ПОИСК ПО САЙТУ


П.Н.Милюков. Петр Великий и его реформа (к двухсотлетней годовщине, Прага, 1925г)



В сборнике «На чужой стороне», т.10  
Прага, 1925 г.


Вот случай, когда талант поэта уничтожил для меня на многие годы талантливого историка. 

В средней школе исторические труды Милюкова мы не изучали. Но Милюкова-политика даже школьники должны были знать, поскольку Февральская революция в школьной программе присутствовала, а Павел Николаевич был не только лидером кадетов, но и министром иностранных дел Временного правительства. 

А еще советских школьников подробно знакомили с творчеством Владимира Владимировича Маяковского, - его поэма «Хорошо!» тоже входила в школьную программу. Четвертая глава поэмы написана в форме пародии на разговор пушкинской Татьяны с няней в «Евгении Онегине». У Маяковского в роли Татьяны – Екатерина Дмитриевна Кускова, издательница, публицист, бывшая социал-демократка, эволюционировавшая в сторону либерализма, автор работы «Кредо», на которую резко ответил Ленин, и, наконец, жена Сергея Николаевича Прокоповича, министра Временного правительства. В роли «няни» - Милюков. 

Пожалуй, нет смысла цитировать, лучше приложить текст целиком. 

Павла Николаевича Милюкова после поэмы Маяковского всерьез воспринимать было просто невозможно. Тем более, что и прочитать его работы было негде, в Советском Союзе их не издавали.

Но в 1990-е Милюкова у нас в стране стали издавать и переиздавать. И все узнали, что именно ему принадлежит знаменитое mot «Глупость или измена». В «Вагриусе» в серии «Мой 20-й век» выпустили его «Воспоминания». В «Прогрессе» вышел трехтомник «Очерков по истории русской культуры» (светлая память и «Вагриусу», и «Прогрессу»). Сейчас в интернете несложно найти работы Милюкова, касающиеся современной ему политической ситуации (хотя бы https://royallib.com/author/milyukov_pavel.html ), то есть работы Милюкова-политика. 

Однако Милюков-историк был специалистом по XVIII веку, тема его диссертации «Государственное хозяйство в России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого». И он был очень толковым историком, в академической среде к нему относились с большим уважением. И у него был свой взгляд на, так сказать, «реперные точки» отечественной истории. Можно соглашаться, можно не соглашаться, что реформы Петра были не ломкой через колено, а итогом естественного развития России, но прочитать – стоит. Потому что взвешено, доказательно и интересно. 

Татьяна Кравченко



Отрывок из книги

Необходимо указать еще на одну сторону, также объясняющую ту легкость, с которой Петр опрокинул старую русскую традицию, нигде не встретив противодействия. Это именно – социальный строй русского общества. Петр действовал не только в культурной пустоте, он действовал также и в социальной пустоте (…)

(…)О Петре его современники были и очень высокого, и очень низкого мнения. Одни считали его гением и великим государственным человеком, другие – простым ремесленником, совершенно не интересующимся вопросами управления. Но и те, и другие сходились в одном: Петр был богато одаренной, но примитивной натурой, с сильными и недисциплинированными страстями и инстинктами, которые постоянно прорывались сквозь тонкую оболочку внешней культуры, с трудом им усвоенной и не налагавшей на него никаких обязательств. Его положение во главе государства, не знавшего сдержек закона и уважения к человеческому достоинству, - а к его времени потерявшего и те сдержки, которые налагал даже на московских самодержцев старый московский быт, - давало полный простор проявлениям необузданной натуры Петра. Ко всему этому у Петра существовал один корректив: у него было чрезвычайно развито чувство долга к родине и личной ответственности за свою деятельность. Это сознание ответственности и долга приняло в его некультивированном уме своеобразную форму «службы»: он «служит» - и получает скромное жалование за службу. В записной книжке 1705 года он записывает: «получено 366 рублей за работу на Воронежской верфи и 40 рублей за службу в чине капитана». В критический момент Полтавской битвы Петр командует своей отдельной частью, подвергая себя одинаковой опасности со всеми, хотя от его жизни и смерти зависит исход его реформы. В 1713 году он идет в рискованную морскую экспедицию, потому что «стыдно брать жалование и не служить».  Вообще, Петр не мыслит абстрактно, и отвлеченные идеи даются ему с большим трудом. Свое понимание своей собственной государственной роли он укладывает в упомянутые две лапидарные формулы, подсказанные иностранцами: «рощение российской славы» и «введение добрых порядков».  






Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх