ПОИСК ПО САЙТУ


А. Артамонов. От деревни до каторги



Москва-Ленинград, «Земля и Фабрика», 1929г.

Кровавое воскресенье, массовые забастовки рабочих в Питере в 1905 году, теракты боевой организации эсеров, «эксы», тюрьма, Шлиссельбургская крепость, ссылка в Сибирь и работа на поселении – это все слагаемые биографии автора. Написано просто, без рисовки и прикрас, без психологизма и рефлексии. Что сам видел, что сам пережил, о том и написал. Повествование доведено до февраля 1917 года.

Татьяна Кравченко



Отрывок из книги:

Рано утром, выпив наспех стакан чаю, я начал быстро собираться. Мать спрашивает: 
- Ты куда? – Я ей резонно отвечаю: - К царю. – Почему-то мать не старалась меня уговаривать не идти: настолько она была уверена, что ничего плохого не может случиться. Отправился. Предварительно зашел к товарищу. Того тоже родители не задерживали, ибо отец сам шел. Мы пошли к сборному пункту, «11 отделению», и застали там много народа:  оказывается, что прибыли рабочие из Обухова и других дальних заводов. 

На улицах произносили речи ораторы. Некоторые предлагали вооружаться, некоторые даже вилки не велели брать. Тех ораторов, которые предлагали вооружаться, народ не слушал, кричал:   - Долой! Мы не на войну идем! – Так велика была вера в царя. 

Наконец двинулись. Вышли на Шлиссельбургский проспект. Появились распорядители. Они велели малышам и женщинам становиться впереди. Все выстроились по восемь человек в ряд и тихо, без шума и песен двинулись. Толпа растянулась на несколько верст. Говорили, что собралось больше пятидесяти тысяч народа. Мы стали подходить уже к Шлиссельбургской пожарной части, когда увидели выстроившихся впереди казаков на лошадях, а перед ними пехотинцев.

От них отделилась группа людей на лошадях и быстрым карьером мчалась на нас. Впереди несся командир и кричал: - Остановитесь! – Шествие остановилось.  Вышли распорядители и стали о чем-то с начальником говорить. Шум поднялся сильный. Казаки выхватили шашки, а некоторые сошли с лошадей и дали три залпа в воздух…

Как впоследствии оказалось, наши руководители стали ругаться и доказывать, что шествие останавливать нельзя, так как оно разрешенное, и обругали командира, который первым выхватил шашку. 

Делегаты вернулись и сказали, что нас не пускают, но толпа все-таки двинулась дальше.

Казачий начальник повернулся к казакам. Они выстроились по команде и , обнажив шашки, бросились на нас в атаку. Я был в первых рядах. Вижу – неустойка. Прыгнул в канаву и лег. Казаки наехали на толпу, но дальше первых рядов проехать не могли, ибо все легли на землю, лошади же не пошли. Тогда офицеры отдали солдатам приказ стрелять. Те дали залп. Вся толпа повалилась на землю. Солдаты дали три залпа, но никого не ранили, они стреляли в воздух.

Казачий начальник подозвал делегатов и стал им доказывать, что ему строго наказано не пропускать рабочих в город всеми мерами, вплоть до открытия огня. А чтобы этого избежать, он предложил желающим перебраться по льду на другой берег Невы, то есть на Охту, а оттуда, кто как сумеет, дальше.

Толпа, не долго думая, отправилась частью по льду, частью через цементный завод на Обводный канал. Я был в той толпе, что пошла по льду.




Поделитесь публикацией!


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.
Наверх