ПОИСК ПО САЙТУ

Министерство науки и высшего образования намерено ужесточить требования к контактам ученых с зарубежными коллегами



Министерство науки и высшего образования намерено ужесточить требования к контактам ученых с зарубежными коллегами. Организации, подчиненные Минобрнауки, вынуждены будут вести дополнительную бюрократическую и бумажную волокиту, согласовывая каждый контакт и затрачивая время ученых на составление отчетов.

Документ, утекший в сеть, фактически делает не возможным свободное общение и перемещение информации. Серьезные ограничения коснуться совместного исполнения грантов и проведения конференции, круглых столов и т.п. Что делать сотрудникам, являющимся одновременно работниками наших и иностранных научных организаций, вовсе остается не понятным.

Следует учесть, что на волне уже произошедших в науке изменений, взаимодействие с зарубежными коллегами остается единственным способом адекватного развития отечественной науки. Кроме того, министерство лишний раз показало специфический уровень менеджмента. Ранее им же были приняты критерии оценки качества работы ученых, в которых взаимодействие с иностранными организациями  публикации в зарубежных журналах являются важным и необходимым критерием.



Открытое письмо

министру науки и высшего образования Российской Федерации

М. М. Котюкову


Уважаемый Михаил Михайлович!

В июле 2019 года по организациям, подведомственным Минобрнауки, был разослан подписанный Вами приказ от 11 февраля 2019 года «Об утверждении рекомендаций по взаимодействию с государственными органами иностранных государств, международными и иностранными организациями и приему иностранных граждан в территориальных органах и организациях, подведомственных Министерству науки и высшего образования Российской Федерации».


В утвержденных этим приказом рекомендациях имеется, на мой взгляд, ряд ограничений и несуразностей, препятствующих научным контактам с нашими зарубежными коллегами и чреватых ущербом престижу нашей страны и ее научно-технологическому развитию. А именно:
  1. В разделе III, посвященном приему иностранных граждан в организациях, подведомственных Минобрнауки, без всякой мотивации приводятся требования, ужесточающие правила встреч с иностранными коллегами. Указано, что руководитель организации за пять дней до встречи должен уведомить министерство, указав, в том числе, всех российских участников встречи. При этом работники организации могут участвовать во встречах только по заранее составленному списку, а работники других организаций — по согласованию с руководителями своих организаций. Все встречи с иностранцами проводятся работниками в количестве не менее двух человек. Работникам разрешаются встречи с иностранцами в рабочее и нерабочее время и за пределами организаций, но при условии получения разрешения от руководителя организации. Во всех случаях после встречи руководитель должен направить в министерство отчет о встрече, заверенный круглой печатью. Простые примеры показывают абсурдность и нереализуемость перечисленных мер. Например, если об открытом (городском) семинаре разослано объявление, приглашающее к участию всех желающих, то неужели у гостей теперь нужно требовать при входе разрешение их руководства? И нужно ли запрашивать разрешение руководства, чтобы написать имейл или поговорить с иностранным коллегой по скайпу? Или переписка с иностранцами теперь просто запрещена, если в ней участвует только один работник?
  2. Удивительно указание, что в аналогичном порядке осуществляются контакты с представителями иностранных организаций, имеющими российское гражданство. Должен ли я запрашивать разрешение на встречу с российским гражданином, сотрудником моей лаборатории, если он работает в иностранной организации на территории России по совместительству или по контракту? А если он работает в международной компании, с долей иностранной собственности 10%?
  3. Во времена Интернета, электронной почты и других видов беспроводной связи подобные меры и документы — просто бессмысленный анахронизм. Должен ли я получать разрешение от руководителя на общение с иностранным коллегой по имейлу или по cкайпу? Даже нумерация экземпляров при электронной их доставке бессмысленна, поскольку, хоть всем и рассылается Экз. 1, реальное число экземпляров может быть сколь угодно велико.
  4. Особое недоумение вызывает пункт 17.

Даже если предположить, что ужесточение правил встреч с иностранными коллегами обусловлено государственной целесообразностью, неужели у иностранного ученого, приехавшего сделать доклад о своих научных достижениях по приглашению научной организации (т. е. без международного договора РФ), теперь надо при входе в организацию отбирать часы, сотовый телефон и другие технические устройства (видимо, и шариковую ручку тоже)? А что делать, если мы проводим международную конференцию с участием многих иностранцев? У всех отбирать часы и телефоны? Как это соотносится с целью нацпроекта «Наука»: создать привлекательные условия для работы в РФ российским и зарубежным ведущим ученым?
  1. Странно, что министру неизвестно, что с 2006 года служебная тайна госорганов (информация и документы под служебной отметкой «ДСП») не является охраняемой законом тайной. В вопросах распространения информации госорганы и граждане руководствуются лишь п. 4 ст. 29 Конституции РФ: каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
  2. Вопреки сказанному в приказе, он противоречит положению о министерстве, утвержденному Постановлением Правительства № 682 от 15 июня 2018 года, в котором указано, что министерство не вправе устанавливать ограничения на осуществление прав и свобод граждан.
В связи с вышеизложенным прошу Вас отозвать или скорректировать приказ от 11.02.2019. Подобные нелепые и невыполнимые приказы не улучшат безопасность нашей страны, а приведут только к росту ее изоляции от развитых стран и к дискредитации власти, затруднив решение задачи попадания в число самых передовых в науке, поставленной Президентом РФ.

Надеюсь также, что по итогам моего обращения будут наказаны те, кто готовил непродуманный приказ, а не те, кто добивался его отмены, информируя о нелепицах общественность страны. К творческим и личным контактам ученых с мировым научным сообществом нужно относиться бережно: ведь они укрепляют мировую стабильность и взаимопонимание между странами и в конечном счете — безопасность нашей страны.

Уважаемый Михаил Михайлович!

К сожалению, в последнее время вводятся и другие ограничения для научных работников, приводящие в некоторых случаях к лишению их свободы. В ряде случаев лишение свободы является следствием отмены или отзыва выданного ранее разрешения на экспорт или открытое опубликование материалов, как это произошло с 75-летним ученым В. В. Кудрявцевым и его коллегами из ЦНИИмаша. Но подзаконные акты, как и закон, не могут иметь обратной силы! Даже если развитие науки или политические причины требуют закрытия работ в какой-то научной области, человек, опубликовавший или передавший по законному контракту свои результаты иностранцам до решения о закрытии, ничего не нарушал и, следовательно, не должен быть наказан. Совет Межрегионального общества научных работников (ОНР), другие общественные организации, президент РАН академик А. М. Сергеев уже выступали с заявлениями о необходимости смягчить меру пресечения В. В. Кудрявцеву и его коллегам (см. ССЫЛКУ). Я призываю Вас прислушаться к мнению научных работников и также поднять этот вопрос на заседании Правительства РФ.


А. Л. Фрадков, 
докт. техн
наук, профессорчлен совета ОНР, зав. лабораторией ИПМаш РАН
Санкт-Петербург, август 2019 года




Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх