ПОИСК ПО САЙТУ

Мероприятия Советской власти по борьбе с детской беспризорностью (1918 - вторая половина 1920 гг.)

Спасённые из голодающей Чувашии дети в Московском детдоме. 1922 г.


Источник: Упоров И. В. Формирование советским государством организационно-правовых основ предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 9.


Несмотря на сложное послереволюционное время, советская власть достаточно быстро приступила к решению вопроса о судьбе детей, причем в масштабе всей страны и независимо от их социального происхождения. Так, уже 14 января 1918 г. был принят декрет «О комиссиях для несовершеннолетних» [1], подписанный председателем СНК Ульяновым и народным комиссаром юстиции Штейнбергом. В этом декрете указывалось, что суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних упраздняются. 

Дела о несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в общественно опасных деяниях, подлежали ведению комиссии о несовершеннолетних. Эти комиссии находились в исключительном ведении Народного комиссариата общественного призрения (в дальнейшем - социального обеспечения) и состояли из представителей ведомств общественного призрения, народного просвещения и юстиции в количестве не менее трех лиц, причем одним из этих лиц был врач. По рассмотрении дела о несовершеннолетнем комиссия либо освобождала его/ее, либо направляла в одно из «убежищ» указанного Народного комиссариата соответственно характеру деяния. 

Примечательно, что советская власть данным предписанием потребовала пересмотреть «все дела о несовершеннолетних, находящиеся в настоящее время в производстве каких-либо судов, а также закончившиеся осуждением», что свидетельствует, на наш взгляд, о достаточно масштабном подходе к решению проблемы предупреждения преступности среди несовершеннолетних. Ликвидация тюремного заключения для несовершеннолетних являла собой отражение новой концепции Советского государства в части приоритетов в сфере уголовного наказания, а именно замены репрессий воспитательными мерами. 

Обращает на себя внимание такая деталь: инспекторы должны были следить и за тем, чтобы трудный подросток не попал под надзор нескольких лиц одновременно, поскольку такое положение могло привести к тому, что «у семи нянек дитя без глазу». Тогда же был создан Детский обследовательский институт при Государственной психоневрологической академии, где анализировались наиболее сложные ситуации, разрабатывалась методологическая основа работы с трудными подростками, проводились научные и практические семинары, давались консультации профессиональным работникам в педагогической деятельности с несовершеннолетними. За десять лет (1918-1927 гг.) в стенах этого заведения было обследовано 14 732 несовершеннолетних-девианта, издан ряд интересных и полезных изданий [2]. Несколько позже (26 января 1918 г.) Народный комиссариат государственного призрения РСФСР принимает постановление «О переходе в ведение Народного комиссариата государственного призрения всех учреждений призрения несовершеннолетних и малолетних детей и об учреждении Коллегии призрения несовершеннолетних» [3]. 

4 февраля 1919 г. декретом СНК был образован Государственный совет по защите детей под председательством наркома просвещения А.В. Луначарского [4]. В марте того же года была поставлена задача введения бесплатного обязательного и ремесленного образования для всех детей обоего пола до 17 лет, расширения фактических возможностей для работающих родителей осуществлять обязанности по воспитанию детей. В ходе реализации этой программы в 1920-1921 гг. было открыто более 13 тыс. новых школ, при этом численность учащихся почти на 2 млн превысила довоенный уровень. Одновременно начала разворачиваться сеть дошкольных и внешкольных детских учреждений. Тогда же определился подход к централизованному плановому решению проблемы трудоустройства и закрепления подростков на производстве, установлению государственного контроля за условиями их труда [5, с. 111-112]. 

К этому следует добавить, что начало 1920-х гг. стало периодом быстрого расширения и развития сети комиссий по делам несовершеннолетних - по сравнению с 1920 г. в 1925 г. их число выросло в восемь раз [6, с. 897]. Комиссии рассматривали самые разнообразные вопросы в жизни несовершеннолетних. Так, Кубано-Черноморская областная комиссия по улучшению быта детей на своем заседании 26 июля 1921 г. решала следующие вопросы: 1) о выполнении декрета СНК о помещениях, приспособленных для культурно-просветительных и воспитательных учреждений; 2) о коллекторе для малолетних преступников; 3) о снабжении детских учреждений питанием, мебелью, посудой; 4) о ремонте зданий; 5) о транспорте; 6) об увеличении аванса на расходы по детским учреждениям [7]. 

Можно отметить также создание в те годы других государственных и общественных организаций, на которые возлагались функции предупреждения преступности среди несовершеннолетних. 

Тем самым в начале 1920-х гг. наметилась практика комплексного государственного подхода к решению рассматриваемой проблемы. Только за первое пятилетие советской властью было издано более 50 соответствующих правовых актов, что дало основание уже тогда ввести в оборот термин «детское право». 

Активную роль играла общественность. Так, осенью 1918 г. по инициативе В.Г. Короленко в стране возникла общественная организация - Лига спасения детей, возглавляемая Е.Д. Кусковой, Н.М. Кишкиным, Л.А. Тарасевичем, Е. Пешковой и другими представителями русской интеллигенции. Лига была вполне легальной организацией, утвержденной СНК [8, с. 93]. В течение года Лига создала 14 детских колоний, детский санаторий в Москве, несколько детских садов и клубов. Всего за это время организация помогла 3,5 тыс. детей. Детские учреждения Лиги обычно занимали небольшие квартиры из 2-3 комнат и принимали не более 25-30 детей, как правило одного возраста. Основное внимание уделялось индивидуальному воспитанию ребенка. Однако такой подход с «буржуазным» уклоном не мог устроить советскую власть. К началу января 1921 г. все детские учреждения Лиги спасения детей были переданы в распоряжение Московского отдела народного образования [9, с. 34]. 

Параллельно с Лигой существовала другая организация - Совет защиты детей, учрежденный декретом СНК 4 февраля 1919 г., чтобы «сберечь в тяжелых условиях переходного периода подрастающее поколение». Совет не имел своих детских учреждений и не занимался воспитанием беспризорных детей - это была организация в основном с контрольными и координационными функциями. Совет располагал несколькими санитарными поездами, предназначенными для транспортировки подобранных на железнодорожных станциях беспризорников [10]. 

27 января 1921 г. был образован специальный орган, координирующий и направляющий деятельность всех ведомств и организаций по охране детства, - Комиссия при ВЦИК по улучшению жизни детей (Деткомиссия при ВЦИК) под председательством Ф.Э. Дзержинского [11] (до этого функционировали Комиссия при ВЦИК и некоторое время Совет защиты детей). В состав Деткомиссии вошли представители ВЦСПС (центральных органов профсоюзов), Наркомпроса, органов здравоохранения, Рабоче-крестьянской инспекции, ВЧК, причем состав Комиссии персонально утверждался Президиумом ВЦИК. Здесь же заметим, что такого рода решения предварительно обсуждались в соответствующих партийных инстанциях. Комиссией разрабатывалась перспективная стратегия борьбы с беспризорностью, но параллельно с образованием местных комиссий принимались и неотложные меры по детскому призрению. 

Следует отметить такую особенность этих комиссий, как их государственно-общественный характер, вследствие чего все начинания комиссий получали поддержку и помощь со стороны населения, поскольку практически во всех населенных пунктах остро стояла проблема с детской беспризорностью и, как следствие, преступностью среди несовершеннолетних. В литературе справедливо отмечается, что в советское время функционирование системы предупреждения преступности было в значительной мере основано на энтузиазме населения, партийной, комсомольской, производственно-трудовой дисциплине в сочетании с идеологическим единомыслием [12, с. 7]. 

Комиссия имела на местах социальных уполномоченных, а затем и свои отделы губернских Советов депутатов. Она имела право вносить законодательные предложения по улучшению жизни детей, прежде всего по следующим вопросам: оказание помощи продовольствием, жильем, топливом, одеждой и т. д. учреждениям, ведающим охраной жизни и здоровья детей, прежде всего беспризорных; издание в пределах своих полномочий и на основе действующих законов постановлений, касающихся охраны жизни и здоровья детей; внесение в центральные органы власти предложений по созданию новых законов и постановлений, относящихся к сфере деятельности комиссии. Решения комиссии позволили разграничить функции между ведомствами и другими организациями в деле борьбы с детской беспризорностью. 

Однако положение с ликвидацией беспризорщины в некоторых регионах, на которые пришелся самый высокий накал Гражданской войны, к началу 1920-х гг. оставалось крайне тяжелым. Характерным в этом отношении является доклад уполномоченного по улучшению быта детей при Краснодарском облисправдоме Э. Энштейна от 21 ноября 1921 г. Здесь, в частности, указывается: «Положение детей на Кубани со дня прихода советской власти было незавидным... Гражданская война в разгаре. Помещения для детских домов и очагов плохие, оборудование совершенно отсутствовало, обмундирования не было, питание плохое. Дети оставлены на произвол судьбы... Комиссия по улучшению быта людей не справилась с этими трудностями, так как уполномоченным назначили отв. товарища (имелся в виду предшественник Энштейна. - авт.), для которого эта работа второстепенная, а главная забота была партийная или советская. Гражданские и партийные органы меньше всего интересовались положением детей. В августе и сентябре замечались такие явления: дети детских домов для утоления голода собирали отбросы в сорных ящиках, нищенствовали и грызлись за каждый кусок хлеба» [13]. Виновные в этих безобразиях довольно строго наказывались. Разумеется, в советский период при освещении исторических аспектов данных вопросов такого рода факты замалчивались, хотя для современников они не были секретом, поскольку их нельзя было не наблюдать. 

Однако нельзя не признать и того, что по окончании Гражданской войны на той же Кубани принимались меры по улучшению положения дел. Даже в тяжелейших экономических условиях 1920-х гг. государство находило возможность так или иначе решать наиболее острые проблемы беспризорности, выделять для этого немалые финансовые средства. Так, 13 августа 1926 г. было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью» [14]. Этим документом регулировалась, в частности, работа по передаче воспитанников детских домов в семьи трудящихся, причем за определенную плату, то есть развивался институт патроната (следует заметить, что впоследствии этот институт практически прекратил свое существование и только в последние годы он вновь начинает применяться). 

Несмотря на сложности, уже к 1928 г. численность беспризорных детей сократилась до 200 тыс. чел. [15, с. 193-194]. При этом текущий уровень подростковой преступности (таковая всегда имеет место) в рассматриваемый период позволяет в полной мере осознать значение ликвидации беспризорщины как крайне негативного массового социального явления, для чего государство приложило колоссальные усилия и потратило огромные средства. Если бы не были приняты соответствующие меры, то можно было бы, пожалуй, предсказать огромный всплеск преступности в советском обществе к концу 1920-х гг., когда огромная часть беспризорников достигла бы активного криминогенного возраста, но этого не произошло. Советская власть сумела решить эту проблему, имевшую огромное социальное значение. 


Ссылки: 

1. О комиссиях для несовершеннолетних : декрет СНК от 14 янв. 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 16. 
2. Пунина-Грибоедова Е.П. Десять лет дефектологической и педагогической работы. Л., 1928. 
3. СУ РСФСР. 1918. № 7. 
4. СУ РСФСР. 1919. № 3. 
5. Педагогическая энциклопедия. М., 1965. Т. 2. С. 111-112. 
6. Итоги десятилетия советской власти в цифрах. М., 1928. С. 897. 
7. ЦДНИКК (Центр документации новейшей истории Краснодарского края). Ф. 1. Кубано-Черноморский обком РКП(б). Оп. 1. Д. 173. Материалы областной комиссии по улучшению быта детей. Л. 1. 
8. Кривоносов А.Н. Исторический опыт борьбы с беспризорностью // Государство и право. 2003. № 7. С. 93. 
9. Бурлакова Т.Т. Гуманистическая воспитательная система детского дома // Реализация философско-педагогических идей Л.Н. Толстого в педагогической практике Яснополянского детского дома. Тула, 2001. С. 34. 
10. Там же. 
11. Постановление Президиума ВЦИК о создании Комиссии при Всероссийском центральном исполнительном комитете по улучшению жизни детей // Декреты советской власти. М., 1988. Т. 12. С. 354-355. 
12. Герасимов С.И. Концептуальные основы и научно-практические проблемы предупреждения преступности : автореф. дис. д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 7. 
13. ЦДНИКК. Ф. 1. Кубано-Черноморский обком РКП(б). Оп. 1. Д. 173. Материалы областной комиссии по улучшению быта детей. Л. 1-1 об. 
14. СЗ СССР. 1926. № 56. 
15. Педагогическая энциклопедия. М., 1964. Т. 1. С. 193-194. 






Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Для подписки на новости сайта введите свой e-mail:

Доставка через FeedBurner

Наверх