ПОИСК ПО САЙТУ

80 лет назад, решения VII конгресса Коминтерна и создание Антифашистского народного фронта в Латвии


80 лет назад, 11 февраля 1939 года, состоялась историческая XXVI конференция Коммунистической партии Латвии, взявшая курс на создание Антифашистского Народного Фронта и революционного правительства.

"РЕШЕНИЯ VII КОНГРЕССА КОМИНТЕРНА И БОРЬБА КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ПРИБАЛТИКИ ЗА СОЗДАНИЕ АНТИФАШИСТСКОГО НАРОДНОГО ФРОНТА"

(на примере деятельности Коммунистической партии Латвии в 1935-1940 гг.)



Автор: А. А. Дризул
Источник: "Победа социалистических революций 1940 г. в Литве, Латвии и Эстонии", Институт Истории АН Литовской ССР, Вильнюс, 1983 (отв.ред. И. И. Минц), стр. 48-67.
На фото: плакат: "Долой империалистическую войну! Долой капиталистическую реакцию!" (Латвия, 1940 г.)



VII конгресс Коминтерна (июль-август 1935 г.) занял особое место в истории международного коммунистического и рабочего движения, определив стратегию и тактику коммунистических партий в конкретно-исторической обстановке 30-х годов, когда фашизм пришел к власти в одних странах и, приступив к развязыванию второй мировой войны, создал реальную угрозу для других стран. Основная задачаVII конгресса Коминтерна заключалась в разработке такой тактики, которая помогла бы объединить всех трудящихся на борьбу против фашизма и новой войны, для того чтобы от отпора фашистскому наступлению перейти к борьбе за власть пролетариата, за социализм.

Определив классовую сущность фашизма у власти, как ". ..открытой террористической диктатуры наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала..."(1)VII конгресс Коминтерна по-ленински констатировал, что приход фашизма к власти означал не общую смену одного буржуазного правительства другим, а замену одной из форм классового господства буржуазии — буржуазной парламентарной демократии — другой его формой — политической реакцией, фашизмом.

Политический кризис начала 30-х годов выдвинул перед рабочим классом новую альтернативу — буржуазная демократия или фашизм. Конгресс по-новому поставил вопрос об отношениях с социал-демократией: требовалось привести расстановку политических сил в прямое соответствие с главной задачей рабочего движения в данный исторический момент — ограждением народов от фашизма и войны. Для этого было необходимо, в частности, решительно покончить с сектантством, которое стало серьезным препятствием на пути к единству действий рабочего класса. Кроме того, в конкретно-исторических условиях поворота от буржуазной демократии к крайней политической реакции уже и по существу было обоснованно считать социал-демократию везде и при всех условиях главной социальной опорой господствующих классов, а левые социал-демократические группировки рассматривать как главную опасность для рабочего движения.

VII конгресс Коминтерна основой тактики борьбы против фашизма и войны определил тактику создания единого рабочего и народного фронта под руководством пролетариата. Принципы ее сформулировал В.И. Ленин еще на III конгрессе Коминтерна (июнь-июль 1921 г.), но они не были последовательно выдержаны в дальнейшем. "Перед лицом величайшей угрозы фашизма (...), — подчеркнуто в решениях VII конгресса Коминтерна, — осуществление единого фронта борьбы рабочего класса представляет на нынешнем историческом этапе главную, ближайшую задачу международного рабочего движения"(2). Смена конгрессом прежней тактики борьбы коммунистических партий и широкая, гибкая постановка вопроса о едином рабочем фронте вовсе не означала отказа от конечных целей движения — борьбы за диктатуру пролетариата, за социализм — и примирения с оппортунизмом, носителями которого продолжали оставаться правые лидеры социал-демократии. Борьба за демократию укрепляла позиции пролетариата в общедемократическом народном фронте, содействовала созданию и укреплению союза рабочего класса, трудового крестьянства и всех трудящихся масс, т.е. в конечном итоге способствовала формированию политической армии социалистической революции. Конгресс разработал принципы создания народного фронта путем объединения на базе единого рабочего фронта широких слоев крестьянства, мелкой городской буржуазии, трудовой интеллигенции, вырывая их из-под влияния фашистской идеологии. Конгресс указал, что главным средством создания народного фронта является последовательная борьба революционного пролетариата в защиту требований и интересов этих слоев.

VII конгресс Коминтерна разработал вопрос о правительстве народного фронта, сформулировал конкретные условия его создания, поддержки его коммунистическими партиями и участия в нем, что не было сделано ранее при выдвижении лозунга рабочего правительства на IV конгрессе Коминтерна (ноябрь-декабрь 1922 г.) и впоследствии расширенного до лозунга рабоче-крестьянского правительства. Конгресс рассматривал правительство народного, фронта как власть широкой классовой коалиции, направленной против фашизма и войны. Эта власть в своем развитии при благоприятных условиях могла проложить путь к диктатуре пролетариата.

Развитие буржуазного государства в эпоху империализма, процесс изменения его организационных форм и методов деятельности характеризуются поворотом от буржуазной демократии к политической реакции, на что ещёв 1916 г. указывал В.И. Ленин: "И во внешней политике, и во внутренней одинаково, империализм стремится к нарушениям демократии, к реакции. В одном смысле неоспоримо, что империализм есть "отрицание" демократии вообще, всей демократии"(3).

В.И. Ленин дал классическое определение империализма как высшей и последней стадии капитализма. Он указывал, что "экономически империализм (или "эпоха" финансового капитала, дело не в слове) есть высшая ступень развития капитализма, именно такая, когда производство стало настолько крупным и крупнейшим, что свободу конкуренции сменяет монополия. В этом экономическая сущность империализма"(4). Эта особенность экономического строя капиталистического общества эпохи империализма вызывает, в свою очередь, изменения в его политической надстройке, заставляет ее приспосабливаться к задачам монополистических кругов. Отсюда "политической надстройкой над новой экономикой, над монополистическим капитализмом (империализм есть монополистический капитализм) является поворот от демократии к политической реакции. Свободной конкуренции соответствует демократия"(5). Этот поворот к реакции происходит в условиях ожесточенной классовой борьбы и, как всякий исторический процесс, получает различное окончательное оформление в разных странах и в разные периоды, в зависимости от конкретно-исторической обстановки. Наиболее яркой и завершенной формой политической реакции в эпоху империализма является террористический фашистский режим. Такая форма господства буржуазии была установлена в 20-30-х годах ХХ в. в ряде стран Западной Европы. Так, в 1922 г. власть в Италии захватила фашистская партия Муссолини, в 1933 г. в Германии — национал-социалистическая партия Гитлера, в 1939 г. в Испании — фалангистская партия Франко.

В планах империалистов США и Западной Европы большое место отводилось государствам "санитарного кордона" как плацдарму для нападения на Советское государством в силу этого не случайным был процесс фашизации этих стран при активной поддержке западноевропейских и американских империалистов.

В июне 1923 г. в Болгарии в результате фашистского переворота к власти пришло фашистско-монархическое правительство Цанкова.

В мае 1926 г. в Польше Пилсудский с помощью реакционных главарей ППС (Польская социалистическая партия) захватил власть и установил фашистский режим "санации" ("оздоровления") государства.

В декабре того же 1926 г. в Литве буржуазные партии таутининков и христианских демократов при поддержке ляудининков и правых социал-демократов совершили фашистский переворот, приведший к установлению режима Сметоны.

В марте 1934 г. в Эстонии был установлен фашистский режим Пятса и Лайдонера при активном участии партии "вабсов". В мае 1934 г. в Латвии лидер буржуазной партии "Крестьянский союз" Ульманис при поддержке айзсаргов и армейских частей совершил государственный переворот и установил фашистский режим.

В феврале 1938 г. в Румынии с помощью национал-христианской партии был установлен королевский режим, что явилось шагом на пути к полной фашизации страны.

Таким образом, государственный строй всех сопредельных с Советским Союзом стран Восточной Европы был в той или иной мере фашизирован. Установление фашистских режимов в этих странах еше больше усилило их экономическую и политическую зависимость от империалистов Западной Европы и США.

Временная реставрация капитализма, насильственный отрыв от Советской России, осуществленные с помощью немецких, английских и других империалистов, привели Прибалтийские страны, закабаленные иностранным капиталом, на край гибели. В ходе своего развития буржуазная Латвия, так же как Литва и Эстония, зашли в тупик. Это сказывалось во всех областях — экономической (подчинение страны иностранному капиталу и зависимость от него народного хозяйства), внутриполитической (банкротство правящей клики и обострение классовых противоречий в стране), внешнеполитической (реальная угроза захвата Прибалтики гитлеровской Германией), культурной (разложение буржуазной культуры). Трудящиеся массы Латвии, Эстонии и Литвы под руководством коммунистических партий, действовавших в тяжелых условиях подполья, неустанно усиливали революционную борьбу против господства буржуазии, выступали за восстановление Советской власти.

Фашистский гнет всей своей тяжестью обрушился не только на рабочий класс, но и на подавляющее большинство нации. Средние слои городского и сельского населения также были обречены фашистской кликой на политическое бесправие и материальные лишения.

Фашистские заправилы растаптывали демократическую культуру латышского и других прибалтийских народов, демагогически проповедуя единство нации, старались всемерно насаждать идеологию буржуазного национализма, оголтелого шовинизма. Но фашизм привел к еще более резкому обострению классовых противоречий и классовой борьбы в Прибалтийских странах. Стремясь любыми средствами удержаться у власти, буржуазия Латвии, Эстонии и Литвы пошла на предательство национальных интересов, намереваясь отдать Прибалтику гитлеровской Германии. Таким образом, весь ход исторического развития буржуазных стран Прибалтики на протяжении двадцати лет неизбежно и закономерно подводил Латвию, Эстонию и Литву к социалистической революции как к единственному выходу и спасению от полной национальной катастрофы. С осени 1939 г. в странах Прибалтики начала назревать революционная ситуация — прямой результат внутренней и внешней политики правящих клик, господства буржуазии и обострения классовой борьбы в Эстонии, Латвии и Литве.

Борьба международного пролетариата против гнета капитала и всемирно-исторические завоевания советского народа в строительстве социализма вдохновляли трудящихся Прибалтики на борьбу против фашизма. В тяжелых условиях фашистских репрессий нелегальные коммунистические партии Латвии, Литвы и Эстонии сплачивали силы рабочего класса и одновременно боролись за создание широких антифашистских народных фронтов, объединяя все демократические силы вокруг рабочего класса. Объединенному фронту буржуазии коммунисты Прибалтики противопоставили единство тактики и борьбы трудящихся масс за единую цель — свержение власти фашистских клик и восстановление Советской власти. В резолюции Польско-Прибалтийского лендер-секретариата Исполкома Коминтерна, принятой 7 мая 1935 г., о задачах КП Латвии в борьбе против угрозы войны и агрессивных планов гитлеровской Германии указывалось, что "(...) только братский союз трудящихся всех народов Прибалтики может обеспечить латышскому, литовскому и эстонскому народам свободу и национальную независимость"(6). Центральный орган КП Латвии газета "Циня" в 1937 г. писала: "Единый фронт пролетариата уже стал могучей притягивающей силой всех слоев трудящихся, пробудившихся к борьбе против фашистской диктатуры"(7).

Опираясь на успехи в борьбе за единый пролетарский фронт, заключение в 1934 г. договора о единстве действий между двумя нелегальными партиями рабочего класса — КП Латвии и Социалистической рабоче-крестьянской партией Латвии (СРКПЛ) в борьбе против фашизма, обьединение организаций коммунистической и социалистической молодежи и создание в 193б г. единого Союза Трудовой молодежи Латвии (СТМЛ), КП Латвии выдвинула задачу сплочения всех прогрессивных сил народа и создания антифашистского народного фронта как решающей силы для свержения фашистской клики. Руководствуясь решениями VII конгресса Коминтерна, КП Латвии впервые сформулировала задачи народного фронта в опубликованном в 1936 г. манифесте "Объединимся в борьбе против фашистского варварства!". В том же году СРКПЛ опубликовала установки своей партии о народном фронте в документе "Единый революционный фронт против фашизма в Латвии"(8). Программные документы обеих партий были рассмотрены на совместном совещании представителей секретариатов КП Латвии и СРКПЛ в ноябре 1936 г., в решении которого отмечалось: "Обе партии в основном одинаково оценивают политическое положение и ближайшие задачи рабочего класса Латвии"(9).

В годы господства националистической буржуазии Коммунистическая партия Латвии, руководствуясь ленинским учением о необходимости создания союза рабочего класса и крестьянства для победы социалистической революции, вела упорную борьбу за превращение трудового крестьянства в союзника пролетариата. Только вырвав трудовое крестьянство из-под политического влияния буржуазии,объединив рабочий класс и крестьянство, создав между ними политический союз, можно было решить основную задачу — «свергнуть фашизм и восстановить Советскую власть. В конкретно-исторических условиях фашистской Латвии формой политического союза рабочего класса и крестьянства являлся антифашистский народный фронт, куда, кроме рабочего класса и его основного союзника — беднейшего крестьянства, должны были войти и другие социальные группы населения, недовольные внутренней и внешней политикой фашизма и заинтересованные в свержении фашистского правительства и обеспечении мира и безопасности своей и других Прибалтийских стран.

Коммунистическая подпольная печать того времени как в периодических изданиях, так и в ряде листовок и воззваний, и, в частности, в программных воззваниях КП Латвии "За свободу и независимость народа! (март 1938 г.) и "Не отдадим Латвию Гитлеру!" (июль 1938 г.) подчеркивала, что трудовое крестьянство является основным союзником пролетариата в борьбе против фашизма, за демократические свободы и национальную независимость страны. Общность жизненных интересов рабочего класса и трудового крестьянства, которые могли улучшить свое экономическое и политическое положение только путем свержения фашистского режима, создавала прочную основу для их политического союза.

"Таким образом, — указывал ЦК КП Латвии в начале 1938 г., — борьба за единый фронт в рядах рабочего класса перерастает в борьбу за единый фронт всех трудящихся, за народный фронт борьбы против фашизма. В этой борьбе коммунисты всегда были и будут на первом месте, потому что они знают, что путь к завоеванию диктатуры пролетариата, путь к социализму ведет через несокрушимый блок пролетариата с его союзниками"(10).

В условиях фашистской Латвии, как и других стран Прибалтики, несмотря на террор и репрессии, а также социальную демагогию фашизма, объективно сложились более благоприятные условия для создания политического союза рабочего класса и трудового крестьянства, чем в предыдущий период развития буржуазно-демократических государств. Слабость буржуазии Латвии, равно как Литвы и Эстонии, проявлялась и в том, что фашизм предельно обнажил классовые противоречия, ранее прикрывавшиеся институтами буржуазного парламентаризма и иллюзиями демократических свобод, С помощью правых социал-демократов буржуазии после поражения Советской Латвии удалось расколоть пролетариат и в течение длительного времени, опять-таки при поддержке правых социал-демократов — своей агентуры в рабочем движении, сохранять влияние среди значительной, но политически наименее сознательной части рабочего класса.

Используя аграрную реформу 1920 г., осуществление которой было преднамеренно растянуто на 20 лет, буржуазия и социал-демократические вожаки на время посеяли у немалой части безземельного и малоземельного крестьянства надежду на получение земли и оторвали эту крестьянскую массу от пролетариата. В результате до мирового экономического кризиса конца 20-х — начала 30-х годов трудовое крестьянство очень медленно вступало в революционное движение. Только в ходе проведения аграрной реформы, особенно на заключительном ее этапе, когда все более отчетливо стали проявляться капиталистический характер реформы и ее противоречия, малоземельные и часть среднего крестьянства убедились, что буржуазия их обманула. Проведение аграрной реформы в Латвии (и в Прибалтике в целом) привело к тому, что основная часть земельного фонда страны оказалась в руках кулачества.

В годы фашистского режима, на которые приходится заключительный этап проведения аграрной реформы, глубокий процесс расслоения крестьянство вел к быстрому революционизированию латвийской деревни.

Значительные перемены произошли и в среде рабочего класса Латвии. Неустанная борьба КП Латвии против раскола рабочего движения, за единство действий рабочего класса увенчалась успехом. В ходе борьбы против фашизма был создан единый пролетарский фронт, и Компартия Латвии стала его организующей и руководящей силой. В борьбе за завоевание большинства рабочего класса коммунисты добились значительных успехов, и, хотя продолжала существовать вторая партия рабочего класса – СРКПЛ. КП Латвии в годы фашистской диктатуры стала признанным вождем всего рабочего класса.

Таким образом, политические изменения в расстановке классовых сил в годы правления фашистской клики способствовали образованию и упрочению под руководством КП Латвии союза рабочего класса и крестьянства, который характеризовался тем, что возник и окреп в ходе борьбы за создание антифашистского народного фронта и получил выражение в мощном антифашистском движении. В условиях фашистского режима защита пролетариатом в борьбе за создание народного фронта насущных интересов трудового крестьянства приобрела особо важное значение.

Г. Димитров в докладе на VII конгрессе Коммунистического Интернационала указывал: "Основное, самое решающее для установления антифашистского народного фронта — это решительное выступление революционного пролетариата в защиту требований этих (мелкобуржуазных, — А.Д.)слоев и, в частности, трудящегося крестьянства, требований, которые идут по линии коренных интересов пролетариата при сочетании в процессе борьбы требований рабочего класса с этими требованиями"(11).

Основные требования трудящихся масс, объединившихся в антифашистском движении, в том числе и требования трудового крестьянства, были сформулированы в платформе народного фронта. Организационной основой народного фронта в Латвии стало сотрудничество трех нелегальных организаций: КП Латвии, СРКПЛ и СТМЛ, объединивших вокруг себя широкие массы трудящихся.

Сплотив все антифашистские силы и опираясь на нараставшее движение единого народного фронта, КП Латвии выступила с требованием создания революционного правительства. Эту задачу в феврале 1939 г. поставила XXVI конференция КП Латвии, Конференция дала оценку политическому положению в стране, указала на нарастание революционной ситуации и возможность образования правительства народного фронта в условиях политического кризиса, когда господствующие классы уже не в состоянии справиться с могучим подъемом массового антифашистского движения. По соглашению КП Латвии и СРКПЛ еще в 1938 г. был разработан проект декларации и платформы народного фронта. В ноябре того же года он был обсужден на конференции СРКПЛ, а в феврале 1939 г. — на XXVI конференции КП Латвии. Проект платформы антифашистского народного фронта был принят обеими конференциями. XXVI конференция КП Латвии в своих решениях отметила, что эта платформа может стать основой для сплочения всех демократических сил Латвии в борьбе против фашизма, объединяя их в мощный народный фронт"(12).

Платформа народного фронта сформулировала основные политические и экономические задачи правительства после свержения фашизма. В числе политических задач были: создание народной армии и народной милиции для охраны демократического строя и защиты страны вместе с Красной Армией в случае нападения агрессоров; демократизация государственного, административного, судебного и школьного аппарата; созыв народного представительства – парламента – для установления нового государственного строя.

Правительство народного фронта намерено было обеспечить гражданам Латвии демократические свободы — слова, организаций, собраний, стачек, печати и религиозных взглядов, освободить политических заключенных, а также провести всеобщие, равные и прямые выборы в парламент при тайном голосовании.

В числе экономических задач платформа народного фронта предусматривала повышение заработной платы рабочих и служащих и улучшение положения всех трудящихся, социальное обеспечение в случае безработицы и старости, введение нормированного рабочего дня для сельскохозяйственных рабочих.

Программа народного фронта требовала сделать все возможное для полной ликвидации безработицы, ввести 8-часовой рабочий день на всех предприятиях и предоставлять рабочим и служащим ежегодно оплачиваемые отпуска сроком от двух недель до одного месяца.

Малоземельным и безземельным крестьянам предусматривалось дать наделы за счет государственной земли и части земли, конфискованной у сельской буржуазии, тесно связанной с фашистской кликой. Земельные владения предлагалось ограничить в пределах 30 га. Предусматривалось ликвидировать долги трудящихся крестьян, уменьшить им налоги и предоставить кредиты.

Платформа содержала требование ликвидации монополий фашистской клики и крупной буржуазии.

В области культуры намечалось отменить все ограничения на посещение школы детьми рабочих, крестьян и ремесленников; ввести бесплатное обучение в школах и стипендии студентам; демократизировать высшую школу и оказать поддержку театрам, клубам и другим учреждениям культуры и искусства. Платформа народного фронта декларировала национальное равноправие жителей Латвии, предоставление каждому народу права пользования родным языком в школах, театрах, печати, на собраниях.

Коммунистическая партия Латвии указывала, что первой Задачей демократических сил после свержения фашизма будет "укрепление демократического строя и реализация платформы народного фронта"(14).

КП Латвии подчеркивала, что борьба против фашизма на основе платформы народного фронта не будет борьбой за восстановление старой буржуазно-демократической Латвии. "Мы не собираемся возвращаться к бывшим демократическим порядкам с их полицейским режимом и гнетом, к демократии, которая взрастила в недрах своих фашистскую диктатуру и способствовала приходу фашисюв к власти. Мы зовем на борьбу за истинную, подлинную демократию и свободу", – писала "Циня" в 1939 г.(15).

Развернув широкую агитационно-пропагандистскую и организационную работу, партия обратилась с призывом к трудящимся Латвии: "Организуйтесь в группы и комитеты единства народного фронта! Несите в массы ясные требования, задачи и цели программы народного фронта! Выступайте против предательского правительства Ульманиса, против банд гитлеровских захватчиков, за свободную демократическую Латвию!"(16).

Идею национальной независимости и стремления трудящихся к миру партия неразрывно связывала с борьбой против фашизма.

Десятки тысяч нелегально распространявшихся по всей стране листовок и воззваний КП Латвии, активизация деятельности нелегальных комитетов единства и других организаций народного фронта свидетельствовали о том, что призывы партии встретили поддержку широких народных масс. Трудящиеся Латвии все активнее выступали против антинародной предательской политики клики Ульманиса. Во главе освободительного движения народных масс шел рабочий класс под руководством коммунистов.

Характеризуя борьбу пролетариата Латвии в годы фашистского режима, "Циня" писала, что "несмотря на террор фашистской реакции, рабочий класс Латвии в течение всего времени фашистской клики продолжал героическую борьбу против фашизма за свои права: уже в 1937 году вспыхнули массовые стачки транспортных рабочих, рабочих, занятых в деревообрабатывающей, стекольной промышленности и других отраслях производства; нарастала борьба и в 1938 г., причем характерно, что во всех конфликтах рабочие, за небольшим исключением, одержали победу. Взломав лед оцепенения наперекор всем полицейским репрессиям, особенно широкие волнения поднялись в 1939 г., и особенно в конце года.(17) Обращаясь к трудящимся, "Циня" в 1939 г. указывала, что впереди предстоят еще тяжелые бои за освобождение народа от фашистского гнета. "Неправильным является мнение, – писала "Циня", – что нас освободят какие-то внешние силы. Свободу надо завоевать самим"(18).

С началом второй мировой войны позиции империализма в Латвии оказались ослабленными. Под воздействием движения народного фронта, выступавшего за укрепление безопасности страны, под напором масс правительство Латвии заключило 5 октября 1939 г. договор о взаимопомощи с Советским Союзом. Этот договор в конкретно-исторической обстановке того времени имел принципиально важное значение для судеб народа. Советско-латвийский пакт ограждал Латвию от угрожавшей тогда агрессии империалистов, а также предотвращал возможность иностранной военной интервенции со стороны империалистических держав в случае открытого выступления масс против правящей клики буржуазии. Как известно, в годы гражданской войны Советская власть в Прибалтике была подавлена в результате интервенции вооруженных сил международного империализма при содействии местной буржуазии. Иная ситуация сложилась в 1939-1940 гг., когда в войну оказались вовлеченными империалистические державы Западной Европы и в то же время нарастало революционное движение трудящихся масс Прибалтики за свержение власти буржуазии. Оценивая сложившуюся в конце 1939 г. обстановку, орган Рижского комитета КП Латвии "За единство" отмечал, что "последние международные события создали для свержения фашистской диктатуры благоприятные обстоятельства. Они создали по всей стране атмосферу революционного движения и желание начать борьбу за разгром фашизма"(19).

октября 1939 г. состоялось заседание ЦК КП Латвии, на котором было принято решение о мобилизации всех сил трудящихся масс, объединенных в движении антифашистского народного фронта, на борьбу для свержения в ближайшее время фашистского правительства. С учетом внешней и внутренней обстановки ЦК КП Латвии констатировал, что в стране начинает созревать непосредственно революционная ситуация. Доказательством этого являлись усиливавшиеся открытые выступления рабочего класса, недовольство трудового крестьянства, антивоенные настроения, рост симпатий к Советскому Союзу среди трудящихся масс.

Основные установки решения ЦК КП Латвии от 8 октября 1939 г. были изложены в воззвании "Долой правительство Ульманиса, за правительство, избранное народом!", а также в очередных номерах нелегальной партийной печати (20). Требования народного фронта были призваны сплотить массы на борьбу против фашистского правительства. Основные положения платформы народного фронта стали впоследствии программой действия Народного правительства Кирхенштейна, созданного 20 июля 1940 г.

В решениях VII конгресса Коминтерна указывалось, что "существенной предпосылкой создания правительства единого фронта является положение: а) когда буржуазный государственный аппарат сильно парализован, так что буржуазия не в состоянии помешать созданию такого правительства; б) когда широчайшие массы трудящихся бурно выступают против фашизма и реакции, но еще не готовы подняться на борьбу за Советскую власть; в) когда уже значительная часть организаций социал-демократии и других партий, участвующих в едином фронте, требует беспощадных мероприятий против фашистов и других реакционеров и готова бороться совместно с коммунистами за проведение этих мероприятий"(21).

С учетом ситуации 1939 г. Компартия Латвии не выдвигала задачи немедленного установления диктатуры пролетариата, Советской власти, так как для этого еще не назрели соответствующие условия. Коммунистическая печать указывала в ноябре 1939 г., что "рабочий класс и трудовое крестьянство Латвии еще недостаточно организованы и объединены. За КПЛ еще не стоит большинство рабочего класса и трудового крестьянства, чтобы можно было призывать массы к борьбе за диктатуру пролетариата, за Советскую власть"(22).

КП Латвии в борьбе за победу социалистической революции руководствовалась тем, что создание правительства народного фронта и обеспечение демократических свобод даст возможность коммунистам успешнее организовать рабочий класс, укрепить его союз с беднейшим крестьянством, сформировать политическую армию социалистической революции и продолжать борьбу за конечную цель – установление диктатуры пролетариата.

Руководя борьбой трудящихся против фашистского режима в условиях нарастания революционной ситуации, КП Латвии учитывала, "что может наступить такое положение, когда создание правительства пролетарского единого фронта или антифашистского народного Фронта станет не только возможным, но и необходимым в интересах пролетариата"(23). Это правительство борьбы против фашизма и реакции, как указывал Г. Димитров в докладе на VII конгрессе Коминтерна, "в ряде стран окажется одной из важнейших переходных форм. Почему Ленин придавал такое чрезвычайно большое значение форме перехода к пролетарской революции? Потому, что он имел в виду "основной закон всех великих революций", тот закон, что одна лишь пропаганда и агитация не в состоянии заменить массам собственный политический опыт, когда речь идет о привлечении действительно широких масс трудящихся на сторону революционного авангарда без чего невозможна победоносная борьба за власть"(24). Правительство антифашистского народного фронта было необходимо, для того чтобы помочь широчайшим народным массам возможно скорее на собственном опыте усвоить, что им делать, где найти решающий выход, понять, какая партия заслуживает их доверия. "Иначе широчайшие народные массы, находясь в плену у мелкобуржуазных демократических иллюзий и традиций, могут даже при наличии революционной ситуации колебаться, мешкать и блуждать, не находя пути к революции, и затем попасть под удары фашистских палачей"(25). Исходя из тактических установок, данных VII конгрессом Коминтерна, КП Латвии выработала план осуществления социалистической революции с учетом конкретной расстановки классовых сил в стране. Этот план получил свое выражение в решении ЦК КП Латвии "О едином фронте рабочего класса", принятом на пленарном заседании 3 марта 1940 г.(26).

Решение ЦК КП Латвии "О едином фронте рабочего класса", выдвинувшее в качестве ближайшей практической задачи свержение фашистского правительства, исходило из конкретно-исторической обстановки как внутри, так и вне страны. Империалистические державы Западной Европы были скованы начавшейся второй мировой войной. Пребывание войск Красной Армии на территории Латвии оградило трудящихся от вмешательства иностранных империалистов во внутренние дела страны. Несмотря на усиление репрессий и террора, росло и ширилось революционное движение антифашистского народного фронта. Яркой демонстрацией нараставшего возмущения трудящихся масс антинародной политикой фашистского правительства явились политические акции 1 мая 1940 г.

Коммунистическая печать так оценила первомайские выступления пролетариата Латвии против фашистской диктатуры: "Эту вражаебность и ярость больше не сдержать. Ульманисовской диктатуре не выдержать силы их удара! Не надо быть оптимистом, чтобы предсказать, что 1 Мая будущего года латышские трудящиеся будут праздновать в свободной Латвийской Демократической Республике и, выйдя на демонстрацию под алым знаменем, будут призывать вместе со всем пролетариатом: "Долой империалистическую войну! Да здравствует мировая революция! Да здравствует социализм! Да здравствует 1 Мая!"(27).

Отдельные представители правящих кругов Латвии, чувствуя, что в условиях нараставшей революционной ситуации в стране положение фашистского правительства становится все менее прочным, предприняли попытку спасти прогнивший антинародный режим путем введения новой конституции и изменения состава правительства Ульманиса. Этот кризис политики господствующего класса в обстановке все возраставшего недовольства и возмущения угнетенных классов был характерным явлением, свидетельством быстрого нарастания революционной ситуации.

В июне 1940 г. в Латвии возникла непосредственно революционная ситуация. Этому в значительной степени способствовало то обстоятельство, что прибалтийские государства оказались слабым звеном в мировой системе империализма. Налицо был кризис внутренней и внешней политики господствующего класса. Его углубило требование Советского правительства 16 июня 1940 г. создать в Латвии такое правительство, которое добросовестно выполняло бы советско-латвийский пакт о взаимопомощи.

Под руководством КП Латвии все шире развертывалась борьба трудящихся масс за создание правительства народного фронта, которое обеспечило бы проведение демократических преобразований в стране. К середине 1940 г, в Латвии, как и во всей. Прибалтике, созрели предпосылки для свержения фашистской клики.

В.И. Ленин в статье "Крах II Интернационала" (1915) дал известное определение трех – главных признаковреволюционной ситуации. Не из всякой революционной ситуации, –  указывал В.И. Ленин, – возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к объективным переменам "(...) присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не "упадет", если его не "уронят""(28). Именно такая обстановка создалась в Латвии, как и во всей Прибалтике, летом 1940 г. Пролетариат Латвии возглавил борьбу трудящихся масс и под руководством Коммунистической партии довел ее до победы социалистической революции и установления диктатуры пролетариата.

Победа Советской власти в Прибалтике в 1940 г. явилась торжеством идей Великой Октябрьской социалистической революции, исторически закономерным актом, подготовленным всем предшествующим развитием стран этого региона, борьбой ее трудящихся масс под руководством коммунистических партий против эксплуататоров. Восстановление Советской власти в Латвии, Эстонии и Литве в 1940 г. красноречиво подтвердило ту истину, что историю нельзя повернуть вспять, что отжившие эксплуататорские классы могут лишь на время затормозить ее поступательное движение, но остановить поступь общества вперед к новому социалистическому строю они не в силах.

История убедительно доказала, что в результате Великой Октябрьской социалистической революции народы Прибалтики избрали политической основой своего государства Советы рабочих и крестьян и видели единственный путь к освобождению в братской дружбе с русским и другими народами Советского Союза. В годы временной реставрации капитализма и господства буржуазии в Прибалтике никакие репрессии и террор не могли уничтожить в сердцах трудящихся животворную идею Советской власти, подавить стремление к ее восстановлению.

Экономические и политические последствия второй мировой войны оказались для империализма сильнейшим ударом после Великого Октября. Отпадение от мировой капиталистической системы ряда стран Европы и Азии привело к расширению и укреплению мировой системы социалистических стран.

Характерно, что среди вступивших в лагерь социализма в период второй мировой войны или после нее оказались все страны ранее существовавшего "санитарного кордона" – Литва, Латвия, Эстония, Польша, Румыния, Болгария. Террористические реакционные методы правления не помогли буржуазии этих стран удержаться у власти, и ее поворот от буржуазной демократии к фашистской реакции в конечном итоге привел к свержению фашистского режима и установлению диктатуры пролетариата.

Советская власть обеспечила народам Прибалтики подлинную независимость, бурный рост народного хозяйства и расцвет национальной культуры. В дружной семье советских народов, с честью выдержав суровые испытания Великой Отечественной войны, республики Советской Прибалтики ныне успешно строят коммунистическое общество.


Примечания:

1) VII Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала: Резолюции. - М.,1935, с. 10. 
2) Там же, c.18.
3Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 93. 
4Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 93. 
5) Там же. 
6) Партийный архив Института истории партии при ЦК КП Латвии (далее: ПА ИИП при ЦК КП Латвии), ф. 240, оп. 2, д. 952, л. 2.
7Cīņa, 1937, N 1.
8) ПА ИИП при ЦК КП Латвии, ф. 240, оп. 1, д. 121, лл. 89-92.
9) Там же, л. 85; Cīņa, 1937, N 1. 
10) За единство, 1938, N 3. 
11) Димитров Г. Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса, против фашизма. - М., 1958, с. 32. 
12) Резолюция о всеобщем положении и народном фронте в Латвии. Cīņa, 1939, N 3. 
13Cīņa, 1940, N 2.
14) Там же. 
15Cīņa, 1939, N 5.
16) Там же.
17) Cīņa, 1940, N 3.
18) Cīņa, 1939, N 6.
19) За единство, 1939,  N 11
20) Центральный государственный архив Латвийской ССР (далее: ЦГА ЛССР), ф. 3235, оп. 5, д. 785, л. 190. 
21) Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала, с. 18.
22За единство, 1939, N 11.
23) Димитров Г. Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала..., с. 60. 
24) Димитров Г. Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала, с. 65.
25) Там же.
26) ЦГА ЛССР, ф. 3235, оп. 1, д. 860, л. 34-36; см. также: LKP rezolūcijās un lēmumi, 1, 1958, 617-620. Lpp. 
27) Komūnists, 1940, 1. maijā.
28) Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 219. 




Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх