ПОИСК ПО САЙТУ


Воспитание и домашнее обучение в России в XVIII веке



Автор: Н.Д.Чечулин.
«Дела и дни». Исторический журнал. Книга первая. Петербург, 1920 г.


Домашнее образование в дворянских семьях восемнадцатого века отлично изобразил в «Недоросле» Денис Иванович Фонвизин. Нежная мать, госпожа Простакова, ничего не жалеет для сына: 

«Троим учителям денежки платим. Для грамоты ходит к нему дьячок от Покрова, Кутейкин. Арихметике учит его, батюшка, один отставной сержант, Цыфиркин. Оба они приходят сюда из города. Вить от нас и город в трех верстах, батюшка. По-французски и всем наукам обучает его немец Адам Адамыч Вральман. Этому по триста рубликов на год. Сажаем за стол с собою. Белье его наши бабы моют. Куда надобно — лошадь. За столом стакан вина. На ночь сальная свеча, и парик направляет наш же Фомка даром. Правду сказать, и мы им довольны, батюшка братец. Он ребенка не неволит».

Ну, и результаты обучения налицо:

«Правдин (взяв книгу). Вижу. Это грамматика. Что ж вы в ней знаете?
Митрофан. Много. Существительна да прилагательна...
Правдин. Дверь, например, какое имя: существительное или прилагательное?
Митрофан. Дверь, котора дверь?
Правдин. Котора дверь! Вот эта.
Митрофан. Эта? Прилагательна.
Правдин. Почему же?
Митрофан. Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навещена: так та покамест существительна…»

Но вот зачем мадам Простакова, которая сама считает, что учить, например, «еоргафию» (то есть географию) – дело не дворянское, «а извозчики-то на что», - все-таки нанимает учителей для Митрофанушки? Об этом – вернее, и об этом тоже - рассказывает в своей статье Николай Дмитриевич Чечулин.

И еще. Прочитав Чечулина, как-то проникаешься пониманием, почему Пушкин написал об Александре I: «Простим ему неправые гоненья: он взял Париж, он основал лицей». Открытие лицея Пушкин приравнял к самой крупной русской военной победе.
    

Татьяна Кравченко


Текст из книги:

(…) Так как молодые дворяне, обязанные все нести военную службу, должны были являться с некоторыми определенными знаниями, - иначе родителей постигали серьезные кары, до ссылки в Оренбург, а самим молодым людям грозила перспектива службы во всю жизнь солдатами, без права получить офицерский чин, неграмотным же запрещали венчаться, то родители могли держать своих детей при себе, и то не далее как до 16-ти лет, лишь под тем условием, что дети их и дома приобретут требуемые знания. (…) 

(…) Русские люди XVIII века, даже наиболее просвещенные, понимали образование просто как обладание некоторым количеством самых разнообразных сведений. Мысль, что накопление знаний есть само по себе только путь, который необходимо пройти, чтобы достигнуть настоящего образования, была совершенно чужда тогдашнему обществу; с достаточной ясностью едва ли даже немногие понимали, что что учение должно не исключительно обогащать память детей, но должно еще развить их мыслительные способности, их сообразительность, приучить их думать и рассуждать, и что умение самостоятельно и правильно относиться к ряду явлений или вопросов, с областью которых знакомит тот или другой учебный предмет, что известное воспитание, дисциплина ума никак не менее важны, чем приобретение знаний. (…) 

(…) Как общее правило, ученье заканчивалось тогда к 16-ти годам, и с этого возраста молодые люди обращались к той деятельности, какая кому предстояла по его положению. Купцы своим детям никогда не давали учиться даже и до такого возраста, а заставляли их принимать участие в торговле, «сидеть в лавке», уже лет с 12-ти. С 16-ти, много с 17-ти лет, являлись в службу и дворяне – до 1762 года всегда в военную, а после освобождения от обязательной службы – одни в военную, другие – на придворную, третьи, наконец, на гражданскую. Эту последнюю можно было тогда начинать уже с 14-ти, 13-ти, даже с 10-ти лет, и не мало известно примеров, что дети людей совсем бедных, поставленных в необходимость заботиться прежде всего о средствах к существованию, действительно, начинали заниматься какою-нибудь письменной работой в канцеляриях уже с такого детского возраста. Таким образом, в огромнейшем большинстве случаев русские молодые люди заканчивали свое образование в том возрасте, в каком теперь учащиеся переходят в три высшие класса средних учебных заведений (…)   





Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх