствием сиюминутных результатов и т.д., еще более усилилось. Такая политика дала два отрицательных результата:

        а) Еще больше усилилось пренебрежение у будущих специалистов к общественно-политическим наукам;
        б) Наиболее одаренные и талантливые люди шли в технические науки. 

Таким образом, еще в процессе выбора будущей специальности, молодой человек формирует свое отношение к циклу общественных наук, которые призваны формировать его мировоззрение.

По данным автора обзора, в гуманитарные вузы направляются люди, решившие сделать партийно-политическую карьеру. Гуманитарное образование, по их мнению, поможет им в этом, да и получит его значительно легче. Эти люди еще в период обучения формируют конъюнктурный подход к читаемым дисциплинам, совершенно отсутствует у них и анализ конкретной ситуации. Став преподавателями общественных наук, они во многом способствуют развитию у студентов беспринципности и аполитичности, что будет показано далее на конкретных примерах.

Основную часть современного студенчества составляют молодые люди лет 17 – 18  (имеются в виду студенты-первокурсники). Они привносят в вуз желание учиться, смутные мечты о дальнейшей специальности и совершенно не сформировавшееся мировоззрение. Основными чертами таких молодых людей является их восхищение умными людьми, чрезвычайно острое реагирование на все общественные явления, некоторый снобизм по отношению к «колхозникам», так называют они своих соучеников из сельской местности».

Здесь позволю себе несколько комментариев. Довольно точно и верно автор обзора подмечает, что ставшие студентами вчерашние абитуриенты, 17-18 лет, и ныне – ввиду отсутствия  системы направленной социализации школьников, - имеют абсолютно не сформировавшееся мировоззрение крайне туманные, расплывчатые представления о будущей профессии.

Абсолютно новым фактором уже ХХIвека российской действительности является социальное расслоение студентов на средне обеспеченных «бюджетников» и посматривающих на них свысока «платников», чье весьма дорогостоящее обучение оплачивается родственниками.

И нынешними «колхозниками» - для подростков не только из сельской местности, но и из «малых городов» России, для них поступление в вуз – это запредельная мечта, стали именно бюджетники.

Нынешняя капиталистическая действительность ликвидировала то «исключительное» - исключительно привилегированное, -  положение студента в обществе, о котором писал автор цитируемого нами обзора.

«…В значительной мере скованность студентов-первокурсников объясняется и благоговейным отношением к институту, в который они поступили. Первые две сессии резко меняют ситуацию. Выпускник школы становится студентом…».

Но еще ему перед этим необходимо научиться учиться, приобрести навыки, ныне абсолютно не культивируемые в школах. Продолжим однако цитирование автора аналитического обзора:

«Преклонение перед институтом исчезает, сменяясь спокойным отношением и даже кое-где пренебрежением…. Студент переходит во вторую, наиболее интересную и опасную категорию – студенты средних курсов. Она включает второй, третий и частично четвертый курс.

…школярский подход к изучению, призывы преподавателей к запоминанию, а не к пониманию, вплоть до мнемонических правил – как запомнить даты съездов РКП(б), дающихся с кафедры, заставляют студентов относиться к общественно-политическим дисциплинам как к набору фактов, как ко второстепенной нудной обязанности. Именно здесь закладывается мнение о том, что общественные дисциплины – «это не предмет»….

Со второго курса, характер поведения студента постепенно меняется. В возрастном отношении это период первых любовных опытов, жадного поиска истины, беспорядочного активного чтения. С точки зрения учебной студент достаточно искушен во всех уловках, которые позволяют ему, не прилагая усилий, заниматься в данном вузе. К слову, очень немногое количество студентов стремится выбиться в отличники. Здесь затраты на достижение цели не оправдываются вознаграждением. Поэтому в вузе отлично занимаются главным образом … патентованные отличники, для которых «пятерка» стала  собственным утверждением….

Студенты средних курсов отлично ассимилируются в городе, находят друзей по интересам из других вузов. У них нет в принципе очень больших материальных забот; и потому все свободное время их направляется на познание окружающего. На средних курсах обычно начинается самостоятельная работа творчески одаренных молодых людей. Студентов среднекурсников вы встретите на всех вернисажах, в каждой интересной компании, куда не придет пятикурсник, занятый дипломом, или первокурсник, зубрящий предметы.
    
Теперь студенты собираются по интересам. Групповая (имеется в виду группа студенческая) жизнь в вузах теперь очень слаба. Она сводится к обмену учебными материалами и т.д….

Типичной для среднего одесского студента является такая схема поведения: посещение института (точнее тех лекций и лабораторок, которые невозможно не посещать). Затем встреча с компанией и дальнейшее совместное времяпрепровождение. Это обязательное посещение какого-либо питейного заведения. Затем длинные совместные прогулки, разговоры, обмен мнениями. Типичными для такого разговора являются внутриполитические темы, политика внешняя, институтские темы. Наиболее доминирующими темами являются секс и выпивка. Именно в этих встречах студенты узнают все новинки «песенного творчества», здесь распространяются анекдоты, слухи и т.д. Необходимо отметить, что общественная активность студента проявляется именно в этой групповой среде, а общеинститутские мероприятия... вызывают лишь желание от них избавиться…  
              
«Начиная приблизительно с середины четвертого курса, интересы студенчества приобретают более конкретный характер. Большинство из них в это время имеет прочное знакомство с кем-либо, которое впоследствии должно перейти в брачные отношения….

«Да и в социальных поисках студенчества наступает период спокойствия, в основном вызванный факторами личного  благополучия и доводами окружающих  типа «плетью обуха не перешибешь». Студент переходит в категорию старшекурсников.

Эти люди более степенны и осмотрительны в своих поступках. Теми либо иными способами они стремятся укрепить свое общественное положение и продемонстрировать лояльность…. В этот же период стремятся вступить в партию [КПСС]. Поступки становятся более жизненными и осмотрительными, в сознание все больше проникает элементов конформизма…

Однако этот период характерен и большей  восприимчивостью к враждебной пропаганде. Это объясняется не только возросшей способностью реагировать на аналитический подход к событиям, столь излюбленный у западных комментаторов, но и конкретный экономический анализ, показывающий ничтожность дальнейших перспектив. Сравнение положения (чисто материального) своего западного коллеги с собственным заработком приводит к двум интересным результатам:

    1. Одни в результате анализа приходят к необходимости «делать карьеру», т.е. любыми способами пробивать себе дорогу и обеспечить высокий жизненный уровень. Именно эти люди рвутся в аспирантуру, пытаются использовать общественное положение в личных целях. Они беспринципны, сильны фразой и представляют большую опасность как перерожденцы и отрицательный пример для молодых. Однако с социальной точки зрения они выглядят прекрасно, ибо достаточно осторожны и раскрывают свои взгляды лишь немногим доверенным друзьям.
    2. Другие решают жить как придется. Однако это решение впоследствии приносит им немало огорчений и расстройств, так как перед их глазами стоит пример более удачливых друзей. Поэтому данная категория представляет отличную среду для слухов, анекдотов и т.д. Некоторые ее представители пытаются в собственных произведениях перенести вину за все несбывшееся на окружающее общество...».

Здесь нам вновь представляется важным подчеркнуть следующие слова неизвестного автора: «пытаются … перенести вину за все несбывшееся на окружающее общество». Это весьма распространенная и ныне социально-психологическая позиция, персонально-личностная установка, когда собственные лень, апатия, безволие и отсутствие упорства малодушно объясняются злонамеренными происками окружающих. В современных условиях к этому добавляются «происки инородцев», которые также являясь гражданами Российской Федерации, отличаются только большим упорством, целеустремленностью в достижении сознательно определенных для себя целей. И, разумеется, для подобных «критиканов» абсолютно неважно, что персональные достижения их «конкурентов» достигнуты реальным личным трудом и собственными усилиями, тогда как у критиканов вся энергия и пар творческих возможностей уходят в «свисток» малодушных сетований на «несправедливость судьбы».

Продолжим однако прерванное нами цитирование документа:

«…Другие решают жить как придется. Однако это решение впоследствии приносит им немало огорчений и расстройств, так как перед их глазами стоит пример более удачливых друзей. Поэтому данная категория представляет отличную среду для слухов, анекдотов и т.д. Некоторые ее представители пытаются в собственных произведениях перенести вину за все несбывшееся на окружающее общество. Эти люди очень восприимчивы к западной пропаганде, ибо «свободный мир» кажется им местом всеобщего процветания…
    
Реальное столкновение [молодых специалистов, примечание мое – И.Х.] со сферой производства подрывает у очень многих веру в рабочий класс как самый передовой отряд коммунистического строительства. Именно здесь появляется вера в научно-техническую интеллигенцию, способную управлять современным обществом.

Недостаточно четкая организация труда, беспорядок на многих предприятиях приводит к мнению, что все в нашей промышленности – «гигантский бардак».

Автору обзора неоднократно приходилось слышать заявления молодых инженеров о желании работать в науке – «там хоть порядка побольше». С огромным удовольствием говорят в вузах и на предприятиях об организации труда на заводе «Фиат» в Тольятти. Распространенное мнение о заводе – место, где ты дисквалифицируешься как специалист.
        
Глава 2.  Формирование общего мировоззрения студентов. Роль в этом государственных институтов

Пришедший в институт школьник представляет из себя «идеологическую заготовку». Его убеждения – интересная смесь школьной романтики, горячей веры в коммунистические идеалы, и одновременно начинающегося сомнения в их осуществимости. Однако подавляющее большинство школьников искренне ждет от будущего исполнения всех идеологических надежд. Этот период характерен верой в комсомол, готовностью работать для общего блага…
А. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ

Их авторитет чрезвычайно низок у студентов. В тех вузах, где они являются неосновными, их не рассматривают иначе, как «болтовню». В этом повинны прежде всего педагоги, которые являются на лекции, чтобы в сотый или пятидесятый раз изложить студентам свой конспект или положения учебника. Лекции в большинстве случаев неинтересны, и потому лекции по истории партии [«История КПСС» - одна из обязательных дисциплин социально-гуманитарного цикла во всех вузах СССР], философии, основам научного коммунизма, используются для приготовления домашних заданий, веселой переписки и т.д. Семинарские занятия сводятся к установлению очередности выступлений, и те, кому не нужно выступать, спокойно занимаются своими делами. Такая постановка преподавания приводит к тому, что студент привыкает к бездоказательности основных положений марксистской философии, к тому, что это догматическая, негибкая наука, которая не в состоянии даже объяснить, а не то, что предсказать ход событий. Острые вопросы либо избегаются преподавателями,  либо на них дается столь невразумительный ответ, что всех слушателей охватывает скука. Студенты, пытающиеся активно мыслить на первых курсах, к окончанию института молча заучивают «от сих до сих». В результате идеологические дисциплины «сдаются», а не становятся основой дальнейшего развития.

Подвергая уничтожающей критике эмпириокритицизм и сопутствующие ему во времени философские направления [автор имеет ввиду знакомство студентов в обязательном порядке с философским сочинением В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (1909г.) – И.Х.], преподаватели общественных наук совершенно не обращают внимания на современные философские течения Запада. Это приводит к тому, что философия Ницше, Гуссерля, Бергсона, Фрейда, Хайдеггера, Сартра, Дьюи совершенно неизвестна студентам и первое же столкновение с ней вызывает живейший интерес. Философское невежество студентов столь велико, что, по данным автора обзора, 6 из 10 опрошенных студентов даже не слышали термина «экзистенциализм». Поэтому произведения экзистенциалистов и других новомодных западных философов попадают на совершенно невозделанную идеологическую целину, и потому сила их воздействия многократно возрастает.
    
Привыкшие к легким доказательствам своих теоретических построений, студенты при столкновении с мало-мальски опытным спорщиком или идеологическим противником легко «вышибаются из седла». Они не приучены спорить, они не умеют аргументировать свои положения. Поэтому тут же почти они занимают позицию противника либо оставляют у него впечатление неуверенных в своей правоте людей.
    
Студентов не умеют заинтересовать произведениями Ленина и Маркса. Психологический эффект противодействия обязательному приводит к тому, что книги классиков марксизма прочти не открываются. Стараются читать о книгах, а не сами книги. Призыв одного из студентов на страницах «Комсомолки» к чтению «Капитала» вызвал усмешку у многих моих знакомых: это дело специалистов, да и не читать же нам этот «талмуд»…

Несомненна личная роль преподавателей общественных наук в формировании взглядов студенчества. Однако они крайне непопулярны в студенческой среде. Большинство из них не умеют общаться со студентами, выглядят убого на фоне ищущей молодежи. Преподаватели общественных наук  в технических вузах не имеют ни малейшего понятия о новейших направлениях науки и техники, что еще больше заставляет студентов ощущать свое превосходство. Кроме того, многие преподаватели и не скрывают своего личного отношения к событиям, отличающегося от официального. Это явное «раздвоение» очень чутко замечается студентами, которые во многом в силу этого примера признают возможность двух мнений для одного человека – официального, высказываемого всюду, и личного, о котором знают немногие. Реагирование преподавателей на волнующие всех события отстает от той информации, которую студент получает от других источников. Ничем практически не отличаясь от официальных сообщений, объяснения такого рода еще больше роняют авторитет преподавателей.  

  Б. ПАРТИЙНАЯ И КОМСОМОЛЬСКАЯ ОРГАНИЗАЦИИ
       
С сожалением приходится констатировать, что роль парткома в институте чаще всего сводится к функции надзирателя, который лишь принимает у студентов те или иные идеологические мероприятия, и выступает при этом в крайне невыгодной роли. У подавляющего большинства студентов складывается впечатление о парткоме как об организации, в составе которой находятся невежественные люди, безнадежно отставшие от современных требований. Незнание руководителями партийных организаций вузов модной музыки, взглядов, любимых героев молодежи, ее требований к своим старшим товарищам, отсутствие у многих из них глубокой культуры (что вызвано объективными причинами), приводит к тому, что при столкновении с молодым поколением представители партийной организации кажутся студенчеству догматиками и ретроградами. Чаще всего это происходит от неумения достаточно доказательно сформулировать свою мысль. Нередки случаи, когда секретарь парткома в глазах студентов становится олицетворением глупости…

Именно такие люди формируют у студентов мысль о том, что партийное руководство подбирается из неумных людей, которым больше ничего нельзя поручить.

Студенты-коммунисты не являются в группах пропагандистами и организаторами. Их отличие от обычных студентов заключается, может быть, лишь в более прилежном отношении к учебе. Идеологическое их воздействие на своих соучеников отсутствует. Студенты-коммунисты в подавляющем большинстве – демобилизованные солдаты, отстающие по общему развитию от основной массы студентов. Следовательно, и в этом случае понятие «член партии» ассоциируется у студента с недостаточным умственным развитием.

Комсомольский комитет в глазах студентов не является самостоятельной идеологической организацией. Во всех спорных случаях комитет комсомола все равно апеллирует к парткому. Чисто идеологические мероприятия у комитета комсомола отсутствуют. Многочисленные воскресники и собрания создают лишь видимость подобной работы, ибо отношение студентов к ним более чем прохладное.
    
… Суть праздничной демонстрации [в день Международной солидарности  трудящихся 1-го Мая, или  7 ноября, в очередную годовщину Великой Октябрьской социалистической революции] выхолощена. Ее рассматривают как встречу с друзьями и как лишний повод выпить, на этот раз в компании преподавателей…

        В.  ОФИЦИАЛЬНАЯ ПРОПАГАНДА
     
На студенчество воздействуют основные каналы нашей пропаганды: пресса, радио, телевидение. Их воздействие неравноценно. Пресса читается студенчеством охотно, однако наибольшей популярностью пользуются спортивная хроника и раздел происшествий. Международные события прочитываются регулярно, но в их выборе сказывается элемент сенсационности. Очень вяло читаются сообщения о внутренней жизни страны.  На популярности прессы, несомненно, сказались многочисленные шаблонные публикации, посвященные 50-летию Октября….

Немалую роль в непопулярности прессы играет ее неоперативность по отношению к радио. Радиопередачи слушаются студентами регулярно, но предпочтение отдается западным радиостанциям, так как они передают новости раньше, чем мы, передачи строятся интереснее, в них содержится много пикантных подробностей. Кроме того, всегда интересно рассказать друзьям свежую, только что переданную информацию. Объемом информации, получаемым от западных радиостанций советским студенчеством, нельзя пренебрегать.      
    
Официальная позиция (прекращение «глушки»)  сделали слушание Запада легальным делом, и в разговорах студентов совершенно спокойно появляются фразы: «А вот «Голос» передал, что…»…Наиболее популярны из радиостанций «Голос Америки» и «Немецкая волна», так как они занимают большое эфирное время и их всегда можно услышать.

… большинство студентов не расстается со «Спидолой» или «Меридианом» даже на свиданиях. Желание фрондировать приводит к тому, что западные радиостанции слушают в публичных местах…

Телевидение в Одессе практически не оказывает влияния на воспитание студенчества…. Вообще «телик» стал синонимом пустого вечера, зрелища, которое спасает от скуки, но когда на экране появляется ведущий какой-либо идеологической передачи, рукоятка звука поворачивается… Московские передачи смотрятся с большим интересом, однако показ жизни в капиталистических странах вызывает недоумение, так как показываются только трущобы, демонстрации, стычки с полицией и т.д. Это считается слишком тенденциозным. Резкое недовольство вызывает сама методика передач, когда выступающий читает  запинающимся голосом якобы импровизированное выступление. У студенчества нет любимого диктора или комментатора, что является большим упущением….

Глава 3.  Отношение студенчества к официальным идеологическим организациям и установкам 
        
      1. СТУДЕНЧЕСТВО И ПАРТИЯ
        
Несмотря на некоторые вариативные различия, общим для студенчества является отчужденное от партии состояние. Она не является для них воплощением всего самого светлого, передового. Они допускают возможность существования такой партии, однако реальность предстает перед ними совсем иной. Коммунисты, с которыми они сталкиваются в окружающей действительности, являются самыми обычными людьми, зачастую даже менее умными и начитанными, чем студенты. По-настоящему принципиальные коммунисты попадаются так редко и судьба их столь незавидна с точки зрения личной карьеры, что они не являются в глазах молодого человека характерным для партии явлением. Поэтому студенчество относится к коммунистической партии, как к партии правящей, со всеми последствиями, отсюда вытекающими.
    
Большинство студентов отвечает на вопрос, почему он не в партии, так; «Я хочу иметь собственные убеждения и собственное мнение». В их глазах и на их глазах член партии обязан иметь как бы два мнения о происходящих событиях: свое и официозное. И поэтому студенчество свыкается с мыслью, что, став членом партии, ему придется пойти на уступки собственной совести. Однако это совершенно необходимо, если ты хочешь сделать карьеру. И потому в разговорах о будущем обязательно присутствует фраза: «Годика через два я думаю подавать в партию. Это надо»…. И совершенно ясно, что они пойдут против собственной совести и станут членом партии без прочной идеологической базы. Как все – вот основа таких поступков…
    
Однако мысли и соображения такого толка появляются у студентов старших курсов. Основная же масса студентов во многом противопоставляет себя партии. Объясняется это многими причинами. Молодое поколение не было свидетелем героических усилий партии в годы гражданской и Отечественной войн, в годы первых пятилеток. История партии на их промежутке времени – это низвержение Сталина, воцарение Хрущева, разгром антипартийной группы, «великое десятилетие», фразерство и борьба за власть. Среди студенчества очень популярен анекдот о генеральной линии партии, представляющей извилистую кривую. А вместо объяснений сложности нашего пути и попытки анализа своими преподавателями на них обрушивали авторитетные заявления и утверждения. Это привело к стойким антипартийным настроениям в наиболее интересной для нас части студенчества.
    
Эти настроения появились не сразу. Молодежь поверила вначале разоблачению культа личности. Однако, когда она увидела, что появляется новый культ – на этот раз без личности, она перенесла всю вину за это на партию. Пресловутая фраза о «ленинском Центральном комитете» вызывает улыбку или озлобление либо же вообще проходит мимо ушей, что еще хуже. Во всех спорах и разговорах, в которых приходилось участвовать автору обзора (а таких встреч было очень много), разговор сползал к проблемам страны и отношения к партии. И всегда доминировала мысль – «настоящих коммунистов нет». 
         
Немало для возникновения отрицательного отношения к партии сыграло появление и открытое существование партийной элиты. В отличие от Москвы, где жизнь и быт членов правительства не находятся в центре общественного внимания, Одесса [и, разумеется, еще сотни тысяч городов страны, примечание мое – И.Х.],  - небольшой город, где любой поступок официального лица становится немедленно известным. Поэтому существование «советской буржуазии» не может пройти незамеченным…
    
… с неприязнью выслушивают слухи о заработках и образе жизни высших партийных работников. Исподволь все эти факты подготавливают студенчество к восприятию тезиса западной пропаганды о «перерождении партии». В этом свете весьма характерно отношение студенчества к Ленину.
    
Первоначальное благоговейное отношение изменилось на весьма сложный комплекс. Немалую роль в этом сыграла кампания по борьбе с авторитетами. Еще несколько лет назад немыслимым бы показался анекдот о Ленине. А теперь «Лениниана» чрезвычайно обширна, и в студенческой компании эти анекдоты чрезвычайно распространены….

Большое впечатление на студенчество произвели публикации, появившиеся в «Юности» и «Комсомольской правде», из которых следовало, что Ленин был болен и фактически отстранен от управления государством задолго до января 1924 г….
    
У определенной части студенчества появляется отношение к Ленину как к ловкому политику, который в нужный момент сознательно выбрасывал толпе лозунги, к которым сам относился как к лозунгам преходящим…. Однако было бы неверно предполагать, что обаяние личности Ленина исчезло полностью. Ленин как личность, как норматив поведения очень популярен в молодежи. Но и здесь образ Ленина используется для противопоставления скромной ленинской квартиры, открытой для обозрения, с образом жизни тех незначительных по масштабам партийных работников, с которыми приходится  сталкиваться студенчеству. Молодежь видит, что коммунист может быть и пьяницей, и развратником, и беспринципным человеком.  А свойство чрезмерного обобщения своего малого социального опыта, присущее молодежи, в сочетании с особым положением Одессы (отсутствие таких традиций рабочего класса, как в Ленинграде, влияние еврейства и т.д.) приводит молодежь к мнению, что партия  на современном этапе – удобный трамплин для карьеры, но ни в коем случае не лучшие из лучших, объединенные по идейным соображениям. Интересен тот факт, что всякое изменение в составе руководства Центрального Комитета вызывает среди молодежи разговоры о предстоящей чистке в партии, которую все считают целесообразной и совершенно необходимой. В разговорах о чистке каждый студент приводит очень много примеров, когда коммунистами являются люди, не заслуживающие этого высокого звания. Само слово коммунист также дискредитировано среди молодежи, и поэтому его заменяют в разговоре обтекаемой формулировкой «член партии».
    
Встречи со старыми большевиками, участившиеся в последнее время, дают отрицательный идеологический эффект. Не многие из старых членов партии способны найти общий язык с молодежью и заинтересовать ее. Призывы их к молодежи ценить завоевания Октября не находят отклика, так как у студентов отсутствуют критерии сравнения…. Большинство подобных встреч воспринимается юмористически, а их содержание оценивается словом «маразм».
    
Выступление перед студенчеством партийных руководителей также не способствует успеху партии. Для молодежи часто важнее, как с ней говорят, чем что ей говорят. Ораторский талант – явление мало распространенное среди тех руководителей, с которыми сталкивается студенческий круг Одессы. Студенты с любопытством ожидают начала выступления руководителя. Но уже через несколько фраз, плохо прочитанных по шпаргалке, интерес аудитории падает до нуля. Подобные встречи дают обратный идеологический эффект, усиливая пренебрежение к партийным работникам. 

        2. СТУДЕНЧЕСТВО И КОМСОМОЛ
    
Комсомол, к сожалению, не оказывает нужного идеологического воздействия на студенчество и не пользуется у него необходимым авторитетом. Объясняется это многими причинами: неумением найти новые формы работы, зависимостью комсомольской организации, выполняющей роль дублера всевозможных институтских организаций, начиная от профкома и кончая деканатом. Студент приходит в вуз сложившимся комсомольцем, привыкшим уплачивать определенную сумму членских взносов, отсиживать положенные часы на собраниях и конференциях, с которых все пытаются убежать, ссылаясь на академическую занятость. Было бы неверно считать, что комитет комсомола ничего не делает. Он организует туристические походы и поездки, помогает художественной самодеятельности, проводит воскресники. Однако идеологического влияния на студенческую массу он не имеет. Многочисленные смотры и вахты, пропагандируемые во многих вузах, к сожалению, на практике оказываются фикцией, дискредитирующей многие важные задачи.
    
Отношение современного студента к комсомолу можно иллюстрировать многими примерами… Изменение руководства в ЦК ВЛКСМ почти никто не заметил, да и вообще о существовании этой организации и ее деятельности средний студент мало что знает.
Одной из попыток комсомола возродить идеологическое влияние на молодежь было создание студенческих строительных отрядов, которые празднуют в этом году свое десятилетие. Однако первоначальный идеологический заряд, содержавшийся в отрядах, сейчас сошел на нет.
        
В отличие от партийной карьеры, комсомольская работа считается незавидной. В разговорах студентов о будущем лиц, которые ушли на комсомольскую работу,  считают несчастными, считая, что они все время будут находиться на побегушках [у партийных комитетов]…

       4. ОТНОШЕНИЕ К СТУДЕНТАМ-ИНОСТРАНЦАМ
    
Совместная жизнь под одной крышей и учеба со студентами-иностранцами дает студентам богатый материал для интересных выводов. По прошествии некоторого времени иностранные студенты начинают говорить о том, что образование, полученное ими здесь, не является лучшим в мире, как об этом они читали. Многие иностранцы, даже студенты социалистических стран, считают наших студентов некультурными и малоразвитыми и даже не скрывают это в беседах…
  
Дифференцированное отношение к студентам различных национальностей несомненно. Хуже всего относятся к неграм и мулатам, называя их презрительно «черно….»[отточие мое – И.Х.]. Среди студенчества очень распространены слухи об их садизме, нечистоплотности, повышенной сексуальности… Отсюда становится ясным одобрение некоторыми студентами расистских организаций, и очень распространенное желание – «Я бы этих черных сук вешал». Появление негра в общественном месте вызывает отрицательную реакцию… К девушкам, которые встречаются с неграми, отношение хуже, чем к последней проститутке.

К вьетнамцам отношение неплохое, их уважают за трудолюбие и упорство. Хорошим является также отношение к восточным немцам. Венгров недолюбливают. Самым сердечным является отношение к болгарам. Тем не менее, студент всегда чувствует разницу  между будущим иностранного студента и своим, и это еще больше убеждает его в правоте в этом отношении западной пропаганды. 

Глава 4. Студенчество и современные проблемы
        1. СТУДЕНЧЕСТВО И ЗАПАД 
        
В Одессе, открытой для кораблей и туристов всех стран, чисто внешнее сравнение двух миров происходит каждый день. Студент, не очень привыкший анализировать в силу вышеизложенных причин, непрерывно видит воочию людей «с того берега» и делает скоропалительные выводы. Он воспринимает чисто внешнюю сторону западного бытия…».
      
Здесь мне представляется необходимым, едва ли не в первый раз в нашей литературе, о теории «социологической пропаганды» Жака Элюля. Этот, не очень известный в нашей стране французский социолог, в конце 50-х годов предложил использовать «уровень жизни» для пропаганды «преимуществ капиталистического строя». Это предложение было взято на вооружение ЦРУ, а затем и другими идеолого-пропагандистскими центрами США и их союзников из стран НАТО. Надо честно признать: предложение Ж. Элюля оказалось весьма продуктивным.
    
Одесса вообще любит вещи, стремится быть одетой как с иголочки, и потому свободное время многих студентов занимают экскурсии на «толчок», топтание на бирже и т.д. На подавляющее большинство Запад действует непосредственно, через вещи, машины и этикетки. В немалой степени сознанию «второсортности» нашей жизни в сравнении с западной служат валютные магазины и бары, доступ в которые для подавляющего большинства закрыт.
          
Принципы капитализма тоже имеют некоторую почву в Одессе. Многочисленные процессы «гешефтмахеров», оборотистых дельцов, помимо злорадства, неизбежного в таких случаях, вызывает у молодежи мысли, что деловые качества таких людей и вообще деловые качества проявляются не в полной мере. При малейшем столкновении с нечеткой работой наших служб и организаций высказывается мнение, что «хозяин такого бы не позволил». Очень многие при каждом случае плохого изделия или плохого качества с мечтой говорят о принципе конкуренции….
        
Чисто идеологические категории внешне воспринимаются слабее, хотя молодежи импонирует «свобода» мнений в капиталистических странах. Иногда можно слышать просто циничные заявления типа: «Американцы – умный народ, и поэтому у них нет компартии». Наши усилия представить истинное положение вещей безуспешны, так как аргумент с 5 миллионами безработных вызывают лишь улыбку: «Их безработный живет лучше нашего инженера». Да и вообще отношение к проблеме безработицы у молодежи изменилось. Многие считают, что нам необходимы безработные, для того чтобы работающие постоянно ощущали над собой угрозу. Себя такие «теоретики» считают в подобной ситуации только работающими.

Никто из студентов не принимает в «лоб американского образа жизни». Однако исподволь он очень четко проникает в сознание студенчества. Это во многом объясняется нашими недоработками. Характерная для нас реакция на все повороты моды – то ли в танцах, то ли в музыке, то ли в одежде – резкая критика, долгий момент осознавания и привыкания и, наконец, слепое подражание, превосходящее даже образец. Однако внедрение моды совпадает с периодом критики, и поэтому молодежь, искренне желающая бороться за что-либо, борется за … прически, бороды, брюки и модные танцы. Причем в этой борьбе они защищают нечто, пришедшее с другого берега, поэтому оно становится им дорогим.
     
Вторая дорога проникновения западных идеалов в сознание молодежи – культ героя. Современный юноша и  девушка нуждаются в герое, а наш кинематограф либо показывает ему необычных людей в необычной ситуации, либо личности столь тусклые и скучные, что они не могут быть примером для подражания. На этом фоне герои западных фильмов, решающие все сомнения ударом кулака, сильные, красивые, становятся невольным примером подражания. Половина студентов мужского пола после «Великолепной семерки» стала ходить походкой Криса. Юность любит силу, и поэтому пришедший с Запада и раскритикованный у нас вначале культуризм приобрел невиданный размах. В связи с культом силы интересен взгляд некоторых на фашизм. Соглашаясь с его просчетами (уничтожение евреев), тем не менее восхищаются его внешней стороной, рослыми арийцами, марширующими под воинственные марши….

Из всех видов западного искусства наиболее действенным является литература. По мнению молодежи, западные авторы пишут интереснее и лучше, чем отечественные. Да и тематика их произведений значительно шире. Из авторов сейчас, пожалуй, наиболее популярен Брэдбери, да и вообще научная фантастика пользуется большим успехом. Искусственно подогретый нашей прессой интерес к Кафке спал. Большинство читавших его произведения осталось к нему равнодушно. Подогревается интерес к роману «По ком звонит колокол», цитаты и выражения из которого давно кочуют по страницам нашей прессы.
    
Огромный успех имеют западные певцы и музыканты джазового стиля. Популярность биг-битовых групп до сих пор еще растет и  не достигла максимального уровня. Некоторые «гонения» со стороны официальных кругов еще больше усиливают тенденции к появлению новых объединений.

    2. СТУДЕНЧЕСТВО И  СОБЫТИЯ В ЧЕХОСЛОВАКИИ
         
Отношение к происходящему в Чехословакии двояко. С одной стороны, высказывается возмущение «братьями», которых «столько лет кормили» и которые отвечают черной неблагодарностью. Эта группа студентов, среди которых есть и участники венгерских событий, требуют решительных мер и применения военной силы. Однако группа эта немногочисленна.
     
Остальное студенчество, вообще любящее всякие неприятности и столкновения от официальной линии, смотрят на происходящее в Чехословакии с доброжелательным любопытством. Они даже и не осознают, к чему это все может привести. Им импонирует чешское студенчество, ставшее большой социальной силой. Некоторые даже рассматривают (правда, гипотетически) возможность повторения чешского опыта у нас. 
     
Особенно большой интерес вызывает создание оппозиционный партии. Само слово «оппозиция» очень нравится студенту, да и для наиболее мыслящих создание оппозиционной партии является решением парадокса, к которому они  пришли: «Борьба за Советскую власть – против Советской власти». Поэтому они с любопытством наблюдают за событиями в Чехословакии. Материалы, приводимые в советской прессе, кажутся им достаточно безобидными, чтобы о чем-либо беспокоиться, а официальные комментарии чересчур резкими. 
       
Те события, развития которых студенчество боится, относятся к Китаю. Плодовитая нация во главе с Мао, по мнению студенчества, рано или поздно начнет войну. Тревога и озабоченность в отношении Китая доминирует во всех разговорах молодежи на политические темы….
    
Резко отрицательным стало отношение к Кубе. Контакты с нашими моряками, рассказывающими о хамском обращении с ними, вызывают у молодежи озлобление. К слову, политика помощи слаборазвитым государствам поддержкой у молодежи не пользуется. Все считают, что надо кормить собственную страну, а не «неблагодарных братьев».

          3. СИОНИЗМ И АНТИСЕМИТИЗМ
        
Данная проблема является одной из главных для Одессы. Громадный процент «легальных» евреев и еще большее число евреев замаскировавшихся,  но не переставших исповедовать основные принципы своей нации, накладывают отпечаток на сознание каждого одесского студента. Основные черты еврейской нации – материализм, стремление пробиться наверх любой ценой, проникновение во все щели, поддержка друг друга во всех критических ситуациях – оказывают немалое идеологическое влияние на молодого студента.
     
Контакт ежедневный и ежечасный с евреями, с одной стороны, возбуждает в студенчестве сильную неприязнь к этой нахальной и беспринципной нации, но другая сторона вопроса – принятие многими студентами еврейских взглядов на жизнь. Именно отсюда те беззастенчивые высказывания о партии и необходимости вступления в нее, которые приводились в предыдущих главах обзора. Незаметно студент начинает все явления окружающего мира воспринимать с материально-стоимостной точки зрения, а это делает его совершенно незащищенным от доводов западной пропаганды.
       
Евреи очень любят поддерживать легенду о жестоком антисемитизме в Советском Союзе, потому что на ней можно выгодно спекулировать. Очень многие лодыри, бездарности и пр., в разговорах с автором обзора относили свои неудачи на счет антисемитизма. Однако в отношении к студенчеству можно говорить лишь об оборонительном антисемитизме, поскольку в группах еврейское засилие чувствуется очень сильно. Конкурентоспособные, пробивные евреи оттесняют русских и украинцев, формируя тем самым у них четкие антисемитские настроения. Иногда противоречия обостряются….
    
Израильская агрессия резко повысила сионистские настроения в студенческой среде и еще больше усугубила национальные трения. Масса произраильских сионистских анекдотов, ликование евреев вызвали струю антисемитских настроений.
        
Молодежи не хватает эрудиции и умения обобщать, чтобы достойно ответить сионистским элементам, высчитывающим процент евреев среди великих. Основным аргументом сионистов в таких спорах является Маркс. Именно сионистская среда подхватила слух о еврейском происхождении Ленина. В чистом виде сионизм не воспринимается основной массой студенчества. Но евреи очень умно подменяют ярлык «еврейский» на ярлык «одесский», и такая замена способствует широкому внедрению еврейского в быт студенчества. Русские и украинцы танцуют «одесский» танец «Семь – сорок» во всех городах, куда они приезжают как гости, и большинство из них не подозревает, что это – еврейский «Фройлехс»….

Однако сионистские настроения в еврейской среде – явление временное. Официальная жесткая линия, о которой все евреи говорят с ужасом и страхом как о своем будущем, во многом бы способствовала уничтожению влияния евреев. Это почти единодушное мнение нееврейской части студенчества.

   Глава 5. Характерные черты современного студенчества
         1.  АПОЛИТИЧНОСТЬ 
        
Выше рассмотренные факторы и обстоятельства приводят к тому, что одной из самых характерных  социальных черт студента является его аполитичность. Она колеблется  межу крайними полюсами – один из них сформирован собеседником автора обзора: «А мне один … что социализм, что капитализм – лишь бы хорошо платили», а второй – это песни Галича, самиздатовские произведения и пр.
    
Самым главным свойством мировоззрения студента является его внеклассовый характер.  Во всех столкновениях с вражеской идеологией студент использует любые категории – зла и добра, хорошего и плохого – кроме классовых. В забастовках он видит только фактор экономический, а призыв – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» настолько ему примелькался, что он его не замечает. В своих теоретических выкладках современный студент исходит из географических, расовых, национальных различий – но только не классовых. Поэтому так популярна в студенческой среде поэзия Коржавина. Многие из студентов могли бы повторить за ним:

            Можно строчки нанизывать
            Посложней и попроще, 
            Но никто нас не вызовет
            На Сенатскую площадь….

Всплеск общественных эмоций, связанных с процессом Синявского и Даниэля, был только видимостью борьбы. Все ораторы и защитники прекрасно понимают, что ни о какой организации или решительном протесте речь идти не может. И поэтому среди студенчества – имеется в виду его идеологически осознающая себя часть – укрепляется настроение безвременья. 
     
Многие из собеседников автора обзора говорили о невозможности полностью посвятить себя работе и семье, о необходимости общественного проявления. Однако в рамках официальных они не хотят действовать, а других путей они не видят. Отсюда лишь два выхода – упование на эволюцию партии, на приход к власти умного руководителя и т.д., либо исход, о котором поется в популярной песне Коржавина:

               В наши тяжкие времена,
               В наши скорбные времена,
               В наши подлые времена
               Человеку нужна жена,
   Нужен домик и нужен сад
               И друзей молчаливый взгляд,
               И тогда-то, быть может, он
               И дождется иных времен.

Очень распространен среди молодежи уход в науку, которая не знает политических кризисов и которая может целиком заполнить жизнь. Однако тех, кто выдержал бы такой путь, очень мало. Обычно через некоторое время они снимают возникшие противоречия в двух испытанных успокоителях – сексе и пьянстве.

       2. СТУДЕНЧЕСТВО И СЕКСУАЛЬНОСТЬ 
      
Сексуальность является одной из основных составляющих общественного настроения студента. В этой проблеме он тоже противопоставляет себя официальному мнению, которое называет «аморальными» подобные поступки. Можно без преувеличения сказать, что нигде западный образ жизни  не оказывает такого влияния, как в области секса.
    
В застольных разговорах непрерывно фигурируют западные женщины, которые умеют следить за собой, в противоположность «нашим коровам», западная свобода любви и т.д. Весьма стесненное положение студента в этом вопросе – отсутствие жилплощади у иногородних, непрерывные налеты общественности на общежития с целью обнаружения парочек и непрерывный надзор родителей у одесситов – приводит к мысли о необходимости публичных домов, которая отстаивается с неслыханным упорством. 
    
Характерно, что семья не рассматривается молодежью как ячейка общества, а просто считается союзом людей для удовлетворения сексуального желания. В семейных отношениях тоже резко критикуется государство, потому что все вопросы совместной жизни упираются в материальную обеспеченность, которая явно недостаточна для удовлетворения растущих запросов молодых семей. К детям отношение весьма прохладное, и по возможности стараются подольше их не иметь. Резко критикуется позиция государства в вопросе противозачаточных средств.

Подход к сексуальной проблеме у большинства примитивен, совокупление происходит в любой обстановке и в любой позе, эстетический критерий полностью отсутствует. Нередки коллективные сборища, когда в одной комнате собирается несколько пар. Поэтому распространены случаи «обмена» и «перехвата» женщин от одного мужчины к другому. Резко возрос процент половых извращений, что свидетельствует о пресыщении и отсутствии духовной стороны интимной жизни…

    3. СТУДЕНЧЕСТВО И ПЬЯНСТВО
        
Пьянка стала настоящим бичом одесского студенчества. Встречая друга, приятеля, совершенно незнакомого человека, после беседы студент пересчитывает в кармане мелочь и заходит с ним в погребок. Распространенность подобных заведений в нашем городе обусловливает возможность напиться в короткий срок за небольшую сумму денег.

Практически студент пьет каждый день. Стало признаком хорошего тона выпивать до лекций, после  лекций, а теперь и в перерывах. Здесь действует безотказное «кольцо» - сегодня ты поишь меня, завтра я буду поить тебя и т.д. В общежитии каждый день находится повод для выпивки. У большинства иногородних студентов виноградники в селах, и потому в общежитии всегда есть вино или самогон. Пьянка стала распространенным развлечением. Ведь кроме лекций и лабораторок студенту больше нечего делать.  Для выхода в театр, филармонию и т.д. в Одессе необходим хороший костюм, кинофильмы просмотрены, следовательно, можно только играть в преферанс (т.е. пить во время и после игры) либо просто пить. После двух стаканов в пуки берется гитара (менестрель есть на каждом этаже и в каждой компании), и начинается очередной концерт песен Высоцкого, частично Галича, поются и собственные «самоделки». Потом разговор переползает на политические темы. Повторяемые в сотый раз факты и доводы создают у пьяной кампании видимость духовной жизни. Однако иногда пьяный угар приводит и к поступкам антисоциального характера. Один из студентов, напившись, завернулся в простыню, как в тогу, и вышел на площадь Октябрьской революции проповедовать ницшеанство. Другая группа студентов влезла на крышу госбанка для того, чтобы сбросить лозунг «Слава КПСС!». Чаще всего дело ограничивается пьяной дракой, взаимным лобызанием и битьем фонарей.
        
Любопытно, что в пьяном состоянии студенты очень легко сходятся с посторонними людьми, с пьяным восторгом принимая их идейную платформу, и готовы помочь любому в осуществлении его замыслов – «ведь он такой хороший парень!». Для того, чтобы выпить, студент пускается во все тяжкие – ради вечера в «Лондонской» он сдает кровь или играет на бегах и т.д.
        
Пьянство распространяется все дальше и дальше. В момент поступления автора обзора в институт пили в основном студенты третьего курса и выше. Теперь пить начинают с первого семестра обучения» [1].

Как видим, руководство КГБ, и Филипп Денисович Бобков внимательно внимали самую нелицеприятную критику, считая что из нее необходимо делать практические выводы.

И, кстати сказать, данный доклад был подготовлен кандидатом на зачисление в кадры Комитета государственной безопасности.
А теперь об оценке Ю.В. Андроповым причин событий в Польше.

- Бывшее руководство ПОРП, – с горечью и тревогой говорил он в конце мая 1981 г. как членам Политбюро и Секретарям ЦК КПСС, так и членам Коллегии КГБ, – не смогло ни правильно понять настроения масс, ни оказать на них необходимого влияния… Образовался вакуум в политико-идеологической области, который быстро заполнился церковью, различными оппозиционными группками антисоциалистического толка. Оппозиционные силы, закоперщики акций неповиновения властям  – воспользовались недовольством в рабочей среде, возникшим на почвенеудовлетворенности решением социально-экономических проблем, толкнули рабочих на забастовки.
         
Как видим, предостерегая своих коллег по партийному ареопагу об опасности повторения подобных ошибок, Ю.В. Андропов отнюдь не пытался всю вину за подобное развитие событий возлагать исключительно на иностранные спецслужбы. Однако находившийся там же Секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев, вряд ли усвоил эту банальную истину.
         
С горечью говорил Андропов и о том, что «руководство МВД Польши проявило явную беспечность перед лицом возникших в разных местах антисоциалистических формирований, исходя из принципа «если мы их не тронем, то и они нас не тронут». Все это сказано не в упрек нашим польским товарищам, – подчеркивал Андропов, – а для того, чтобы мы сами отчетливо увидели явления, мириться с которыми нельзя. Мы должны остро, своевременно и, я бы сказал, жестко реагировать на всякого рода антиобщественные проявления, возникающие в нашей стране. Это,разумеется, не следует воспринимать как призыв применять уголовные меры налево и направо, но действовать надо строго, помня об интересах всего общества». [2].
     
О причинах постигшей страну в 1990-е годы геополитической катастрофы  Ф.Д. Бобков позднее писал: «в годы разгара «холодной войны» ее как войну не воспринимали. О ней говорил и писал лишь ограниченный круг партийных лекторов, да лидеры в докладах цитировали потребные выдержки в пропагандистских целях. Никто при этом не предупреждал об опасности «холодной войны» для государства. В КГБ такую опасность понимали и в меру сил старались не только помочь руководству страны ее осознать, но и стремились донести угрозу, таящуюся в «холодной войне», до широких слоев общественности» [3].
         
Но, как видим, «единственно верную истину» вещает высокомерно только А.С. Ципко. Мы же приведем еще одно мнение по данному вопросу: мы вынуждены согласиться с уже высказывавшимся, нелицеприятным мнением о том, что «уже с середины 1970-х годов в 5-м управлении отмечали откровенные симптомы игнорирования людских забот и переживаний», что «некоторые органы КПСС не только самоустранялись от конкретной организационно-социальной работы, но и от пропагандистского противодействия «социальной пропаганде» зарубежных идеологических центров, что КПСС «спала, усыпленная своей непогрешимостью» [4]. 

Следует подчеркнуть, что, в отличие от доктора философских наук Ципко, за рубежом прекрасно понимали содержание и назначение информационного противоборства с геополитическим конкурентом, каковым на Западе воспринимался Советский Союз.

Выступая 8 июня 1982 г. в британском парламенте с речью «Демократия и тоталитаризм», президент США Р. Рейган так охарактеризовал содержание и логику информационной войны против СССР: «Решающий фактор происходящей сейчас в мире борьбы – не бомбы и ракеты, а проверка воли и идей, испытание духовной смелости, испытание тех ценностей, которыми мы владеем, которые мы леем, идеалов, которым мы преданы» [5].
         
Стратегическими целями идеологических диверсий иностранных спецслужб являлось стремление – через использование направленного идейно-пропагандистского воздействия и психологических механизмов влияния на сознание индивидов и социальных групп, – превратить недовольство граждан отдельными жизненными обстоятельствами «в действие, в организованную силу, способную пойти на столкновение с существующим политическим режимом, обратить недовольных лиц в оппозиционеров, а последних – в откровенных антисоветчиков». О справедливости данного вывода свидетельствует тот факт, что в 1980-е годы, а также уже в начале двухтысячных годов, данный алгоритм действий был положен в основу тактики инспирирования «бархатных», или «цветных революций» по свержению неугодных США правительств иностранных государств.
       
В заключение напомним А.С. Ципко, что еще в декабре 1999 г. Советом национальной безопасности США в качестве директивы были утверждены «Рекомендации по информационному противоборству второго поколения». Таким образом, в США и других западных странах, опыт «холодной и психологической войны» против СССР», не только изучается, анализируется, но и «творчески перерабатывается» для дальнейшего «практического применения» в своих геополитических целях уже в изменившихся социально-экономических условиях. В этой связи исследование этой «закулисной» стороны международных отношений имеет и сегодня немаловажное прикладное значение.
        
В названной директиве СНБ 1999 г. были сформулированы следующие задачи, основанные на успешном, с точки зрения руководства США, опыте «психологической войны» против СССР:

- создание атмосферы бездуховности, разрушение национальных духовно-нравственных традиций и культивирование негативного отношения к культурно-историческому наследию;
- манипулирование общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп в целях создания обстановки напряженности и хаоса; подмена у граждан иностранных государств традиционных нравственных ценностей и ориентиров;
- дезинформация населения о работе государственных органов, подрыв их авторитета, дискредитация органов управления;
- подрыв международного авторитета государства, его сотрудничества с другими странами [6].
       
Об актуальности дальнейшего исследования опыта противодействия отечественных спецслужб акциям и операциям информационно-психологической войны против России свидетельствует следующее положение Доктрины информационной безопасности Российской Федерации: 
         
«Расширяются масштабы использования спецслужбами отдельных государств средств информационно-психологического воздействия, направленного на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в различных регионах мира и приводящие к подрыву суверенитета и нарушению территориальной целостности других государств. В эту деятельность вовлекаются религиозные, этнические, правозащитные и иные организации, а также отдельные граждане… Наращивается информационное воздействие на население России, в первую очередь молодежь, в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей» [7].

  1. РГАСПИ, Фонд 5, Опись 60, Д. 48, Лл. 120-153. Цитируется по: Интеллигенция и власть. //Исторический архив, М., 1994, № 1, сс. 175-193.
  2. Хлобустов О.М. Парадокс Андропова: Был порядок! М., 2014, с. 382.
  3. Бобков Ф.Д. Последние двадцать лет: Записки начальника политической контрразведки. М., 2006, с. 115.
  4. См. Макаревич Э.Ф. Секретная агентура: Штатным и нештатным сотрудникам посвящается. М., 2007, сс. 251, 271, 280 – 281.
  5. См.: Хлобустов О.М. КГБ СССР 1954 – 1991 гг. Тайны гибели Великой державы. М., 2012, с. 265.
  6. Гриняев С. Взгляды военных экспертов США на ведение информационного противоборства. // Зарубежное военное обозрение. М., 2001, № 8. (дата обращения 17 марта 2016 г.).
  7. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2016 г. № 646.



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх