ПОИСК ПО САЙТУ

100 лет назад, 15 января 1919 г. в Берлине убиты Карл Либкнехт и Роза Люксембург — деятели германского и международного рабочего движения, основатели Коммунистической партии Германии



Кровавый январь в Берлине. Ромен Роллан об убийстве Розы Люксембург и Карла Либкнехта. 

«15 января вечером Карл Либкнехт и Роза Люксембург убиты».

Номер газеты «Die Republik», в котором сообщается об этом (только от 17 января), носит трагический характер. Первая страница заполнена знаменитым письмом Гельдерлина («Hyperion an Bellarmin», 1798), в котором несчастный гениальный поэт жалуется на свое горькое одиночество среди варваров своей родины. На следующей странице читаем: 

«Отвращение и стыд замыкают нам уста перед лицом этого преступления, совершенного некультурными и обманутыми массами. Человечества больше нет, люди превратились в зверей, обезумели; слова слишком бледны, чтобы передать эту чудовищную бессмыслицу». 


За этим следует краткий рассказ члена Центрального совета рабочих и солдат Gross-Berlin: 15 января в 11 ч. 20 м. вечера тело Либкнехта доставлено каким-то лейтенантом в морг как «труп неизвестного», 16 января в продолжение одного часа оно было выставлено для опознания. 

Всем известен официальный отчет агентства Вольф. Либкнехт, арестованный 15 января в 9 ч. 30 м. вечера городской охраной Вильмерсдорфа, был препровожден в главный штаб кавалерии, помещавшийся в гостинице «Эдем», откуда было приказано доставить его в тюрьму Моабит; при выходе из гостиницы он был якобы тяжело ранен в голову собравшейся толпой; увозивший его автомобиль якобы потерпел аварию посреди Тиргартена; направляясь пешком под охраной к Шарлотенбург-шоссе, чтобы пересесть 
на другой автомобиль, Либкнехт якобы сделал попытку к бегству и был убит несколькими выстрелами в спину. Но следует отметить, что показание первых свидетелей, имевших возможность исследовать тело в морге, говорит о трех ранах; одна очень тяжелая, смертельная, в левый висок, другая около правой ключицы, а третья в верхней части руки; все эти раны нанесены из револьвера военного образца на близком расстоянии и спереди. Со своей стороны брат Либкнехта Теодор заявил энергичный протест от 
имени семьи против официального дознания, произведенного причастным к делу военным командованием. 

Наконец рассказ свидетеля, частично присутствовавшего при втором преступлении, совершенном почти непосредственно вслед за убийством Либкнехта, позволяет восстановить истину. Роза Люксембург была арестована полчаса спустя и также препровождена в гостиницу «Эдем». Согласно официальному сообщению, были приняты меры к очищению подступов к гостинице, для чего разъяренную толпу направили по ложному следу; но обмануть ее якобы не удалось; при выходе из гостиницы Роза подверглась якобы нападению и ударам и в бессознательном состоянии была увезена в военном автомобиле, остановленном патрулем при выезде из Берлина. Этой остановкой якобы воспользовались неизвестные, ворвались в автомобиль, схватили тело Розы и исчезли с ним в ночной тьме. 

Но вот свидетельское показание одного солдата, отправленное им в Центральный совет рабочих и солдат Берлина. 15 января вечерам он находился в гостинице «Эдем». Он видел, как Роза вышла. Перед гостиницей не было ни одного штатского. Только 15—20 чел. военных, в большинстве офицеров, окруживших автомобиль. В тот момент, как Роза переступала порог, часовой при входе поднял винтовку и прикладом ударил Розу, отчего она упала навзничь. Часовой нанес второй удар и собирался нанести третий, но бесчувственное тело уже подняли и уложили в отъезжавший автомобиль. В этот момент какой-то солдат вскочил сзади на автомобиль и, нагнувшись над потерявшей сознание Розой, ударил ее несколько раз, как думает свидетель, рукояткой револьвера. Когда автомобиль отъехал метров на сто, раздался выстрел... 

Труп Розы Люксембург, извлечённый из городского канала Берлина. 1919 год.

Труп Карла Либкнехта в Берлинском морге. На теле следы ранения в правое предплечье и в грудь. 1919 год.

Труп Карла Либкнехта в Берлинском морге. На теле следы пуль в спину и колотые раны на шее и голове. 1919 год.



Когда 16 января Шейдеман, очень удачно оказавшийся в Касселе, узнал о смерти своих политических врагов, то выразил очень сдержанное сожаление, единственно ради формы; в страстной речи он обрушивается на своих противников. Герои-победители Шекспира великодушны к своим умершим соперникам. Ауфидий, убив Кориолана, преклоняется перед ним и воздает ему посмертные почести, Но Шейдеман — не герой Шекспира. «Эту борьбу, — говорит он, — называют братоубийственной войной. Нет. Преступники и бандиты не могут быть моими братьями». Допуская личную неподкупность Либкнехта и Розы, в которых он видит только опасных фанатиков, он однако старательно подчеркивает тяготеющее над спартаковцами обычное обвинение в подкупе большевиками. И подобно новому Цицерону, он объявляет, что спас родину. «Разгром спартаковцев есть акт общественной самозащиты, который мы должны были совершить ради нашего народа и перед лицом истории». Что касается буржуазной прессы, то она вне себя от радости. «Deutsche Zeitung» находит, что нет наказания, равного преступлению Либкнехта и Розы Люксембург. По мнению «Deutsche Tageszeitung» Либкнехту еще повезло: счастливая судьба избавила его от законного возмездия; это — суд божий; его смерть описывают как смерть старающегося спастись бегством труса. «Kreuzzeitung» испытывает чувство облегчения. «Tägliche Rundschau» говорит о подкупе большевиков. По словам «Lokal- Anzeiger» Либкнехт сам виноват в постигшей его судьбе: немецкий народ по существу своему мягкосердечен, но Либкнехт сам его спровоцировал. 

С некоторым достоинством держатся только газеты: «Vossische Zeitung», осуждающая обоих вождей спартаковцев, но не оправдывающая предания их суду Линча; «Vorwärts», порицающая обоих убитых, но в то же время клеймящая позором их убийц, и особенно «8-Uhr-Abendblatt». Эта буржуазная газета поместила благородную и трогательную статью — дань уважения памяти Либкнехта-адвоката от его старинного коллеги д-ра прав Иоганна Вертгауер. Он говорит о его неисчерпаемой доброте, о нем как защитнике бедных и несчастных, подтверждает это примером, свидетелем которого был сам, и чтит в лице Либкнехта «бескорыстного, неутомимого борца за истину, человека с чистым сердцем, открытым для самых несчастных». Такое редкое явление представляет собою справедливость в это жестокое и лицемерное время с вечным призывом к справедливости на устах, что необходимо оградить от забвения имя этого великодушного противника, единственного, имевшего мужество на следующий же день после убийства преклониться перед нравственной чистотой Либкнехта... 

В Гамбурге объявлена забастовка протеста; все закрыто, все в трауре. Трауром объят также и Дюссельдорф, где происходят скорбные манифестации. В самом Берлине рабочие крупных фабрик объявили забастовку. 

В субботу 25 января было совершено погребение Либкнехта и его товарищей. Несмотря на суровые меры, принятые правительством, войска которого, подкрепленные артиллерией, заняли все площади и главные улицы, внушительное шествие двинулось к кладбищу Фридрихсфельда. Беднота стеклась из всех кварталов Берлина и образовала почетный караул вокруг тридцати трех гробов: оборванные молодые люди; истощенные и ужасные солдаты, вышедшие из русских тюрем; женщины и девушки в слезах и в трауре; депутации от рабочих, солдат, матросов всего государства; социалистическая молодежь; красные знамена; плакаты с одним только словом «Убийцы! » («Mörder! »). Тридцать три спартаковца и их вождь опущены в общую могилу. Ни одного возгласа. Но буря в глубине сердец...». 

Источник: Роллан Р. Кровавый январь в Берлине: Непереизданная статья 1919 г. / Пер. с фр. Т. Липкиной; Предисл. Б. Ясенского «Ромен Роллан об убийстве Розы Люксембург и Карла Либкнехта» // Литературное наследство. Т. 7-8. М. 1933. С. 39-50.







Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх