ПОИСК ПО САЙТУ


Взгляд на прошедшее. Воспоминания А.С.Горковенко



Санкт-Петербург, 1876г.

Автор, Алексей Степанович Горковенко – моряк, путешественник, гидрограф, дипломат, педагог (он был воспитателем Николая Константиновича, племянника Николая I и старшего сына Великого Князя Константина Павловича). Время и место действия его воспоминаний – Россия, Европа, Америка в середине XIX века. И что интересно - наблюдения и выводы автора, сделанные больше чем полтора века назад, вполне перекликаются с тем, что мы наблюдаем сейчас в нашем глобальном мире. 

Татьяна Кравченко



Отрывок из книги

(…) В Калифорнию с открытием золота жадно устремились все, ожидавшие наживы. Калифорнийская лихорадка, как ее называли, была во всей своей силе, когда я приехал в Америку. Громадные состояния наживались и рушились, не оставляя следа; по обломкам и развалинам, полный энергии и уверенности в успехе, американец, верный своему девизу go ahead шел вперед, не останавливаясь   ни перед какими препятствиями, и достигал результатов, изумлявших старую Европу. Не оглядываясь на тех, которые падали на пути, он увлекал за собой новые и новые свежие силы и работал, не зная ни отдыха, ни покоя. Приглядевшись к характеру американского народа, только этою силою воли, этою отчаянною борьбой за наживу можно объяснить себе те неимоверные успехи, до которых дошла в сравнительно короткое время своего существования молодая республика. 

(…) Регулярного войска не насчитывалось более 10000, и оно находилось все на западной границе, оберегая ее от нападений индейцев. И кто бы мог подумать, что через десять лет у этого народа явятся стотысячные армии, явятся суда, каких еще не видывал свет, явятся полководцы, и вспыхнет ожесточенная борьба, которая удивит мир. Я видел в городах одну только милицию, на которую нельзя было смотреть без смеха. При мне в Ричмонде и Чарльстоне еще продавали на рынках невольников, но, несмотря на всегдашнюю вражду Южных и Северных Штатов, ничто не предвещало такого близкого и кровавого разрыва.

Южные Штаты, в сравнении с Северными, имеют совсем другой характер. Север заселялся суровыми пуританами из Голландии и Англии, первые колонисты Юга были французские выходцы, бежавшие из отечества после отмены Нантского эдикта. Промышленность Севера была и осталась фабричной; Юг же существует только своими плантациями. Невольники составляли жизнь этих плантаций, и для плантаторов существование невольничества было вопросом жизни или смерти. Между тем, Север нуждался в рабочих, и вот, помимо филантропических целей, которые, по моему мнению, далеко не стояли на первом плане, разгадка той ожесточенной борьбы, к которой рано или поздно должны были придти враждебные интересы. Нужно заметить, что в Северных Штатах, по крайней мере в мое время, негр не считался человеком. Он не допускался ни в одно общественное заведение, ни в один общий вагон, ни в милицию, ни даже в церковь: все это для негров было отдельное. Не знаю, насколько, с уничтожением невольничества, выиграли Северные Штаты, но нет сомнения, что Южные много потеряли.

При этом должно заметить, что американцы, когда дело идет о наживе, находят средство обойти закон. Они забирают в Китае целые грузы несчастных кули, законтрактовывая их на несколько лет, и потом гуртом сдают какому-нибудь плантатору на Антильских островах, откуда уже несчастным нет выхода.




Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх