ПОИСК ПО САЙТУ


Зарождение российской мультипликации: 1920–40-е годы


Источник

Авангардные 20-е


Хотя первые опыты в анимации в России стали предприниматься еще до революции (кукольные мультфильмы Александра Ширяева, короткометражки Владислава Старевича, снятые с использованием чучел насекомых), точкой отсчета отечественной мультипликационной традиции следует считать первый мультфильм, снятый в СССР, — «Советские игрушки» Дзиги Вертова (1924). В основе сюжета короткометражки — опубликованные в газете «Правда» политические шаржи художника Дени, высмеивающие врагов социалистического общества. Другие мультфильмы, появляющиеся в это же время, также ориентированы на взрослых, а не на детей — «Юморески» того же Дзиги Вертова, «Германские дела и делишки» Александра Бушкина, «Китай в огне» — мультфильм, над которым работали практически все главные мультипликаторы последующих десятилетий: Иван Иванов-Вано, Владимир Сутеев, Валентина и Зинаида Брумберг, Ольга Ходатаева.





Первый детский мультфильм — «Каток» Юрия Желябужского (художником-мультипликатором в этой короткометражке был Иван Иванов-Вано) вышел на экраны в 1927 году. История про мальчишку, который, желая наказать толстяка, пристающего к красивой фигуристке, волей случая победил в соревнованиях конькобежцев, стала очень успешной и заложила основы детской мультипликации.

Тот же Юрий Желябужский снял и первый кукольный мультфильм — «Приключения Болвашки» (1927). Потом это направление разовьет Мария Бендерская, выпустившая фильмы «Мойдодыр» и «Приключения китайчат».

Другой важный мультфильм того времени — «Самоедский мальчик», снятый сестрами Зинаидой и Валентиной Брумберг и Ольгой и Николаем Ходатаевыми в 1928 году. По сути, это семиминутная история жизни идеального советского гражданина — смелого мальчика Чу, который сначала разоблачает злого шамана, а потом поступает на рабфак в Ленинграде с тем, чтобы вернуться на родное стойбище менять жизнь к лучшему. Интересен «Самоедский мальчик» и эстетически: в нем использованы образы самобытного изобразительного искусства северных народов.



С точки зрения визуальной эстетики первые советские мультфильмы были наполнены духом авангарда. Николай Ходатаев, Михаил Цехановский, сестры Валентина и Зинаида Брумберг, Иван Иванов-Вано, создавая новое искусство, были сосредоточены на поиске новых форм — как в графике, так и в монтаже. Мультипликация открывала художникам доселе невиданные горизонты. Как писал один из основоположников отечественной анимации Иван Иванов-Вано: «Для мультипликации нет ничего недоступного. Это искусство не ограниченных техникой возможностей, где действительность тесно переплетается с фантазией и вымыслом, где фантазия и вымысел становятся действительностью».

Литературные 20-е


В эти годы мультипликация возводится в ранг нового искусства, она активно заимствует литературные образы и идеи: на экраны выходят мультфильмы, созданные по произведениям классических авторов («Похождения Мюнхгаузена» Даниила Черкеса, Ивана Иванова-Вано и Владимира Сутеева по мотивам Распе), современных детских писателей («Тараканище» Александра Иванова по стихотворению Чуковского, «Сенька-африканец» Даниила Черкеса, Юрия Меркулова и Ивана Иванова-Вано по мотивам сказок того же Чуковского). Среди этих мультфильмов особенно выделяется «Почта» Михаила Цехановского, экранизация одноименной книжки Самуила Маршака. Этот мультфильм вошел в историю как первый звуковой советский анимационный фильм.

С мультипликационным кино начинают сотрудничать не только лучшие писатели и поэты (среди них Евгений Шварц, Самуил Маршак, Корней Чуковский, Сергей МихалковВалентин Катаев, Юрий Олеша) того времени, но и композиторы. Дмитрий Шостакович специально пишет музыку к «Сказке о попе и о работнике его Балде» Михаила Цехановского. К сожалению, фильм не был закончен, и сохранился лишь один его эпизод.



Во многом такой интерес, помимо тех творческих возможностей, что давала мультипликация, был связан и с цензурным давлением на сценаристов, писателей, композиторов, которые для того, чтобы выжить, искали себя в других областях — произведениях для детей, эстраде. Хотя и здесь не все было безоблачно. Как вспоминает художник Лана Азарх, сотрудничавшая с сестрами Брумберг: «Экспериментировать они абсолютно не боялись. Они были широко образованными художницами, знающими искусство всего мира. Другое дело, что их сдерживали, мучили, запрещали. На худсоветах заседали грымзы из Академии педагогических наук, которые говорили, что дети это не поймут. Но несмотря ни на что выходили настоящие шедевры».



Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх