ПОИСК ПО САЙТУ

Мысли об августе 2008-го


Автор: Лео Калтели



В каждую годовщину т.н. пятидневной войны у многих, кто так и не узнал ее тайных пружин, возникают противоречивые мысли и чувства. Сложно не согласиться мнением, что в августе 2008-го безопасность в Закавказье лопнула, ка воздушный шарик, который долго надували. Говорят, передутый шарик больнее всего шлепнул по носу того, кто его надувал – грузин. Но мало кто говорит о том, что лоскуты разлетелись в самые разные стороны, и досталось всем. Верно и то, что события 8 -12 августа 2008 г. в Южной Осетии – это логический итог продолжительного наращивания напряженности в регионе на протяжении многих лет.


Например, Иран, который на протяжении многих веков стремился к контролю над Закавказьем и хорошо знает его проблемы и тонкости, теперь очень озабочен тем, что вовлечение посторонних сил в региональные конфликты может привести к катастрофическим последствиям. Тегеран, естественно, прежде всего, подразумевает США, которые за несколько лет превратили бывшую иранскую вотчину - Грузию в полноценный военный плацдарм, укрепляются в Азербайджане и Армении. Тревоги иранцев не лишены оснований: если выпестованную американцами грузинскую армию пришлось «понуждать к миру» России, то к чему могут привести маневры американцев в Азербайджане, в Каспийском бассейне, стремление участвовать в разрешении карабахского конфликта, армяно-турецких разногласий и т.д. 


Потому в свое время иранцы предложили формат обсуждения проблем кавказского региона "3+3", т.е. Россия, Иран, Турция + Азербайджан, Армения, Грузия. По их мнению, диалог в этом формате позволил бы создать сбалансированную систему сдержек и противовесов, учитывающую интересы как крупных региональных центров - Москвы, Тегерана и Анкары, так и не очень - Баку, Еревана, Тбилиси. Активное вмешательство Вашингтона, подстегнувшее и страны Евросоюза к аналогичной активности, не могло не вызвать недовольств у традиционных игроков и не омрачить отношения между республиками Закавказья. 


Расстановка политических сил, общественное сознание в регионе, которые никогда не были устойчивыми, оказались сильно расшатаны. В том числе и в результате западного ответа на иранское предложение: пусть место ведущих государств региона России, Ирана, Турции в упомянутом формате 3+3 займут Литва, Латвия, Эстония. Таким образом, навязывалась несуразная и опасная схема вытеснения естественных игроков из их традиционной среды. Посетившие Тбилиси в этот сложный период руководители стран Прибалтики, к большому сожалению, оказали медвежью услугу, внесли деструктивный вклад в обстановку, нагнали страху на грузинских соседей – Армению, Азербайджан, для которых актуален собственный конфликт вокруг Карабаха. Поэтому сегодня соседи справедливо обвиняют Грузию в провоцировании избыточной дипломатической активности здесь представителей стран Прибалтики, Польши, Украины, совершенно не адекватной серьезности проблем региона и не имеющей ничего общего с национальными и историческими интересами, прежде всего самой Грузии.


Реакция на события в Южной Осетии Турции, Ирана и других стран, как помним, была неоднозначной – наряду с принципиальным неприятием военной операции, многие по сути были солидарны с позицией России относительно ситуации, сложившейся вокруг Южной Осетии. Таким образом, Россия, Турция и Иран, при всей сложности истории взаимоотношений этих государств, высказались против попыток США и ЕС установить в этом регионе силовые механизмы контроля.


Говорят иногда, что то, что случилось с Грузией – трагикомедия. Это, конечно, упрощение. Если бы последствия войны не были так трагичны, то к ситуации, действительно, можно было бы отнестись с юмором. За несколько дней до позорного поражения из Тбилиси доносились бравурные речи о полном контроле над Южной Осетией, героизме грузинской армии и т.д. Потом грузинские политики стали говорить о превосходящих силах противника и культивировать у народа иллюзии о победах на дипломатических фронтах. Грузия опять похожа на любимого и шаловливого ребенка, которому дали по шее, но родители на сей раз вступаться не решились, сомневаясь в его правоте, или опасаясь последствий... 


О том, что американцы гарантировали Саакашвили отсутствие реакции, или вялую реакцию со стороны России на военные действия в Южной Осетии, грузинский президент говорил не раз. Он даже призывал США начать войну против России (!), не понимая, каковы будут последствия для народов региона, для мира. Достаточно сказать, что любое вторжение США в Черноморский бассейн, без согласования со всеми членами НАТО, особенно Турцией и Грецией, нарушило бы хрупкий региональный баланс. Вне всякого сомнения, это повлекло бы и соответствующие действия со стороны России. Не будет и единой позиции и у Европейского Союза, особенно Германии и Франции. Узел затянется очень туго. Многие теперь удивляются, как такие безответственные политики как М.Саакашвили приходят к высшей власти! Не могли об этом не задуматься и в Вашингтоне.


Помнится также, как М.Саакашвили, принимавший глав Украины, Польши, Литвы, Эстонии и Латвии гордился «широкой поддержкой» его страны на международной арене, правда, ценой тысяч жизней. Наверное, и командированные в Тбилиси американцами прибалтийские лидеры не задумывались о жизнях простых людей, а о сути конфликта и точном его географическом месте узнали на консультациях со своими патронами. Откуда такая любовь к этим местам у прибалтийцев, поляков, украинцев, неужели им так важно, чтобы Грузия вернула земли? Может быть, они не могут жить без Кавказа, стоить свою внешнюю политику? Смешно. Просто все они понимают, что этот регион - болевая точка России, в которую можно в очередной раз уколоть. Укрепление же грузинской государственности, восстановление территориальной целостности и другие задачи на этом фоне – ничто.


Еще вспоминается, как долго, терпеливо, но недостаточно адекватно Россия наблюдала за этими процессами, за попытками разных соседей прийти на Кавказ в гости без приглашения. Чисто русская реакция – долго запрягать, быстро ехать. Настал момент, когда «гости» стали явно хамить, проникнув в смежные комнаты, пытаясь захватить все жилье. Именно этим, похоже, и объясняется жесткая реакция России, меры, принятые во время и после вытеснения грузинских войск из Южной Осетии.


Многие раздумывают, хочет ли Россия, чтобы Грузия была суверенной? Почему бы нет, конечно! Но не следует забывать, что суверенитет потому так и называется, что предполагает подлинную независимость от других. А территориальная целостность, пожалуй - другой вопрос. Если суверенитет основан на воле народа и конституции, то территориальная целостность лишь отражает реальное положение дел. Это очень сложные категории, такие вопросы не решаются на митингах, дебатах и даже на переговорах на высшем уровне. Это – результат желания людей жить, или не жить в одном государстве. Могут ли, хотят ли осетины, абхазы и, возможно, другие небольшие народы жить в Грузии после случившегося - решать им самим, а не России, или еще кому. Это должно (хотя, так пока случается редко) соответствовать нормами международного права, которое уже накопило много противоречивых прецедентов самоопределения народов и возникновения новых государств.  


Нет пока ощущения, что грузинский народ осознал масштаб катастрофы, подлинные причины и последствия той войны, утрату своих территорий. Реакция грузинского общества в основном выразилась в множестве патетических стихов, песен о красоте Абхазии и Осетии, воспевающих эти «части Грузии, которые у нее отняли, но которые непременно будут возвращены» и т.п. В них, конечно, ни слова о том, кто, как, за что отнял. И естественно, ни слова об ошибках собственного руководства. Сомнительно, что абхазы и осетины теперь пойдут на переговоры с Грузией при любом исходе грузино-российских переговоров. Для Тбилиси остается один, самый неверный путь - восстановить влияние в этих анклавах только новой войной. Новых переговорных форматов по определению статусов этих регионов не будет еще долго. 


Но возможность возврата грузинских вооруженных сил в зоны конфликтов все более утопична. Вот и получилось, что, выбрав силовой вариант решения конфликта в Южной Осетии, Грузия закрыла себе возможность возобновления диалога, то есть, по сути -возможность разрешения этого тяжелого спора. Ее партнеры теперь вряд ли пойдут на диалог со стороной, которая может в любой момент нанести неожиданный удар. Грузия откинута на много лет назад в военном и экономическом развитии. Сложно утверждать это точно, не зная статистики и фактуры. Во всяком случае, инфраструктуре нанесен ощутимый ущерб, заново строится армия, пока мало гарантий боеспособности, поскольку подорван дух армии. Теперь гораздо меньше надежд соседних государств и самой Грузии на то, что она может стать безопасным транзитным коридором. Все это не может не способствовать активизации волнений в районах, населенных армянами, азербайджанцами, др. меньшинствами, росту социальной напряженности в связи увеличением числа беженцев и т.д. 

Деструктивная роль США во всем этом велика. Американцы, естественно, знали о готовящейся Тбилиси операции против Южной Осетии, но, видимо, не ожидали столь резкой реакции России. Можно обоснованно предполагать, что цели Тбилиси и Вашингтона в той операции расходились: если грузинская сторона рассчитывала на восстановление своей юрисдикции в Южной Осетии, то США – на создание предпосылок для более широкого военного присутствия в регионе. Теперь американцы понимают всю сложность возращения Абхазии и Южной Осетии в состав Грузии, как и ранее решение вопроса Нагорного Карабаха и др., видят отсутствие практической выгоды для себя от серьезных затратных усилий в этих направлениях. Вместе с тем они уже оценили реалистичность планов по привлечению энергоресурсов Средней Азии в каспийско-черноморский коридор.


События 2008 года, связанные с военным конфликтом в Южной Осетии, как ни крути, послужили перегруппировке сил в регионе, не исключающей дальнейшее осложнение ситуации. Катализатором опасного для всего Закавказья и соседних стран процесса, жертвами которого уже стали грузинский и осетинский народы, однозначно стала именно Грузия. Самое нежелательное, что у Грузии остается повод настойчивее проситься в НАТО, а у ее покровителей – ввести войска «для защиты стратегических коммуникаций». Если американская активность в регионе продолжится, будет сжиматься кольцо вокруг Ирана и с севера, наряду с концентрацией американских сил в Персидском заливе. Будет ли нанесен удар по Ирану, сказать сложно. Знающим эту страну такое представляется утопией. Однако утопичными ранее казались и многие другие шаги, все-таки предпринятые американцами в арабском мире и других регионах. Кроме того, у них есть соображения внутренней политики, борьба за власть, поддержки своих производителей вооружения и т.п. Словом, пока все очень непросто.


Таковы нелегкие мысли в очередной август.






Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх