ПОИСК ПО САЙТУ
Советская цивилизация

100 лет назад, 5 января 1919 г. в Берлине началось восстание спартаковцев




«В конце ноября 1918 г. в Берлине появилась организация, поставившая своей целью объединение всех антисоветских и контрреволюционных сил. Инициатором ее создания был некий Эдуард Штадтлер, выходец из рядов католической интеллигенции, во время войны попавший в русский плен и ставший затем агентом немецкого посольства в Москве. Прожженный авантюрист, считавший себя «знатоком России», он вскоре по возвращении в Германию стал искать деятелей, готовых финансировать его план создания «антибольшевистского центра». Разыскать их было нетрудно. В течение 3—4 дней он нашел покровителей в лице бывшего вице-канцлера в правительстве Михаэлиса, а затем посла в Москве Гельфериха, директора Немецкого банка Мапкиевитца, который немедленно вручил Штадтлеру 5 тысяч марок, лидера прогрессистов Ф. Наумана, который тоже передал ему 3 тысячи марок, барона фон Глейхена, впоследствии руководителя пресловутого «Клуба господ», руководителя берлинского «буржуазного совета» Маркса и других. 




1 декабря был создан «Генеральный секретариат по изучению большевизма и борьбе с ним». Он организовал выпуск серии «научных» брошюр о большевизме и большого количества «антиспартаковских» листовок. Был проведен ряд собраний, основано «антибольшевистское пресс-бюро», взявшее на себя поставку соответствующей «информации» для газет. Но «Генеральный секретариат» был только маскировкой для более широкой организации — так называемой «Антибольшевистской лиги». Она должна была, по плану ее создателей, стать «имеете с ядром старой армии» центром «фронтальной борьбы» против революции, основой «консервативно-социалистического» или «национал-социалистического» объединения, в котором предполагалось «переплавить» старые буржуазно-юнкерские партии. Таким образом, даже по своей фразеологии «Антибольшевистская лига» являлась предтечей гитлеровских фашистских организаций. 

«Антибольшевистская лига» сразу же создала разветвленную шпионскую службу. Во главе ее был поставлен бывший летчик Зибель, о деятельности которого Штадтлер впоследствии писал: «Он организовывал охрану помещений во время наших собраний, охрану бюро и частных квартир... Он обеспечивал службу связи с политической полицией, с военным министерством, с офицерами связи воинских частей. И, кроме того, он руководил «охранной службой» в смысле активного антикоммунистического контршпионажа... У нас были «платные» информаторы, ежедневно сообщавшие нам о событиях в коммунистическом лагере,., профессиональные шпионы и идеалисты...» 

В начале января Штадтлер был представлен некоему английскому майору Гибсону, который, как он сам заявил, но заданию верховного совета Антанты «изучал в Берлине большевистско-революционную ситуацию». Особое впечатление произвел на Гибсона рассказ Штадтлера о шпионско-диверсионной деятельности Зибеля. 

Так контрреволюционные заговорщики — социал-демократические лидеры, монархические генералы и офицеры, магнаты капитала и буржуазные дипломаты, агенты иностранных разведок и уполномоченные президента США — объединились для спасения капиталистического строя, для разгрома революционного пролетариата Германии. Это был тот «заговор международной Антанты», о котором впоследствии говорил В. И. Ленин. 

В начале января 1919 г. контрреволюционные заговорщики сочли момент благоприятным для нанесения подготовленного ими удара. Их план предусматривал прежде всего смещение с поста берлинского полицей-президента левого независимца Э. Эйхгорна, который был назначен 11 ноября Берлинским Исполкомом. Эйхгорн, пользовавшийся большой популярностью среди рабочих, считал себя ответственным перед Исполкомом, а не перед правительством, и последнее прекрасно понимало, что его смещение будет воспринято берлинским пролетариатом как вызов. Правительство хотело вслед за этим распустить «отряды безопасности», созданные Эйхгорном, а затем приступить к разоружению рабочих и «ненадежных» частей берлинского гарнизона. 

1 января 1919 г. социал-демократическая газета «Vorwärts» открыла статьей «Тайны полиции» клеветническую кампанию против Эйхгорна. Ему были предъявлены смехотворные обвинения в хищении мяса и муки, «незаконной» скупке оружия, получении «московских денег» и т. п. «Каждый день дальнейшего пребывания Эйхгорна на посту полицей-президента, — говорилось в статье, — означает угрозу общественному спокойствию и безопасности». Эйхгорн потребовал предоставления ему возможности на страницах той же газеты опровергнуть клевету, но 4 января прусское правительство издало приказ о смещении Эйхгорна и замене его социал-демократом Эрнстом. Этот акт произвола был воспринят рабочими Берлина как провокация и вызвал большое беспокойство. Для обсуждения сложившегося положения в тот же день состоялось заседание революционных старост берлинских предприятий, на котором присутствовали также К. Либкнехт и В. Пик. Участники заседания, как коммунисты, так и левые независимцы, были единодушны в том, что Эйхгорн ни в коем случае не должен уходить со своего поста и необходимо решительно бороться против приказа о его смещении. Было решено призвать рабочих Берлина на следующий день к демонстрации протеста. Созданные на многих предприятиях вооруженные группы рабочих (так называемые «черные кошки») должны были взять на себя охрану демонстрантов от возможных нападений. 

В воскресенье 5 января газета «Die Rote Fahne» опубликовала подписанное революционными старостами, берлинским правлением НСДПГ и ЦК КПГ обращение к берлинским рабочим с призывом выйти на улицы. «Дело идет не о личности Эйхгорна, — говорилось в нем, — а о том, что вас хотят насильственным образом лишить последних оставшихся завоеваний революции... Удар против берлинского полицей-президента — это удар против всего германского пролетариата, против всей германской революции». 

Действуя в соответствии с решением революционных старост, Эйхгорн утром 5 января отказался передать дела Эрнсту, явившемуся в полицей-президиум вместе с адъютантом военного коменданта А. Фишером. К двум часам дня в Тиргартене собралось много рабочих. Огромная демонстрация, во главе которой шел отряд «Союза красных солдат», под красными флагами двинулась через Бранденбургские ворота на Александерплац и дальше к зданию полицейн-президиума. С балкона перед демонстрантами выступали Либкнехт, Эйхгорн, Ледебур, Деймиг и другие. Рабочие требовали оружия. 

Правительство по ожидало такого мощного и массового движения протеста. Опасаясь, что демонстранты захватят правительственные здания, члены правительства спешно покинули Вильгельмштрассе и собрались на совещание на частной квартире. Как вспоминал впоследствии Носке, «говорили много, но не пришли ни к какому результату, так как нельзя было предугадать, как будет выглядеть Берлин на следующее утро». 

Вышедшие на улицы массы берлинских пролетариев не имели иных целей, кроме поддержки требований об оставлении Эйхгорна на его посту, о вооружении рабочих и разоружении буржуазных банд. Подхваченный демонстрантами лозунг свержения правительства Эберта — Шейдемана не был воспринят ими как прямой призыв к захвату правительственных зданий и насильственному свержению правительства. Но к вечеру того же дня несколько небольших групп демонстрантов, подстрекаемых, как выяснилось позднее, шпионами военной комендатуры и провокаторами, захватили помещения газеты «Vorwärts», ряда буржуазных газет и агентства Вольфа». 

Источник: Драбкин Я. С. Революция 1918-1919 гг. в Германии. М.: Издательство социально-экономической литературы, 1958 С. 199-204.







Советская цивилизация




© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх