ПОИСК ПО САЙТУ

Моисей Соломонович Урицкий



Моисей Соломонович Урицкий родился 2 (14) января 1873 года в г. Черкассах, в семье еврейского купца. Когда мальчику было 3 года, отец его умер. M. С. Урицкий остался на попечении матери и старшей сестры. Первая направляла все усилия к тому, чтобы воспитать сына в строго религиозном духе. До 13 лет молодой M. С. Урицкий изощряется в тонких и запутанных сплетениях талмуда. Внимание сестры было направлено в другую сторону; она рано угадала способности младшего брата и желала приобщить его к русской литературе. Ей это удается. В 13 лет M. С. Урицкий, против воли матери, усиленно начинает готовиться к вступительным экзаменам и, несмотря на 5-процентную норму, поступает в Черкасскую прогимназию. Окончив ее, он переезжает в Белую Церковь и поступает в гимназию. Несмотря на то, что приходится все время поддерживать свое существование личным трудом -— он давал уроки,-— он блестяще кончает гимназию и поступает в Киевский университет на юридический факультет. В 1897 году он кончает университет и поступает вольноопределяющимся на военную службу. 

М. С. Урицкий рано вступил на путь революционного рабочего движения и, еще будучи на гимназической скамье, организовал социал-демократический кружок. Работая пропагандистом в Киеве в социал-демократических организациях, объединяемых первым 
Киевским комитетом, ведает организацией получения нелегальной литературы из-за границы, входя затем в Киевский комитет. В 1897, по окончании ун-та и на 8-й день после поступления на военную службу, М. С. Урицкий был арестован по обвинению в принадлежности к с.-д. организации и по делу организованной им тайной бердичевской типографии. 

С тех пор вся жизнь М. С. Урицкого протекала в тюрьмах и ссылках. Сперва он был сослан в Якутскую область, где пробыл около 5 лет. После раскола РСДРП (1903) 
примкнул к меньшевикам. В 1905 под фамилией доктора Ратнера вел революционную работу в Петербурге. Но в начале 1906 года он опять арестован и ссылается в Вологодскую губ., a потом в Архангельскую. 

Накануне империалистической войны (1914) М. С. Урицкий эмигрировал за границу. Он был против этой империалистической бойни, занимал интернационалистскую позицию. 

После Февральской революции 1917 г. вернулся в Петроград, где вошел в группу «межрайонцев», вместе с которыми на VI съезде РСДРП(б) был принят в партию 
большевиков, избран в ЦК РСДРП(б). После съезда вошел в узкий состав ЦК. 

Сотрудничал в журнале «Просвещение», муниципальном органе «Город и земство», в газете «Рабочий путь». В начале октября М. С. Урицкий, как член ЦК РСДРП (б), направлен в Новгород, входивший в революционное кольцо, которое создавалось петроградскими большевиками вокруг столицы. На 1-й Новгородской губернской конференции РСДРП (б) сделал доклад о текущем моменте и призвал большевиков Новгорода готовиться к решающим боям за власть Советов. 

Участник совещания ЦК РСДРП(б) 10(23) октября 1917 г. С 16(29) октября — член Военно-революционного центра по руководству восстанием (Партийного центра), член ПВРК. Делегат II Всероссийского съезда Советов, избран членом ВЦИК. 

После победы Октябрьской революции — комиссар министерства иностранных дел, затем комиссар Всероссийской комиссии по делам созыва Учредительного собрания. В феврале 1918 г.— член Комитета революционной обороны Петрограда. 

С марта 1918 г.— председатель Петроградской ЧК. 

На долю M. С. Урицкого выпала самая тяжелая работа в революции,— обезвреживание врагов рабочей революции. Буржуазия изображала М. С. Урицкого воплощением жестокости и чуть ли нe кровожадным чудовищем. Нa самом деле это был один из гуманнейших людей. Неустрашимый борец, человек, не знавший компромиссов, он вместе с тем был человеком добрейшей души и кристальной чистоты. 

М. С. Урицкий знал, какая это нелегкая ноша — пост председателя чрезвычайной комиссии. На этом боевом посту он умер. Он был убит 30 августа 1918 года Леонидом Канегиссером. 

Из воспоминаний А. В. Луначарского. 

«Между тюрьмой и ссылкой я был отпущен на короткий срок в Киев, к родным. По просьбе местного политического Красного Креста я прочел реферат в его пользу. И всех нас — лектора и слушателей, в том числе Е. Тарле и В. Водовозова,— отвели под казацкимконвоем в Лукьяновскую тюрьму. 

Когда мы немного осмотрелись, то убедились, что это какая-то особенная тюрьма: двери камер не запирались никогда — прогулки совершались общие, и во время прогулок вперемежку то занимались спортом, то слушали лекции по научному социализму. По ночам все садились к окнам, и начинались пение и декламация. В тюрьме имелась коммуна, так что и казенные пайки, и все присылаемое семьями поступало в общий котел. Закупки на базаре за общий счет и руководство кухней с целым персоналом уголовных принадлежали той же коммуне политических арестованных. Уголовные относились к коммуне с обожанием, так как она ультимативно вывела из тюрьмы битье и даже ругательства. 

Как же совершилось это чудо превращения Лукьяновки в коммуну? А дело в том, что тюрьмою правил не столько ее начальник, сколько староста политических — Моисей Соломонович Урицкий. 

В то время носил он большую черную бороду и постоянно сосал маленькую трубку. Флегматичный, невозмутимый, похожий на боцмана дальнего плавания, он ходил по тюрьме своей характерной походкой молодого медведя, знал все, поспевал всюду, импонировал всем и был благодетелем для одних, неприятным, но непобедимым авторитетом для других. 

Над тюремным начальством он господствовал именно благодаря своей спокойной силе, властно выделявшей его духовное превосходство. 

Прошли годы. Оба мы были за это время в ссылке, оба стали эмигрантами. 

Левый меньшевик, Моисей Соломонович Урицкий был искренним и пламенным революционером и социалистом. Под кажущейся холодностью его и флегмой таилась исполинская вера в дело рабочего класса... 

Во время войны Урицкий, живя в Копенгагене, играл и там крупную роль, но свою огромную и спокойную организаторскую силу он развернул постепенно, во все более колоссальных размерах в России во время нашей славной революции. 

Сперва он примкнул к так называемой межрайонной организации. Он привел ее в порядок, и дело ее безусловного и полного слияния с большевиками было в значительной мере делом его рук. По мере приближения к 25 октября роль Урицкого все росла. 

Далеко не всем известна поистине исполинская роль Военно-революционного комитета в Петрограде, начиная приблизительно с 20 октября по половину ноября. Кульминационным пунктом этой сверхчеловеческой организационной работы были дни и ночи от 24-го по конец месяца. Все эти дни и ночи Моисей Соломонович не спал. Вокруг него была горсть людей тоже большой силы и выносливости, но они утомлялись, сменялись, несли работу частичную. Урицкий с красными от бессонницы глазами, но все такой же спокойный и улыбающийся оставался на посту...». 

Подробнее см.: Моисей Соломонович Урицкий / Гвардия Октября. Петроград. М.: Политиздат, 1987. С. 173-184. 

Книга «Гвардия Октября. Петроград» о тех, кто в октябре 1917 года возглавил вооруженное восстание в Петрограде. В ней помещены очерки и воспоминания о В. И. Ленине, Я. М. Свердлове, М. И. Калинине, Ф. Э. Дзержинском и других соратниках вождя революции. Некоторые материалы публикуются впервые. 

Источник электронной версии книги: Научная юридическая электронная библиотека «Наука Права» https://www.naukaprava.ru/








Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх